Проверено на себе
Звёзды
Психология
Еда
Счет
Любовь
Здоровье
Тесты
Красота

Подвергшихся сексуальному насилию подростков органы опеки могут не пустить на ток-шоу

Законопроект, который даст право органам опеки запрещать несовершеннолетним лицам, признанным потерпевшими по уголовным делам о насилии, участвовать в телевизионных передачах, сторонники 21 ноября обсудили с представителями федеральных телеканалов.

Подвергшихся сексуальному насилию подростков органы опеки могут не пустить на ток-шоу
Фото: Парламентская газетаПарламентская газета

Оградить от общественного обсуждения

Видео дня

Случаи, когда тему о сексуальном насилии с участием детей транслируют по телевизору в развлекательных ток-шоу, не редки. Прогремевшая на всю страну история показала, что российские дети никак не защищены ни от своих родителей, которые часто из корыстных побуждений приводят своих чад на шоу, ни от представителей СМИ, таким образом поднимающих рейтинги телеканалов. Этой девушке были посвящены четыре телевизионных эфира, после которых в Интернете на неё и её семью обрушилась волна ненависти. Однако травля происходила не только в Сети, в адрес семьи поступали угрозы, на мать девушки напали на улице и избили, а на автомобиле отца прокололи шины.

Законопроект, разработанный депутатом отчасти в ответ на ситуацию, обязывает телевизионщиков получать разрешения у органов опеки и попечительства на демонстрацию в эфире несовершеннолетних жертв насилия. По мнению парламентария, это поставит конец историям, когда в регионы приезжают съёмочные группы в поисках интересных сюжетов и ищут неблагополучные семьи. «Предлагают родителям гонорар от 100 тысяч рублей, чтобы те дали разрешение на участие в телешоу. Когда говоришь с ними о том, что это неправильно, они просят взамен 200 тысяч рублей», — пояснил Горелкин.

«Подробности, которые вытаскивают и обсуждают журналисты, возмутительны, и делается это с согласия родителей, — считает член Комитета по экологии и охране окружающей среды Сергей Боярский. — Естественно, все нормальные люди возмущены таким явлением, потому что это может негативно отразиться на судьбе подростка, которому жить всю жизнь с такой сомнительной славой».

Как объяснил депутат «», наделение органов опеки правом давать разрешение или отказывать в нём родителям на участие их несовершеннолетних детей в телешоу было бы правильным решением.

«Порой родители таких детей преследуют корыстные цели. В то время как нужно быть дальновиднее и думать о психике ребёнка. О том, чтобы подросток так или иначе смог пережить эту проблему без внимания общественности», — сказал Сергей Боярский.

Заместитель генерального директора телеканала «Санкт-Петербург» поддержал инициативу. По его словам, сегодня в российском законодательстве нет никаких санкций, которые можно применить к СМИ. «Редакция телеканала может распространять информацию о ребёнке, подвергнутом сексуальному насилию, и не нести никакой ответственности за это», — добавил эксперт.

Спрашивать нужно с родителей

Заместитель председателя Комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей уверена, что решение передать подобные полномочия в руки органов опеки и попечительства не приведут к желаемым результатам.

«Служба опеки плохо оптимизирована, их зарплата очень мала, нет транспорта, а потому добраться от одной семьи до другой сложно. Поэтому перелагать на них эту ответственность глупо», — считает депутат.

По её словам, именно родители не соблюдают свои обязанности по защите своих детей: «Они привлекают внимание к своим несовершеннолетним детям, травмируют их психику. Если я веду своего ребёнка на телевидение, то закон должен спрашивать с меня. Может, мы будем с родителей спрашивать по закону?!»

С ней согласилась представитель юрист Зоя Матвиевская, которая считает, что инициатива затронет не только сферу СМИ, но и сферу Гражданского и Семейного кодексов. «Если родители действуют вопреки интересам ребёнка, то здесь уже должен вставать вопрос о лишении родительских прав», — сказала она.

По её словам, все запреты уже в российском законодательстве установлены. «СМИ уже во многом ограничены. Для нас оставлен только один способ распространения информации. Потому что часто информация о событии в отношении ребёнка начинается с того, когда начинается защита его прав», — заключила Матвиевская.