(Не) дружелюбная среда: «онажемать» и все остальные 

Фото: Москва24

Женщина с ребенком зачастую стала восприниматься в обществе как неадекватная «онажемать». Насколько дружелюбна окружающая среда к матерям и разрешим ли конфликт интересов их и остального мира, рассуждает журналист и мама троих детей Анна Кудрявская-Панина.

Еще недавно лучшие подруги, разругались в пух и прах: первая попросила кого-то из пассажиров в автобусе уступить ей место, предназначенное для «пассажиров с детьми и инвалидов», потому что ехала с маленьким ребенком. Вторая, присутствовавшая при этом, отчитала первую, не сходя с места и не выходя из автобуса, наградив термином «онажемать», и полностью прекратила общение. Эту историю, мягко сказать, изумившую меня, я прочла в одном из мамских сообществ фейсбука.

Термин «онажемать», как и «онижедети», появился в рунете и нашей жизни не так давно. На днях я пыталась растолковать живущей за рубежом подруге, кого так называют, и не смогла пойти дальше, чем «женщина с ребенком, которая требует к себе особого отношения, потому что она мать и считает, что ее ребенок имеет право делать все, что ему вздумается». Можно долго рассуждать о причинах появления практически целого поколения «яжматерей», выросшего из вчерашних «овуляшек», но я не об этом.

"Онижематери" испортили карму всем женщинам с маленькими детьми. Беременных и молодых мам, готовых использовать свое положение, чтобы получить что-то быстрее, лучше и чаще всех остальных, действительно немало. И часто этих остальных раздражает не сам факт, что нужно где-то и в чем-то уступить беременной или женщине с ребенком, а то, что, прикрываясь животом или чадом, а по сути манипулируя ими, многие женщины пытаются прогнуть всех остальных под себя. И теперь как следствие любое справедливое требование или даже мягкое пожелание всех остальных мам, любое их действие, способно разжечь неистовый холивар и подарить женщине с ребенком звание «яжематери».

Очень хочется набросить на вентилятор и высказаться с позиции «яжематери», но постараюсь быть объективной. Хотя уверена, что кому-то из читателей так не покажется.

Среда мегаполиса действительно далеко не всегда дружелюбна к маленьким детям и их родителям: «В транспорт не забраться без посторонней помощи, в аптеках и магазинах хорошо если из двадцати в двух пандусы есть, а так ступеньки везде. Еще бесят водители: узкий тротуар, так они еще машину могут поставить и вообще проход перегородить, и как хочешь, так и обходи с коляской», «А у нас повсеместно стали сокращать детские площадки в пользу парковок, у меня в старом дворе была огромная площадка, а тут недавно прохожу, а там асфальт и ограждения!», «У нас в торговых центрах и даже в »Детском мире" нет комнаты, где можно покормить ребенка. В аэропорту это маленькое помещение и большая очередь, ребенку же не скажешь «подожди».

Кстати, кормление ребенка грудью в общественном месте — одна из самых холиваристых тем: «Боже, мы спокойно ужинали в ресторане, как вдруг „онажемать“ за соседним столиком вывалила грудь и стала кормить ребенка, почему я должна смотреть на это?! Она бы еще памперс ему прямо на столе поменяла!» Мне трудно понять, почему хейтеры часто сравнивают процесс питания младенца с актом дефекации, думаю, это им смогут обосновать их психологи. Вопрос для меня в другом: если это самое общественное место предполагает свободное нахождение в нем детей, то либо оно предоставляет место для удовлетворения базовых потребностей младенца, либо допускает, что мать удовлетворит его потребности доступным ей способом. И это касается и кормлений, и смены памперса. Даже в самолете есть столик для пеленания. Учитывая мобильность современных мам, было бы хорошим тоном иметь их в тех же ресторанах. На самом деле, мамам с детьми не так много надо и не так дорого могут стоить небольшие удобства, облегчающие им жизнь в мегаполисе.

С отсутствием пандусов я столкнулась недавно в частной клинике, позиционирующей себя как клиника для всей семьи, более того, оставить коляску в дождь было совершенно негде. Единственное, что мне смогли предложить в регистратуре, это припарковать коляску за углом здания под крышей, где нет возможности ее пристегнуть, зато «есть видеокамеры». А еще меня умиляют организации, обустроившие свои здания пандусами для галочки. Чаще всего это две металлические узкие рейки с произвольным расстоянием между ними. Мне было бы очень интересно посмотреть хоть на одну коляску, которая уместилась бы колесами в их прокрустово ложе.

Заказать такси с автолюлькой или просто детским автокреслом по возрасту — сродни русской рулетке: то ли приедет, то ли нет. И если мне с этим пока везло, то моей однокашнице нет: «В Домодедово как то приехал по вызову таксист: „Че? Какое кресло?“ И вот или ждать еще в аэропорту без гарантии, или так ехать. Другой прикол, вызвали с креслом, приехал, говорит: „А можно бустер? Предыдущий клиент залил кресло водой“. И ведет к багажнику — там лежит реально текущее водой кресло на наш вес. Ну и куда деваться? С Вернадского в Медведково ехали в бустере, в компенсацию водитель донес вещи до квартиры». В метро не сложно найти станции, где ни один из входов не оборудован пандусами. И поехать куда-либо с ребенком или детьми для матери зачастую невозможно. Этот факт, как и кормление грудью в общественных местах, хейтеры обычно комментируют словами вроде «И нечего ездить, надо дома сидеть», даже не думая, например, о том, что ребенка могут везти к врачу, потому что такого специалиста просто нет в поликлинике у дома. Не говоря уже о том, что вообще-то свободу перемещения для отдельных категорий граждан еще никто не отменял.

К счастью, хотя бы в новых районах изначально учитывают, что окружающая среда должна быть доступной и для тех, чьи возможности еще или уже ограничены: «Я живу в городе новостроек, и здесь очень многие здания оборудованы пандусами. У нас и съезды с асфальтовых дорожек предусмотрены».

Но недружелюбная среда — это не только бытовые удобства, это еще (и иногда в первую очередь) и люди. Недавно прочла в ленте фейсбука дивную историю: мама с годовалым ребенком в самолете, малыш иногда кричит, дама с соседнего ряда говорит, что ее раздражает его крик и спрашивает, может ли мама сделать, чтоб он не кричал вообще, мама отвечает, что ребенка в этом возрасте еще не так просто уговорить вести себя тихо, дама приближает свое лицо к лицу ребенка и орет в полный голос «ааааааа!», ребенок в истерике, мать хватает обидчицу за волосы.

Кажется, тут уже и не различишь, кто более (не) прав: трамвайная хамка или «онажемать».

Всем считающим, что ребенок, мешающий вам жить своей активностью здесь и сейчас, — дьявольское отродье, предлагаю посетить страну победившего чадолюбия Израиль, где детям можно делать абсолютно все именно потому, что «онижедети». Там никого не удивишь кричащим, капризничающим, хулиганящим ребенком, которого не то что тронуть, замечание сделать нельзя.

Вам кажется, что мамы с детьми пытаются постоянно использовать свое «служебное» положение и пытаются, размахивая ребенком, как знаменем, проскочить побыстрее в очередях, занять свободное место? Поверьте, им кажется совсем иначе: «У нас в районе на одну небеременную приходится пять беременных. Поэтому колясками никого не удивишь. Дорожки у нас такой ширины, что разъехаться двум коляскам, и все. Так что в очереди никто никогда не пропускает, да и я не прошусь. А вот с обратным отношением один раз встретилась. Когда народ считает, раз я гуляю с коляской, то могу и в очереди постоять и пропустить „занятых“. Мне же все равно делать нечего, вот такое отношение бесит».

Конфликт интересов возникает постоянно: дети кричат, да, им это свойственно, они бегают, шумят, капризничают. Посторонние постоянно дают мамам советы и рекомендации, как им растить, кормить, воспитывать их детей. Кажется, противоречия неразрешимы, хотя, конечно, это не так.

Наверное, я наивная идеалистка, но мое решение просто и очевидно. Можно назвать его уважением, я же называю эмпатией. Которую при желании можно в себе воспитать. Если орать на трехлетнего ребенка «заткнись», как только он повысит голос, если требовать немедленно прекратить стучать ногой по переднему креслу в самолете, добиться послушания, конечно, можно, и даже быстро, но воспитать таким образом можно только страх. Да, немедленного эффекта можно и не достичь, если сказать малышу, что кричать не нужно, потому что рядом кто-то отдыхает и это может ему помешать, или попросить представить, понравится ли ему самому, если кто-то будет шуметь, когда он спит, или стучать ногами по спинке его кресла, — попытаться сделать так, чтоб ребенок поставил себя на место другого, но точно только так можно воспитать эмпатию в человеке.

Иногда мне кажется, что холиварящие «детоненавистники» и хейтеры «онажематерей», сами часто имеющие детей, росли как раз в окружении необъясняемых запретов: «нельзя, потому что нельзя», поэтому они не в силах представить потребности других, поставить себя на чье-то место и именно поэтому для них в кучу смешиваются необходимость и наглость, справедливые требования и прихоти.

Дети и их мамы не люди второго сорта, не исчадия ада, посягающие на ваш покой и представления о прекрасном. И чтобы вам понять их, а им вас, всего-то и нужно, что попробовать сопереживать друг другу, хотя это, конечно, гораздо труднее, чем настрочить злобный комментарий в интернете.

Читайте также
Видео
Больше видео