Ярославцам рассказали об истории отечественного парфюма

Где и когда в России работал фонтан из одеколона, как духи № 5 связаны с Россией и кто вообще был родоначальником российского парфюма - об этом и многом другом можно узнать на открывшейся в Ярославском музее-заповеднике выставке "Мода на аромат".

Ярославцам рассказали об истории отечественного парфюма
© Российская Газета

Флаконы из-под духов в изысканной металлической оправе, в деревянных футлярах, флаконы из фарфора, хрусталя, цветные, прозрачные, с изящными формами, рельефом и стеклянными пробками из XIX века и минималистичные, с крышечками из пластмассы - советского периода, некоторые с сохранившимся внутри содержимым, которому (трудно даже представить) иногда больше ста лет… Каждая из бутылочек когда-то принадлежала моднице и хранила в себе духи, по словам , говорящие о женщине "больше, чем ее почерк". И ты ловишь себя на том, что, разглядывая очередной экспонат, невольно силишься представить и этот "говорящий" аромат.

Увы, даже если на дне флакона осталась жидкость, ее запах не может сегодня оценить подчас и сам собственник коллекции. Как рассказывает , чье собрание составило основу экспозиции, флаконы из позапрошлого века открыть практически невозможно.

"У них пробки прикипают и не отворачиваются. Я уже просто не пытаюсь это делать, потому что либо пробка трескается, либо флакон разбивается. Только в одном случае получилось открыть. Самый первый флакон из моей коллекции - фирмы Самуила Чепелевецкого "Бегония", с розовой этикеткой. Там духи родные, но пробка прикипела, открыть невозможно", - сетует Ирина Алексеевна.

Она много лет собирала изделия из фарфора, написала о фарфоре две книги, но три года назад сын подарил ей альбом "Русская парфюмерия" Вениамина Кожаринова, и, что называется, "понеслось".

"Теперь это моя настольная книга, по ней я собираю флаконы. Очень увлекательное занятие, - рассказывает собирательница. - Если фарфоровую посуду люди берегли, лелеяли, передавали по наследству, то флаконы от духов чаще всего просто выбрасывали. И я тоже их всю жизнь выбрасывала, но теперь отношусь к ним по-другому".

Экспонаты для своей коллекции она находит в основном через интернет, потому что в антикварных магазинах "уже ничего нет, все выбрано": там раньше парфюмерные флаконы не принимали, потому что не было спроса, а теперь их люди почти не сдают, а если и приносят, то в основном уже советского периода. Найти дореволюционный - настоящая удача.

"Вот этот большой флакон - так называемый весовой, он высотой сантиметров двадцать, - Ирина Красильникова указывает на плоскую бутылочку из зеленого стекла с рельефным изображением герба Российской империи и такой же рельефной надписью "А.Ралле и Ко". - Но были и больше - бутыли. То есть покупатели могли приобрести сразу большую емкость с духами и потом разливать их дома в маленькие флакончики".

Француз Альфонс Ралле считается основателем российской парфюмерной промышленности. Его предприятие, в 1843 году стартовавшее с производства стеариновых свечей, к 1855 году выпускало помимо свечей духи, одеколон, мыло, пудру, помаду. Более того, оно стало поставщиком двора его императорского величества, после чего на флаконах и появился герб.

Кстати, в начале XX века на предприятиях компании (сегодня это косметическая фабрика "Свобода") работал уроженец Москвы парфюмер , который после эмиграции во Францию создал знаменитый аромат Chanel № 5. Вот так - эти известные во всем мире духи вполне могли быть российскими, не случись революция…

Заметный след в развитии отечественной парфюмерной индустрии оставили предприниматели , Александр Остроумов, Самуил Чепелевецкий и другие, но самую серьезную конкуренцию товариществу "А. Ралле и Ко" составляла компания другого француза - потомственного парфюмера , в 1864 году открывшего в Москве фабрику по производству дешевого мыла.

Благодаря креативности владельца (например, на упаковках брокаровского мыла "Детское" печатались буквы русского алфавита - на каждом бруске разные, на этикетке "Народной помады" публиковались тексты коротких басен Крылова, а мыло, выпускавшееся в форме огурца, люди часто покупали просто как игрушку) компания тоже очень быстро пошла в рост, увеличив ассортимент, и к 1914 году в ее активе были уже восемь золотых медалей, полученных на всемирных выставках в Париже, Ницце, Барселоне.

Интересный факт: в 1882 году на Всероссийской промышленно-художественной выставке в Москве компания Брокара, любившего удивлять публику, установила фонтан, из которого бил только что изобретенный цветочный одеколон. В этом фонтане все желающие могли намочить свои платки, перчатки или другую вещь. Воспользовавшись таким щедрым предложением, некоторые посетители выставки окунали в этот фонтан даже свои пиджаки. Естественно, такой "маркетинговый ход" произвел тогда фурор. А сам цветочный одеколон завоевал на выставке гран-при.

В коллекции Ирины Красильниковой немало флаконов из-под брокаровского парфюма, в том числе того самого цветочного одеколона. Есть тут и "оболочка" знаменитого одеколона "В память Наполеона", специально разработанного к 100-летию отечественной войны 1812 года. Устроители выставки утверждают, что этот аромат очень любила .

Кстати, считается, что самые популярные в советское время духи "Красная Москва" тоже вышли из брокаровских лабораторий. И не только потому, что с 1922 года национализированное предприятие Генриха Брокара стало называться "Новой зарей", но и потому что к его созданию приложил руку работавший там до революции и не эмигрировавший после еще один француз-парфюмер - Август Мишель. Он автор духов "Любимый букет императрицы", придуманных к 300-летию дома Романовых и получивший множество наград. Ряд экспертов полагают, что именно этот аромат лег в основу "Красной Москвы".

Так что блоковская Незнакомка, которая садилась у окна, "дыша духами и туманами", вполне могла иметь в своем женском арсенале точно такие же флаконы от Ралле, Брокара, Сиу, Остроумова и других отечественных бизнесменов-парфюмеров, какие можно увидеть на открывшейся выставке. А какими были эти ароматы - каждому подскажет фантазия.