Звёзды
Психология
Еда
Любовь
Здоровье
Тесты
Красота
Гороскопы
Мода

Детки в спортивной клетке

Не так давно екатеринбургская фигуристка заявила о завершении спортивной карьеры. Главной причиной ухода «на пенсию» 19-летней чемпионки Игр-2014 в Сочи стали проблемы со здоровьем — в частности, анорексия, от которой она лечилась в Израиле в течение нескольких месяцев в начале 2017 года. Так стоит ли профессиональный спорт тех жертв, на которые идут совсем юные спортсмены ради, возможно, мгновения успеха?

Детки в спортивной клетке
Фото: Областная газетаОбластная газета

Тему об этом в недавнем номере поднял заместитель руководителя исполкома свердловского отделения по агитационной работе и известный журналист . По его мнению, мать фигуристки, Даниэла Липницкая, «уничтожила жизнь своей дочери»:

Видео дня

«Мать с четырёх лет заставляла дочь заниматься тяжёлым физическим трудом. Каждый день, по много часов, с младого возраста в жизни этой девочки были пот, боль и усталость. Это был её выбор? Психика надломлена, здоровье подорвано, образования нет, карьера закончилась в 19 лет. Будем надеяться, что призовые деньги заботливо припрятаны в банке, а не потрачены, как часто бывает в подобных случаях», — пишет Евгений Енин.

Здоровье

Всем давно известно: профессиональный спорт — это разговор не о здоровье. Очень остро эта проблема стоит в таких видах спорта, как фигурное катание и художественная гимнастика, где профессионалы созревают ещё в школьном возрасте…

Заработанные в детстве многочисленные травмы Липницкой наложились на переходный возраст спорт-сменки. Затем к этому добавились психологические проблемы, связанные с питанием. Каким стремительным у Юлии получился взлёт, таким же быстрым оказалось и падение: невнятное выступление на постолимпийских чемпионатах России, смена тренера и места жительства, очередные травмы и как итог — подорванное анорексией здоровье.

Увы, в фигурном катании эта болезнь распространена. Осенью 2014 года всю страну потрясла история 16-летней талантливой фигуристки , которая также была вынуждена не просто лечиться от анорексии, а фактически спасать свою жизнь в клинике в Израиле. На пике болезни её вес снижался до 25 кг. Кто-то в этом обвинял родителей, кто-то — тренера спортсменки.

— На эту тему можно вести дискуссию очень долго, — сказала в интервью «ОГ» Юлия Антипова. — Тогда я ещё была ребёнком. Я слушала, что говорили родители и тренер. Я не могла сказать «нет». Почему? Или боялась, или давили. Возможно, проблема была в этом.

По словам главврача нижнетагильского врачебно-физкультурного диспансера Ирины Паньковой, в вопросах обсуждения проблем лишнего веса надо быть предельно корректным — даже случайно услышанный разговор двух взрослых об этом может выбить психологически неустойчивого ребёнка из колеи. Вместе с тем анорексия — далеко не единственная проблема, с которой сталкиваются будущие чемпионы.

— Состояние здоровья нынешних детей, занимающихся спортом, хуже, чем было лет 20 назад, хотя, возможно, на эту статистику повлияло то, что диагностика у нас стала лучше, — констатирует врач.

— Сейчас полностью здоровыми можно считать максимум 10 процентов юных спортсменов, которые обследуются у нас. Очень часто встречаются патологии соединительной ткани — нарушение опорно-двигательного аппарата (в первую очередь плоскостопие). Огромные проблемы со зрением.

Но в любом случае мы даём заключение. Время от времени к нам приходят родители детей и просят пересмотреть это заключение. Мы отказываем — они ищут обходные пути, как получить нужную справку, — добавила Ирина Панькова.

Адекватность

Здесь мы подходим к другой дилемме: имеют ли родители право решать за ребёнка, становиться тому профессиональным спортсменом или нет, как это, по мнению Енина, произошло в случае с Липницкой. Юридически никаких ограничений нет (естественно, если у ребёнка нет проблем со здоровьем). А вот как с морально-этической точки зрения?

По мнению олимпийской чемпионки и чемпионки мира по художественной гимнастике, а ныне главы департамента молодёжной политики Свердловской области Ольги Глацких, решение об этом должны принимать родители совместно с тренером.

— Если тренер видит потенциал, он должен сказать родителям об этом и настоять на усиленных тренировках, но последнее слово всё равно за мамой и папой, — считает Ольга Глацких. — Но у нас есть ненормальные родители, которые, несмотря на запреты врачей и рекомендации тренеров, заставляют детей заниматься спортом. Это уже вопрос к адекватности родителей. Что касается ребёнка, по моему мнению, самостоятельно принимать решение о занятиях спортом он не должен. Понятно, что любому ребёнку нужно беситься, бездельничать, играть с друзьями и уж явно не трудиться.

Уполномоченный по правам ребёнка в Свердловской области считает, что законодательно этот вопрос решить нельзя.

— К счастью или к сожалению, эту сферу человеческих и внутрисемейных отношений мы никогда не сможем отрегулировать только с помощью законодательства, — говорит детский омбудсмен. — Именно поэтому так важна фигура тренера: не только его верность любимому виду спорта и желание привлечь в него наибольшее количество детей, но и его авторитет, понимание психологии ребёнка и взрослого, знание возрастной психологии, детской физиологии и многих других вещей. Однако ключевым должно быть умение видеть и грамотно развивать перспективных детей, не позволяя родителям других наносить ущерб детскому здоровью в угоду своей мечте видеть их чемпионами. Сами знаете, что порой юные спортсмены, работая на результат, изнуряют себя, как если бы работали на производстве, например, точили детали на заводе.

При этом профессиональные занятия спортом не считаются жестоким обращением с детьми, а за изнурительные тренировки наставников не привлекают к ответственности, как это сделали бы с теми, кто поставил бы ребёнка к заводскому станку.

— Я попытался представить, как это отрегулировать в нормативно-правовом плане, — отмечает Игорь Мороков. — Какие позиции туда надо заложить? Запретить заниматься спортом мы не можем. Тем более что некоторые виды спорта предполагают раннее начало занятий. Так где границы, грамотно разделяющие любительский и профессиональный спорт в глазах родителей?

Возможно, имеет смысл рассматривать эту ситуацию через лицензирование тренеров. Лицензия будет гарантией того, что он не навредит ребёнку и сможет остановить родителя: посоветует выбрать другой вид спорта или чётко обозначит предел возможностей малыша, — предлагает Игорь Мороков.

Деньги

Ещё один краеугольный камень детского спорта — заработки и возможные призовые, ради которых, в том числе, родители и отправляют детей в спорт.

— Мне сложно сказать, насколько это может испортить ребёнка, — говорит Ольга Глацких. — В те времена, когда я занималась художественной гимнастикой, нам зарплат не платили. Если законодательно утверждать решение не платить детям, то нужно понять, как мы отделим их от взрослых: мы меряем спортсмена по возрасту или по заслугам? По возрасту это делать в принципе невозможно, поскольку в разных видах спорта спортсмены добиваются успеха в разных возрастах.

Если мы говорим о заслугах, давайте тогда не пускать школьников на чемпионаты Европы, мира и Олимпиады. Не давать премии за медали, завоёванные на Играх? Извините, но стать призёром Олимпиады — это не так просто. Кто-то вообще всю жизнь идёт к этой медали. Как тут вообще можно решать, что одних мы награждаем, а других нет? — считает Ольга Глацких.

Вопрос заработных выплат и призовых — достаточно щекотливый, его не принято обсуждать (естественно, если это не суммы призовых за медали Олимпиады, которые утверждаются на уровне первых лиц государства). На страницах газет связанные с этим скандалы появляются только в крайне редких случаях.

Все призовые известной гимнастки, призёра Олимпиады-2012 уходили на счёт её матери, которая в силу возраста дочери ими и распоряжалась. Пока спортсменка защищала честь страны на международных стартах, она была на полном гособеспечении. По окончании карьеры ситуация изменилась — потребовались средства к существованию, но получить несколько миллионов заработанных рублей сразу не удалось. Дело дошло до суда.

— У меня ничего не осталось, — говорит Гришина. — Теперь я с маленьким ребёнком буквально на улице. Всё имущество, всё, что было куплено, записано не на меня… Я столько лет тренировалась, угробила здоровье, а на честно заработанные деньги не могу даже расслабиться в декрете.

Перечисленные выше проблемы можно было бы решить, лишив профессиональный спорт государственного финансирования и отправив высвободившиеся деньги на стимулирование любительского спорта и фитнеса. Именно так ещё год назад говорил Президент России .

— Убеждён, что финансирование физкультуры и массового спорта надо увеличивать за счёт снижения затрат регионов и компаний с госучастием на профессиональный спорт, — сказал Путин на одном из совещаний. — О том, что профессионалы могут и должны зарабатывать сами, мы уже не раз говорили.

Правда, есть опасность, что тогда в отсутствие профессиональных управленцев половина видов спорта вообще уйдёт в небытие из-за своей коммерческой несостоятельности. Для профессионального спорта, которым так привыкли гордиться в России, это будет удар гораздо страшнее, чем все допинговые скандалы вместе взятые.

Опубликовано в №215 от 18.11.2017