«Ребенок — не ваш!» Как калининградка отсудила сына у гражданина Германии 

«Ребенок — не ваш!» Как калининградка отсудила сына у гражданина Германии
Фото: АиФ
В конце ноября в городском суде Санкт-Петербурга защитникам молодой матери из Калининграда удалось отменить решение первой инстанции о том, что она должна отдать своего двухлетнего сына отцу в Германию. У гражданина ФРГ есть полгода на обжалование. В деталях семейной драмы разбирался журналист «АиФ-Калининград».
«Ты мне не пара»
Молодая мама (Прим. ред. : имя изменено) вынуждена была сбежать из немецкого Касселя с малышом, не выдержав издевательств гражданского мужа. Он называл ее «русской грязью», не давал есть, общаться с родными. Но все это началось не сразу.
Девушка уехала в Германию шесть лет назад после окончания университета по специальности «Переводчик немецкого языка». Поступила там в магистратуру. Училась, работала. Встретила парня.
«Начиналось все красиво, — рассказывает мама Инны, Ирина Ивановна. — Он ее встречал вечерами с работы, подвозил домой. Цветы, кино, кафе. Сам — из простой многодетной семьи. Работал газосварщиком, учился на менеджера, Инна ему помогала, делала переводы с английского. Они приезжали в отпуск в Калининград. Ему нравилось море, Куршская коса. Но в последний год мужчину как подменили: стал грубить, раздражённо говорить о том, что всё, что у нас показывают по телевизору, — вранье. Правду говорят немецкие СМИ. Я сказала дочери, что не нравится мне это все. Но они вместе вернулись в Германию. Инна стала задумываться о том, чтобы уйти от него, и тут узнала, что беременна. Когда сообщила об этом своему парню, тот заявил, что все затраты на ребенка она должна взять на себя, — он к этому ещё не готов. Но Инна хотела ребенка — ей уже было 29. Надеялась, что с рождением малыша и муж изменится. А он день нормально с ней общался, а на другой начинал обзывать. Мол, ты мне не пара. Ты ниже меня. Услышав русскую речь, впадал в бешенство. Дочь уходила к друзьям. Он просил прощения, возвращал ее, а потом все начиналось заново. Дошло до того, что не разрешал ей есть дома. Выбивал тарелку из рук. Отключал телефон, Интернет. Закрывал вечером на ключ и уходил гулять с друзьями. Дочка находилась уже на седьмом месяце беременности, была угроза выкидыша. Я когда об этом узнала, сказала: быстро снимай какую угодно квартиру и уходи оттуда. Она была уже в таком положении, что через границу мы бы её не довезли. Пришлось родить там. С этого момента они с бывшим мужем жили отдельно».
Через некоторое время он заявил Инне, что готовит документы на изъятие ребёнка. В этом случае он получал бы пособие от государства на его воспитание и алименты от Инны. До того она пыталась подать на него в суд и лишить права опеки, но немецкий суд ей отказал. Она решилась уехать с сыном в Калининград без его согласия. Бывший муж подал заявление о похищении ребенка.
В 2011 году РФ подписала Гаагскую конвенцию против международного похищения детей, по которому ребенка нужно возвращать в страну преимущественного проживания. В России назначены суды, рассматривающие дела с участием иностранцев. Один из них — Санкт-Петербургский суд Дзержинского района. Он и решил сначала передать ребенка отцу-немцу.
РОО «Русская община Калининградской области», узнав об этой ситуации, связалась с Инной и предложила помощь, наняли еще одного адвоката, подключили питерские и федеральные СМИ. И следующее решение суда было прямо противоположным.
Весомым аргументом стали показания свидетелей из Германии: бывших коллег и знакомых Инны. Она приглашала их к себе домой, на всякий случай, в то время, когда приходил отец ребенка. Боялась находиться с ним наедине. Они сидели потихоньку в соседней комнате и слушали. Одна из свидетельниц подробно рассказала, как мужчина швырял грудного ребенка на кровать и не подпускал к нему мать, когда сын плакал и просил есть…
Популярное направление
По данным бывшего детского омбудсмена Калининградской области Татьяны Батуриной, в последние годы в СЗФО было больше двух десятков случаев, когда россиянки судились с отцами-иностранцами за детей. И случай Инны Смирновой — первый, когда суд первой инстанции решил вернуть ребенка отцу.
Суды на территории Германии, как правило, принимают сторону отцов. К примеру, в 2013 году была история, когда немецкий отец забрал школьника прямо с уроков в Багратионовском районе и пытался увезти в ФРГ. Оказалось, у него было решение немецкого суда, определившего место жительства мальчика у отца. В том же году немецкий суд отклонил апелляцию другой калининградки и оставил ее 3-летнюю дочь с отцом-немцем.
В нашей области время от времени официальные органы разыскивают детей по запросам из Германии. В апреле была информация о двух таких детях: одного нашли в Калининграде, другого — в Багратионовском районе.
«Сложность дела — в том, что уже было решение районного суда о возвращении ребенка в Германию. А большая часть первоначальных решений в наших судах остается в силе, — говорит адвокат Инны Смирновой . — В нашем случае первый суд не учел ни свидетельские показания, ни то, что у Инны нет вида на жительство в Германии, но грозит уголовное преследование. На очевидные вещи смотрели сквозь пальцы. А вторая инстанция всем этим заинтересовалась. В подобных делах обязанность доказать, что ребенка нельзя возвращать, лежит на матери. При том, что она находится в России, а доказательства часто — за рубежом. И органы другого государства порой препятствуют сбору доказательств, игнорируют просьбы. В нашем деле, например, немецкое консульство не выдало Инне справку, что у нее нет вида на жительство в ФРГ».
По словам правозащитника, нужно проанализировать практику применения Гаагской конвенции 1980 года. И, если выяснится, что за все эти годы детей из-за рубежа вернули намного меньше, чем отдали за границу, то какой смысл для РФ ее поддерживать?
«Часто жизненные ситуации Конвенцией трактуются очень узко. В нашем случае ребёнок все время жил с мамой, но Конвенция даже этого не учитывает. По ней ребенка должны возвращать в государство преимущественного проживания. На мой взгляд, подход устаревший. Ребенок возвращается как спорный субъект, как вещь», — считает Тарасов.
«Государственный» ребенок
«Распространенная ошибка россиянок, уезжающих замуж за рубеж, — то, что они переносят туда наши стереотипы поведения, — считает председатель РООО «Родительское всероссийское сопротивление» Елена Клинцевич. — В Германии Инна, уже зная, что за человек отец ребенка, тем не менее, совершила большую ошибку, записав его отцом в свидетельство о рождении. Хотела, чтобы все было по-человечески. А там нужно действовать не «по-человечески», а «по закону». Выезжающим туда можно почитать, например, закон о родительской опеке. В праве РФ дети и родители неразрывны, и в первую очередь родители определяют, что в интересах ребёнка. В ФРГ это определяет государство. Значительные «детские» пособия от него — своего рода зарплата за опеку над собственными детьми. А правила определяет тот, кто платит. Там все дети, по сути, государственные. При их рождении родители подписывают документы о праве опеки. Ребенок, рожденный в ФРГ, считается ее гражданином. И государство будет защищать интересы ребенка так, как оно их видит, в том числе и от родителей, и даже в первую очередь от родителей».
Видео дня. Три способа похудеть до Нового года
Женский форум
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео