Ещё

Почему в некоторых странах пол ребенка так важен 

Фото: ИноСМИ

Мрачный выцветший коридор. В гинекологическом отделении построенного еще в советские времена и никогда не знавшего ремонта здания больницы в очереди стоят беременные женщины. На лицах большинства из них можно увидеть страх и волнение. Они шепчутся друг с другом.

Тема их обсуждений: пол их еще нерожденного ребенка. Сегодня они узнают, будет ли у них мальчик или девочка. Некоторые женщины крестятся перед входом в кабинет врача.

«Мой муж с нетерпением ждет меня у входа в больницу. Если врач определит, что это будет девочка, то я могу не возвращаться», — говорит одна из них.

Это случилось летом 2015 года в городе Ехегнадзор, расположенном в беднейшей области Армении. 35-летняя Аревик Минасян тогда была на 12-той неделе беременности, и у нее уже было две дочери. Сразу после свадьбы, тогда ей было 19 лет, ее муж и его семья сообщили ей, что мечтают о сыне.

У нее будет девочка

Руки худой темноволосой женщины по-прежнему дрожат, когда она вспоминает о том, как она от нервозности во время ожидания медленно вытягивала нитки из своей блузки. Когда она об этом рассказывает, она так сильно сжимается, что кажется, что на ее диване в Ехегнадзоре сидит маленькая черная точка.

Минасян родом из Армении, небольшой страны на Кавказе. Здесь, где количество жителей едва достигает трех миллионов, часто принимают решение избавиться от ребенка, когда узнают, что он будет женского пола. Беременность нежеланными девочками прерывают абортом в больнице или на дому. По последним данным World Economic Forum, гендерное соотношение при рождении в Армении одно из самых неестественных в мире. Из 144 стран Армения занимает второе место после Китая.

Аревик Минасян вошла в кабинет с таким видом, как будто там решится, попадет ли она в рай или ад. Через полчаса она покинула помещение через ветхую дверь, ни на кого не взглянув. У нее должна была быть девочка. Очередь беременных женщин с жалостью посмотрела на несчастную. Сегодня Минасян думает, что, возможно, они втайне молились, чтобы с ними не случилось подобного несчастья.

«Я не могу себе этого простить»

«Любовь к сыновьям характерна для традиционно патриархальных обществ, в которых роль мужчины завышается», — считает Ануш Погосян из общественной организации «Женский ресурсный центр» в Ереване. Она занимается координацией проекта, посвященного сексуальному и репродуктивному здоровью женщин. «Для армянского общества сын — наследник в семье, он получает фамилию отца и наследует его имущество. Девочка воспринимается как чужая, как что-то несущественное, потому что она все равно покинет родительский дом после свадьбы. Плату за обучение девочки родители воспринимают как бремя». В социальных сетях женщины дают друг другу советы, некоторые из них очень рискованные, как можно забеременеть сыном.

Тогда, продолжает Аревик Минасян рассказывать свою историю, она приняла решение избавиться от ребенка, потому что не хотела проблем со своим мужем. Она так осторожно говорит о своей нерожденной дочери, как будто слова еще могут ее ранить. И спустя два с половиной года она нехотя вспоминает июнь 2015 года, когда она была вынуждена избавиться от нежеланной в обществе девочки.

От новости о третьей девочке ее муж пришел тогда в ярость. «Когда я смотрю на обеих своих дочерей, я не могу себе простить этого: почему у них было право на жизнь, а у моей последней дочери — нет?»

После аборта у Аревик Минасян начались проблемы со здоровьем. Она больше не может забеременеть. Муж бросил ее и, как многие армяне, нанялся гастарбайтером в России. Минасян верит, что он бы остался, если бы у них родился сын. Ее бывший супруг снова женился в России, его новая жена ждет мальчика. Минасян говорит, что не может простить своего мужа и свекровь за то, что они тогда убедили ее прервать беременность.

Иметь девочку бесполезно с финансовой точки зрения

«Сегодня мне стыдно за то, что я не боролась за своего нерожденного ребенка. Тогда я была так зависима от своего мужа. У меня не было работы, не было денег», — говорит она. Сегодня она хочет рассказать о своем «грехе», чтобы ее услышали другие женщины и не делали аборт.

Неравенство полов типично для обществ с низким доходом и бедным населением, говорит эксперт Ануш Погосян. За ту же работу мужчины получают оплату выше, женщины финансово зависят от своих мужей. Хотя в Армении тоже действует закон о равенстве полов, женщины по-прежнему подвергаются сильной дискриминации.

По данным статистического ведомства за 2017 год, в среднем женщины зарабатывают на треть меньше, чем мужчины. При необходимости они не могут поддержать своих родителей. «С финансовой точки зрения иметь девочку бесполезно», — объясняет Погосян.

«У хорошего мужчины должен быть хороший сын»

«Дочка — это хорошо, но мальчик — важнее!», — говорит и 40-летний Гарегин К. из Еревана, работающий таксистом. Когда родился его первый ребенок, дочка, его друзья его поздравили. «Я чуть с ними не поссорился. Они действительно поздравляли меня с рождением девочки? У хорошего мужчины должен быть хороший сын!» — возмущенно восклицает Гарегин К. «Я сказал своей жене, умри, но роди мне сына!» Ему кажется забавным добавить: «От страха она мне действительно родила мальчика». Он гордо показывает фотографию своего единственного сына.

По данным ООН, естественное соотношение между рождающимися мальчиками и девочками 102-106 к 100. Ануш Погосян объясняет, что по природе мальчиков рождается больше, чем девочек. Это явление распространено по всему миру, ученые объясняют это тем, что эмбрионы мужского пола изначально более уязвимые, поэтому природа предусмотрительно создает их в большем количестве.

По данным статистического ведомства, в период с 2000 по 2005 год распределение полов в Армении наиболее заметно вышло из равновесия: на 100 девочек родилось 120 мальчиков. В последний раз разница составила 100 к 112. Если так пойдет и дальше, то, по оценкам ООН, к 2060 году среди новорожденных будет недоставать 92 тысяч девочек.

Во многих странах уже наблюдается дефицит женщин

«Достаточно всего лишь зайти в любой школьный класс, чтобы сразу заметить, как мало там девочек», — говорит эксперт Ануш Погосян. Она считает, что в будущем такой дисбаланс приведет к проблемам в обществе. «В Китае и Индии, где количество селективных абортов также высоко, возрастает число случаев торговли женщинами и изнасилований». С 1990-х годов Организация Объединенных Наций по всему миру наблюдает несбалансированное распределение полов новорожденных. Особенно ярко это проявляется в Непале, Индии, Китае, Бангладеш, Восточной Европе (особенно в Албании) и на Кавказе, где царит нехватка женщин. Это связано с техническим прогрессом. С 90-х годов определить пол ребенка с определенной долей вероятности можно уже с 12-ой недели беременности с помощью УЗИ. С тех пор стали заметны первые отклонения от естественного соотношения полов.

Жена Гарегина К. — одна из пятерых дочерей в своей семье. Ее самую младшую сестру зовут Бавакан, что означает «хватит, достаточно». Гарегин К. объясняет: «Хватит девочек, должен, наконец-то, родиться сын». Долгое время в армянском обществе было принято называть так третьих или четвертых девочек. «Когда я сообщил своей матери, что хотел бы жениться на нашей соседке Анне, она выразила мне свои опасения. Она боялась, что, возможно, Анна, как и ее мать, будет рожать только девочек и разрушит этим нашу семью», — рассказывает Гарегин К.

Как и в Германии, в Армении аборты после 12-ой недели беременности запрещены законом. Поэтому многие женщины пытаются прервать беременность собственными средствами. «Эти способы в основном используются женщинами в деревнях. Поскольку там нет больниц, и им бы пришлось ехать на аборт в город, они пытаются сделать это сами на свой страх и риск. Многие из них после этого становятся бесплодными или даже умирают», — говорит Погосян.

Врачи проводят аборты после истечения допустимого срока

В группах на Facebook молодые женщины обмениваются такими методами аборта. Сюда относятся различные самодельные напитки с перцем и аспирином, поднятие тяжестей или прием «Сайтотека» («Мизопростол»). Этот препарат на самом деле назначают при язвенной болезни, однако он также приводит к спазмам матки и поэтому пользуется популярностью среди отчаявшихся женщин. Хотя в Армении, в отличие от большинства лекарственных средств, он отпускается по рецепту, многие аптеки свободно продают этот препарат по цене менее четырех евро за пачку. Легальный же аборт может обойтись в сумму до 150 евро.

Кроме того, образовалось совершенно новое направление бизнеса. «Есть врачи, которые без постановки на учет делают аборты по выходным дням или по вечерам за 100-200 тысяч армянских драмов (что равняется примерно 200-400 евро). Телефонные номера таких врачей хорошо известны беременным женщинам», — говорит Ануш Погосян.

«Я не живу, потому что оказалась девочкой»

Она считает, что для сокращения количества абортов, обусловленных полом ребенка, необходимо укрепить роль женщины в обществе. Все сильнее слышны протесты против селективных абортов. Например, отцы размещают в социальных сетях свои фотографии с дочерьми: «У меня дочь, и я счастлив». На одной из главных улиц Еревана, Северном проспекте, в знак протеста стоят туфельки неродившихся девочек Армении.

«Лилит: я не живу, потому что оказалась девочкой», — написано на одной из записок рядом с туфелькой. «Татевик: я не родилась, потому что первенцем должен был быть сын». Или: «Ани: Меня нет в этом мире, потому что я не смогла бы передать по наследству фамилию своего отца».

Читайте также
Новости партнеров
Больше видео