Российские дети по финграмотности — между США и Францией 

Минфин оценил финграмотность российских детей
Фото: РИА Новости
проводит очередную Неделю финансовой грамотности для детей и молодежи. Интерес граждан к ней с каждым годом растет, как и уровень их знаний о сфере финансов. Замминистра финансов в интервью «Известиям» оценил успехи правительства в этом направлении, рассказал о новых учебниках и пользе «народных облигаций» в вопросе повышения финграмотности. Такие ценные бумаги, которые могут стать альтернативой банковским вкладам, планируется выпустить уже во второй половине апреля.
— Проект по финансовой грамотности Минфин реализует уже на протяжении шести лет. Каких результатов удалось добиться?
— Когда мы начинали этот проект в 2011 году, в России не было инфраструктуры обучения финансовой грамотности, особенно в регионах. Не было специалистов, самих образовательных программ, даже масштабных исследований не было, никто толком не понимал, что такое финансовая грамотность, зачем это нужно и как этим заниматься. Были небольшие частные инициативы, часто маркетингового характера. За эти годы мы разработали около 40 масштабных образовательных программ для населения, начиная с дошколят и заканчивая людьми пенсионного возраста. Мы подготовили и протестировали в регионах учебно-методические комплекты со 2-го по 11-й класс школы, открыли в наших пилотных регионах центры финансовой грамотности, запустили общенациональный портал «вашифинансы.рф», создали федеральные и региональные методические центры для подготовки педагогов и тьюторов всех ступеней системы образования и уже обучили тысячи специалистов. А также помогли оснастить их центры защиты прав потребителей в регионах и обучить специалистов, направили в регионы массу информационных материалов по самым насущным и актуальным проблемам потребителей финансовых услуг.
Сейчас эта тема стала популярна как среди государственных органов, различных ведомств, так и среди финансовых организаций, некоммерческих организаций, то есть мы за эти годы задали важный тренд и заложили основы для системного развития финансовой грамотности.
— Отразилось ли всё это на уровне финансовой грамотности россиян?
— Мы только выходим на общероссийский уровень с нашими образовательными программами — протестировали их в нескольких регионах и сейчас стараемся внедрить на общенациональном уровне. Поэтому пока рано говорить о серьезных долгосрочных результатах в целом по России. Но в пилотных регионах — таких, к примеру, как Волгоградская и Калининградская области, где мы начали комплексную работу еще в 2012 году, мы видим хороший прогресс у жителей по всем показателям финансовой грамотности. В регионах, где реализация программы началась позже, мы также видим рост финграмотности и, конечно, рассчитываем на еще больший прирост по итогам следующего года.
В целом по России можно сказать, что в сравнении с другими странами российские школьники (подростки 15 лет) очень хорошо прогрессируют и показывают результаты лучше, чем взрослые. Это объяснимо. Молодое поколение уже с рождения живет в рыночной экономике, ориентируется в цифровых технологиях, и им легче адаптироваться к современному миру — их не надо переучивать, они быстрее осваивают новую информацию. Мы с  и другими партнерами начинаем интегрировать финансовую грамотность в школьное и внешкольное образование, а также стараемся выйти на общение с этой аудиторией в дни проведения детской Недели финансовой грамотности — через различные игры, социальные сети, другие неформальные каналы коммуникации. В международном исследовании по оценке финансовой грамотности российских учащихся в 2012 году наша страна заняла 10-е место среди 18 стран-участниц, расположившись между США и Францией.
— Успехи школьников понятны, а как обстоят дела у взрослых?
— Что касается взрослых: в международном исследовании ОЭСР по оценке финансовой грамотности населения, в котором приняли участие в первую очередь развитые страны — члены ОЭСР и ряд других стран, Россия заняла 25-е место из 30, в одном диапазоне с восточноевропейскими государствами, такими как Венгрия, Белоруссия, Польша. 25-е место — это неплохой результат, так как уровень грамотности по всем странам-участницам невысокий. Так, при возможном максимальном показателе уровня финансовой грамотности в 21 балл все страны получили от 11,6 до 14,9 балла, Россия — 12,2 балла. Поэтому всем странам без исключения нужно работать.
Результаты взрослых россиян проседают из-за низких показателей по «расчету сложного процента», пониманию «необходимости диверсификации инвестиций и рисков», из-за отсутствия «семейного бюджета» и «долгосрочного финансового планирования». Поэтому именно эти вопросы мы стараемся включить сейчас в наши программы.
Помимо систематической образовательной работы с населением мы ежегодно проводим масштабные просветительские мероприятия в рамках Недели финансовой грамотности для детей и молодежи весной и Недели сбережений для взрослых осенью, чтобы привлечь внимание и повысить интерес к этой тематике. Количество участников этих недель увеличивается год от года, что говорит о росте интереса к теме финансовой грамотности. В 2016 году в Неделе финансовой грамотности для детей и молодежи принял участие почти миллион молодых людей. В 2017 году неделя проходит с 9 по 16 апреля, и мы ожидаем, что количество ее участников еще вырастет по сравнению с прошлым годом.
— В проекте по финансовой грамотности учитывается зарубежный опыт?
— Начнем с того, что проект мы реализуем совместно со , лидером в области финансовой грамотности в мире, кстати, это крупнейший проект Всемирного банка по финансовой грамотности из всех стран. Перед его стартом мы изучали лучший международный опыт, но в то же время приняли решение сначала тестировать все разработанные программы в пилотных регионах, чтобы найти подходящие именно для наших условий решения.
Мы и сами уже стали представлять лучшие, признанные на международном уровне практики. Так, например, Минфин России получил главную международную награду в рамках Глобальной недели денег за проведение Недели финансовой грамотности для детей и молодежи в 2016 году, из 140 стран именно мы были награждены в знаменитом Нобелевском зале в Стокгольме за лучшие результаты. Нашим опытом очень активно интересуются соседние страны, и мы планируем обмен опытом в области финансовой грамотности с государствами и СНГ.
Мы также провели масштабное пилотирование школьных образовательных программ и учебных материалов со 2-го по 11-й класс в пяти пилотных регионах — до нас этого никто не делал, и ОЭСР специально отметила это как лучшую практику. Благодаря такому тестированию мы смогли проверить, что работает, а что нет, и начать доработку всех наших учебно-методических комплектов, которые будут в следующем году активно распространяться в регионах.
— Как идет работа над Национальной стратегией по повышению финграмотности россиян, над которой Минфин работает совместно с ? В какие сроки она может быть принята?
— Национальная стратегия в финальной стадии согласования, мы дорабатываем ее совместно с Центральным банком и другими партнерами. Принятия стратегии на уровне правительства ожидаем в 2017 году. Она будет охватывать горизонт в пять–семь лет. Думаю, для стратегического документа меньший срок не нужен. По истечении этого срока либо она будет пролонгирована, либо будет принят новый документ.
— Каковы будут источники финансирования стратегии?
— Преимущество нашего проекта в том, что, когда мы входили с ним в регионы, было обеспечено софинансирование со стороны местных властей. Также пока мы рассчитываем, что Всемирный банк продолжит финансировать проект, но вполне возможно, что по мере реализации стратегии потребуются дополнительные средства.
— Планируется ли масштабная рекламная кампания по теме финансовой грамотности?
— Да, мы планируем информационно-просветительскую кампанию. Это будет не реклама в чистом виде, скорее даже просвещение — в том числе через просветительские ролики, в которых мы хотим напомнить гражданам о базовых правилах обращения с финансами.
— А на чем будет строиться и когда будет запущена рекламная кампания так называемых «народных облигаций» — ОФЗ-Н, которые Минфин планирует выпускать уже во второй половине апреля?
— ОФЗ-Н — это один из инструментов повышения финансовой грамотности населения. Он сможет расширить спектр доступных для населения инвестиционных инструментов, а нам дать интересные показатели по части финграмотности. Но я хочу отметить, что их не совсем корректно называть «народными облигациями».
— Эти бумаги так окрестила пресса…
— Да, СМИ назвали их так, но для нас это не «народные облигации», а облигации для населения. Причем для населения, которое имеет текущие накопления.
Успех проекта по финграмотности, а также выпуска облигаций будет обусловлен во многом поведением самих граждан, которые продемонстрируют готовность инвестировать свои сбережения в облигации. Мы будем смотреть на то, как граждане реагируют на предложенные нами условия, какие вопросы они задают банкам-агентам и насколько интенсивен спрос на эти бумаги. Все эти данные мы будем получать от банков-агентов — обобщать, анализировать, и всё это поможет нам в реализации стратегии по финграмотности.
Возвращаясь к вопросу о рекламной кампании ОФЗ-Н. Она больше будет просветительская, чем стимулирующая граждан к активным покупкам. Мы запустили ее с 10 апреля — это будут лифлеты, ролики на ТВ и на радио, реклама в интернете, в социальных сетях.
— Сколько планируется потратить на рекламную кампанию облигаций для населения?
— На просветительскую рекламу мы практически ничего не потратим — за исключением, пожалуй, стоимости печати лифлетов. А телевидение и радио любезно предоставили нам возможность бесплатно рекламировать ОФЗ-Н. Но мы не будем злоупотреблять этим, назойливой рекламы не планируется — будет несколько показов ролика в день в удобное для населения время.
— Как бы вы прокомментировали результаты опроса населения , которые свидетельствуют, что более 80% населения не готовы приобретать ОФЗ-Н?
— Я не вижу в этих результатах ничего страшного, особенно если учитывать данные, что порядка 56% граждан не имеют банковских счетов помимо привязанных к зарплатным картам. Больше половины населения не имеют банковских счетов и не имеют накоплений в принципе, поэтому опрос не удивил — скорее всего, его результаты отражают реальность.
Дело тут может быть еще и в том, что мы толком не успели объяснить гражданам, что такое ОФЗ-Н и зачем они нужны. Мы еще не подключали электронные средства коммуникаций, а это очень широкий информационный канал.
— Можно было бы увеличить охват населения, например, за счет расширения перечня банков-агентов по выпуску облигаций?
— Возможно. Дорогу осилит идущий. Поэтому мы не исключаем, что по мере реализации выпуска ОФЗ-Н будем подключать новые банки. Сейчас с нами работают только и  — банки с самыми широкими филиальными сетями и с участием государства.
Но отмечу, что подключение каждого банка — очень трудный процесс, там очень много подводных камней, ведь ОФЗ-Н будут выпускаться только в электронном виде. Это потребует компьютерного и программного сопровождения и массы других вещей.
Кроме того, нужно будет смотреть, как в отобранных нами банках будет решаться определенный конфликт интересов — ведь они будут продавать наш инструмент, который во многом конкурирует с банковскими депозитами. При этом задача банков привлечь деньги во вклады никуда не исчезает.
— По правилам выпуска этих облигаций банки будут взимать с граждан комиссию за продажу ОФЗ-Н. Вы не опасаетесь, что в итоге банки будут перекладывать свои расходы на плечи населения?
— Пока мы, увы, не можем обойтись без того, чтобы использовать в проекте средства граждан с точки зрения обеспечения функционирования банков-агентов. Но я отмечу, что комиссии построены таким образом, что банки не зарабатывают на ОФЗ-Н, они лишь покрывают свои издержки на оформление покупки-продажи облигаций. По крайней мере так они нам говорят.
Мы надеемся, что по мере реализации проекта и спроса на ОФЗ-Н издержки банков будут сокращаться — следовательно, будут снижаться и комиссии.
Но не исключен вариант, при котором для поддержки спроса на бумаги мы будем просить правительство предусмотреть расходы бюджета на покрытие издержек банков-агентов. Если до этого дойдет, нам придется решить много смежных вопросов: администрирование расходов бюджета, обоснование их необходимости и так далее.
— Почему Минфин решил уменьшить максимальную номинальную стоимость доступных для приобретения облигаций с 25 млн рублей до 15 млн?
— Фактически никакого уменьшения не произошло. Мы исходили из того, что если один человек приобретет облигации на 15 млн в ВТБ24 и на такую же сумму — в Сбербанке, то в общей сложности это составит 30 млн А это почти то же, что и прежний максимальный порог.
Это позволит нам избежать ситуации, при которой в одни руки уйдет слишком большая сумма облигаций. А мы бы хотели, чтобы этот инструмент, несмотря на узость целевого рынка, могло приобрести как можно больше граждан. Насколько мы угадали с таким решением и спросом, будет понятно только после первой недели обращения ОФЗ-Н.
— Когда конкретно планируется старт продаж?
— В ходе рекламной кампании мы посмотрим, насколько динамично граждане проявляют свой интерес к бумагам. Соответственно во второй половине апреля мы намерены выпустить ОФЗ-Н.
— В апреле прошлого года совет директоров Нового банка развития, созданного странами , одобрил семь проектов с финансированием более чем на $1,5 млрд Как, по вашим ощущениям, продвигается работа над ними?
— Я не могу комментировать эти проекты, потому что в их обсуждение и реализацию вовлечено очень много лиц, которые могут не хотеть огласки. Но скажу, что работа идет непросто. Хотя бы потому, что инвестиционные проекты не только в России, но и во всем мире стали достаточно большой редкостью, их практически нет. Кроме того, для получения финансирования и его возврата каждый проект сначала нужно вывести на рынок, а это очень трудно.
Кроме того, Новый банк развития ориентирован в основном на инфраструктурные проекты, но это не значит, что они не должны быть прибыльными и успешными. Поэтому перед органами регулирования стоит серьезная задача сделать инфраструктуру или ее объекты привлекательными активами, интересными для инвесторов. Институциональные инвесторы накопили порядка $80 трлн. Это в четыре раза больше ВВП крупнейшей экономики мира — США. Эти деньги нужно не просто раздавать, их нужно вовлечь в реализацию инфраструктурных проектов. Тенденция к тому, что институциональные инвесторы готовы вкладываться в инфраструктурные проекты, есть, но пока соответствующего опыта мало. Это большая, непростая задача, она находится в поле зрения G20.
— Есть же инфраструктурные облигации — «зеленые облигации», например. Через них можно привлекать инвесторов?
— Это красивые слова, но эти инструменты пока не работают. Они могут начать работать тогда, когда инфраструктурный проект будет оцениваться инвесторами как класс актива, в который можно вкладывать свои и чужие деньги. А для решения этой проблемы нужно решить массу нюансов. Таких компетенций в мире мало.
Конечно, все пытаются обобщить и адаптировать лучшие мировые практики. И сейчас, когда стало много международных институтов развития (в том числе банков — уже более 20), на уровне министерств финансов стран был поставлен вопрос о том, что можно сделать для того, чтобы многосторонние банки развития могли обмениваться активами.
— Как свопами?
— Своп — это инструмент денежного рынка. А инструмента обмена активами нет, поэтому соответствующая задача поставлена — найти возможность обмениваться активами для управления рисками кредитных портфелей институтов развития. Это позволит иметь более сбалансированную структуру портфелей. Как идея это очень хороший вариант, но в практическом плане она еще в зачаточной стадии.
Видео дня. 6 правил ЗОЖ, о которых пора забыть
Женский форум
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео