Звёзды
Психология
Еда
Любовь
Здоровье
Тесты
Красота
Гороскопы
Мода

Что делать, если ваш ребенок лучше всех

Выдающиеся способности, которые демонстрирует ребенок, могут вскружить голову родителям и заставить их ходить с задранным кверху носом. Мало того, что такой способ передвижения неудобен, он еще может и навредить маленькому гению, и тот перестанет побеждать в конкурсах «Кто быстрее разберет будильник». Инна Прибора о том, как быть, если все вокруг твердят, что «вот у вашего-то ребенка — точно талант!».

1. Выявить талант

Есть некоторая проблема с тем, что мало кто знает, как выглядит одарённый ребёнок в раннем возрасте. Когда человек уже стал Моцартом или Эйнштейном, мы легко можем сделать выводы: «Неудивительно, что он открыл теорию относительности! Ведь он уже в три года играл на рояле!»

Сумятицу вносят и популярные заблуждения, поддерживаемые массовой культурой. Все знают, что если ребенок похож на гика, у него заикание, очки с толстыми линзами и проблемы со сверстниками, скорее всего, это будущий гений.

Многие родители вскакивают со стула и кричат, что у них ребёнок-индиго, лишь увидев, как креативно парень наматывает на вилку макароны

Выявить способности на глазок трудно. Поэтому традиционно этот вопрос отдаётся преподавателям, педагогам в кружках, тренерам и организаторам олимпиад: они имеют доступ к средней температуре по больнице, поэтому к их мнению можно прислушиваться.

В Америке суперспособности выявляются при помощи тестов, которым подвергаются школьники начиная с младшей школы. У нас тестов на интеллект в школах обычно не проводят, и когда учитель сообщает, что ребёнок одарённый, он имеет в виду, что школяр с легкостью решает задачи, запоминает стихи, схватывает сложные темы на лету, блещет зрелыми рассуждениями.

То есть проявляет академический талант. Кстати, даже с академическими талантами ученик может не блистать на экзаменах. Например, из-за тревожности или привычке перепроверять ответ задачи шесть раз. Такого ребёнка не отметит тест, но вполне отметят внимательные мама с папой.

Другой вид признанной одарённости — творческий — проявляется в стихах, поэмах и живописи, но, опять же, с академическим налётом: если ребёнок одарённо раскрасил школьную стену граффити, родителям, конечно, намекнут на его способности, но далеко не в хвалебном ключе. То есть школа заметит одарённость, если она связана с успеваемостью и учебными дисциплинами, а ещё — если попадётся внимательный педагог.

Современные психологи считают, что типов одарённости гораздо больше. Например, известный американский психолог предлагает шесть типов интеллекта, а значит, и столько же возможностей быть одарённым.

Среди них лингвистический, логико-математический, пространственный, музыкальный, телесно-кинестетический и личностный интеллекты. Этот взгляд расширяет наши представления о талантах и позволяет надеяться, что хоть в какой-то сфере у ребёнка есть уникальный дар: «Ну и что, что Никита не решил задачу. Вы бы видели, как он на перемене построил всю школу в шеренгу и отчитал завуча за промахи в организации детского досуга».

Нам стоит проявить особую чуткость к ребятам с неакадемическими способностями, потому как в учебных заведениях фантастические таланты по выстукиванию дробей или рисованию карикатур принято гасить.

2. Не клеить ярлыки

Каждый год количество детей со сверхординарными способностями растёт, уверяет английский психолог и автор книг об одарённых детях . Есть, конечно, подозрение, что это связано с пристальным вниманием родителей. Раньше, заметив, как ребенок насвистывает пятую симфонию и складывает в уме трехзначные числа, никто не бежал в специальную комиссию по одаренности. Похвалятся перед соседями и всё.

Сегодня талантливые дети находятся под пристальным вниманием и родителей, и специалистов, а это может оказаться нелёгким грузом. Не понятно, сохранятся ли способности и дальше.

«Вундеркиндный тип развития не всегда залог гениальности. Большая часть таких детей впоследствии себя никак не реализует» — говорит профессор МГППУ, руководитель Московского городского центра по работе с одарёнными детьми Виктория Юркевич.

Кроме того, всегда есть вероятность, что тебя догонят не столь развитые пока сверстники, начнут показывать язык и обзываться «особо одарённым». А каково разочаровать родителей, которые всем уши прожужжали о гениальности ребёнка и гордо носили его рисунки лягушки в трёх проекциях на выставку в музей?

После того даже карандаш в руки брать не хочется. А вдруг упадёшь с высоты, вдруг окажешься не тем, вдруг не оправдаешь ожидания самых дорогих людей?

Джоан Фриман установила, что у тех детей, чьи родители подчёркивали их одарённость, были эмоциональные проблемы гораздо чаще, чем у настолько же талантливых ребят, но с родителями, которые никак не показывали своей радости. Что же получается: просто закрыть глаза на его гениальность? Оказывается, нет.

3. Создать особые условия

Специалисты сходятся на том, что одарённые дети отличаются высокой познавательной способностью. То есть им интересно размышлять о теории чисел, сочинять симфонию про ослика и зарываться в глаголы китайского языка.

Значит, обычные уроки в третьем «Г» классе не могут утолить жажду знаний юного дарования. «Переводите Ваню сразу в пятый!» — агитирует классная руководительница, показывая рукой в сторону аудитории, где все ребята превышают Ваню в объёме в три раза. Это пугает.

Обыденное мнение тут однозначно: «Не надо нам никаких опережений! Лишь бы здоровенький!»

Страшит то, что ребёнок не сможет найти с товарищами общий язык (он любит покемонов, а они — вожатую), что это сильно повредит его социальному статусу, а значит, и самооценке, что это создаст пробелы в знаниях и превратит его в маленького изгоя, который прячется за футляром от скрипки.

Однако за ускорение и перевод в другой класс выступают специалисты, участвующие в долговременном эксперименте SMPY (Study of Mathematically Precocious Youth). Эксперимент этот заключается в том, что вот уже почти 50 лет учёные фиксируют успехи пяти тысяч человек, которые в школе получили максимальные оценки за математический тест.

Исследователи SMPY считают, что талантливому малышу надо плюнуть на авторитет среди одноклассников и сосредоточиться на учебной работе, а уж выгоды от перепрыгивания через класс обязательно проявятся. Если в другой класс или в специализированную школу переходить не получается, они рекомендуют более скромные меры, такие как, например, доступ к сложным материалам.

Учёные изыскания говорят о том, что талантливые ученики, у которых было больше образовательных возможностей, продолжили карьеру на более высоком уровне, чем столь же умные ребята, но без трёх репетиторов, пяти факультативов и дополнительных онлайн-курсов.

4. Осторожно с нагрузкой

После того как вы записали дочь в сильнейшую гимназию и десять новых кружков по профилю, будет нелишним узнать, что принудительная деятельность может поломать всю увлечённость ребёнка.

«Если способности развиваются только в любимой деятельности, то сами по себе длительные занятия, проводимые без желания ребёнка, любые дополнительные занятия с точки зрения развития способностей либо бесполезны, либо просто вредны, так как деятельность по принуждению увеличивает отрицательное отношение к ней», — делает выводы детский психолог Виктория Юркевич в книге «Одарённый ребёнок. Иллюзии и реальность».

Мы написали это не для того, чтобы все наконец-то бросили проклятую музыкалку, а для того, чтобы убедить родителей хотя бы изредка спрашивать у своего подрастающего гения: «А тебе-то нравится занятия? А что тебе нравится? А куда бы ты пошёл? Что? Уже три года ненавидишь кружок исследователей ракообразных?! Чего ж ты молчал?».

Потому что ребенку в этом вопросе порой можно доверять даже больше, чем статьям на «Меле».