Поговори со мною, мама 

Поговори со мною, мама
Фото: Вечерняя Москва
О чем молчат в кругу семьи: не рассказывают детям, не обсуждают друг с другом, полезно ли это или опасно. Об этом в студии сетевого вещания «ВМ» говорили эксперты. Больше всего умолчаний происходит при общении с детьми. Именно в такую сторону — о чем и как можно с ними говорить — свернул разговор на круглом столе, который состоялся в эфире сетевого вещания «Вечерней Москвы».
КРЕСТ НА ОТКРОВЕНИЯХ
В традиционной культуре с детьми многое обсуждать не полагается. А по убеждению Филиппа Ильяшенко, кандидата исторических наук, заместителя декана исторического факультета Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета, наше общество, несмотря ни на что, осталось традиционным. — К области того, что неприлично к обсуждению, относится тайна супружества, — заявляет отец Филипп. — Надо воспитывать не распущенность (это называют занятиями половым воспитанием), а целомудрие. О смерти в семье, конечно, надо говорить. Приучать к мысли, что жизнь конечна, и пусть они с помощью взрослых делают выводы.
ЗЛОДЕЙКА-НАКЛЕЙКА
Еще одна проблема, по которой дети недополучают важную информацию, — их папы и мамы слишком доверяют… незнакомым дядям и тетям. Ксения Молдавская, педагог и литературный критик, говорит, что сейчас издается много полезных книг. Но, по требованиям «Закона о защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию», на эти книги ставят наклейки с обозначением возраста. А заглянуть под обложку родители не удосуживаются. — Родители, видя в магазине книгу с наклейкой «12+», спрашивают: «А имею ли я право купить ее, если ему восемь лет?» — пересказывает увиденную однажды сценку Ксения Молдавская. — Они не задумываются, какое на самом деле развитие у их ребенка. С удовольствием перекидывают свою родительскую ответственность на государство. А потом возникнет вопрос: «А имею ли я право поговорить с ребенком на сложную тему?»
ЗАПРИТЕ ДВЕРЬ В СПАЛЬНЮ
Подростки могут каз аться колючими и замкнутыми, но они все равно ждут от родителей понимания и готовы им открыться. В этом убедился , доктор психологических наук, руководитель Центра социологии образования Института управления образованием Российской академии образования. — Мы делали опрос про отношение подростков к сексуальной жизни, — рассказывает Владимир Самуилович. — В частности, спрашивали, к кому стоит обратиться, если произошло изнасилование. Оказалось, что большинство опрошенных обратилось бы все-таки к родителям. Конечно, заговор молчания вокруг тем секса и смерти плох. Но и чрезмерная откровенность родителей будет во вред всем. — Интимную жизнь надо обсуждать, но — по секрету от детей, — говорит , кандидат медицинских наук, врач-сексолог, профессор Московского института психоанализа. — Если обогащать этим еще и повседневное общение, это так утяжелит для подростка и без того сложные отношения с родителями! Подросшим детям обязательно надо давать советы, как вести себя с противоположным полом. Но в этих советах никак не должно быть намека на сексуальную жизнь родителей. Пусть лучше отец расскажет сыну, что он в свое время на эту тему читал, о чем узнал в студенческие годы — сейчас для подростков не секрет, что и папа, и мама до брака получили какой-то опыт.
САДИСЬ, ПОЧИТАЕМ
У Яны Бражниковой, доцента кафедры социальной философии РГГУ, пятеро детей. И запретных тем для обсуждения в семье нет. При этом Яне Геннадьевне и ее мужу вовсе не приходится выворачивать перед ними наизнанку собственные тайны. Достаточно читать вместе с детьми… самую обычную классику. — Почитайте «» — и вы получите весь спектр «запретной» проблематики, — приводит пример Яна Бражникова. — Русская литература из школьной программы рассчитана на уровень, превышающий уровень развития детей. Так разговаривайте о ней! Ксения Молдавская считает важным не пропустить момент, когда у ребенка начинается глубокая депрессия. «Подростковые депрессии отличаются от взрослых и трудно диагностируются, — говорит Ксения Александровна. — Сейчас они встречаются очень часто». Александр Полеев сожалеет, что из школьной программы исключен предмет «Этика и психология семейной жизни». «По нему был написан отличный учебник, лучше американских», — вспоминает Александр Моисеевич. О том, что нужны «педагогически осмысленные программы поддержки детей и родителей», говорит и Владимир Собкин. Ну а пока их нет, родителям приходится брать на себя роль психологов-любителей. — Говорить в семье можно обо всем, если этот разговор — во благо другого человека, если есть любовь и теплота к этому другому человеку, — подытожил Владимир Собкин. — На теплоте и любви строится авторитет.
Видео дня. 6 правил ЗОЖ, о которых пора забыть
Женский форум
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео