Ещё

Французские дети не плюются едой? 

Фото: Eva.ru
Французских детей и французское воспитание часто ставят в пример, а после выхода книги Памелы Друкерман метод вообще можно было патентовать — идеальные дети по французской методике. Выглядит все это очень хорошо, но слишком подозрительно. Что скрывается за прекрасным фасадом?
Французских детей и французское воспитание часто ставят в пример. Мальчики и девочки в аккуратной одежде, всегда воспитаны, не капризничают, чуть ли не сами ходят в школу (школа во Франции с трех лет) и хорошо едят. Однако французы признаются: домашнее насилие — серьезная общественная проблема. Они стараются разговаривать об этом, снимают кино, пишут книги, но проблема тем не менее остается. За закрытыми дверьми красивых домой, в благополучных семьях финансовых директоров и управляющих детей ставят на горох, бьют линейкой и запирают в подвале. «Когда мы с братом „плохо себя вели“, по мнению родителей, отец закрывал нас в подвале дома и выключал свет. Мы могли там сидеть и час, и два. Таким образом, мы должны были научиться вести себя правильно», — рассказывает 35-летний Ян. — А еще нам нельзя было вставать из-за стола, пока мы не закончим есть. Я ел очень быстро, а брат мог сидеть часами, и его не пускали играть, пока он не доест. Это привело к тому, что у него теперь расстройство пищевого поведения». «В детстве, когда мы плакали, мама включала пылесос, чтобы не слышать», — признается Каролин, ей 27, она говорит, что со своими детьми так не будет поступать никогда.
Французы славятся тем, что виртуозно справляются с воспитанием детей, делают это легко, одной рукой укладывая малыша, а в другой держа бокал с бургундским. В общем-то, это правда так, иногда складывает ощущение, что воспитание дается им проще. Например, они могут уложить детей в кровати и ужинать с друзьями в столовой, не обращая внимания на плач, доносящийся из детской. Потому что ребенок должен засыпать сам, без помощи родителя, и плач — это просто капризы. «Нашему малышу полтора месяца, — рассказывает Елена. Елена замужем за французом и живет в Лионе. — Первый месяц гостила моя мама. Естественно, ребёнок был постоянно на ручках. И плакать возможности не было. Мама весь месяц рассказывала о том, как важно, чтобы малыш чувствовал любовь и заботу, с чем я, в принципе, согласна. Второй месяц мы поехали к родственникам мужа. И вот они были, мягко говоря, в шоке от того, что я по первому плачу беру его на руки, чтобы успокоить. Для меня это совсем не в тягость, я им не жаловалась ни на усталость, ни на капризы. Они мне всей оравой стали объяснять, что так нельзя, что долго я так не протяну, и вообще ребёнку надо дать проплакаться. Муж с родными согласен, считает, что я слишком много времени тискаю малыша, что жизнь не должна меняться коренным образом с появлением ребенка». «Да, мне тоже свекровь говорила, что я балую ребенка, что подскакиваю к нему по каждому плачу, что баюкаю, чтобы засыпал. Говорила, чтобы сам засыпал, надо просто оставлять в кроватке. А если заплачет? Шикнуть на него, чтобы не шумел, — рассказывает Юля. — Мне кажется, такой взгляд многие француженки разделяют. То, что в европейской культуре на первом месте карьера и удобство родителей, это понятно».
Дело в том, что известный метод Эстивиля давно уже признан вредным для психики малышей, да и сам автор публично раскаялся и извинился за эту методику. Да, со временем ребенок действительно учится засыпать без плача, но уровень гормона стресса у него при этом не снижается, просто он перестает «говорить» об этом. Нарушается связь между матерью и ребенком, и у малыша нет никаких шансов обрести чувство доверия к миру, очень важное для нормального развития. «Мне моя французская свекровь советовала дать сыну проплакаться, ведь „так развиваются легкие“, — рассказывает Алла. — То есть курить при ребенке — это нормально, а легкие надо развивать криком. Я свою позицию отстояла, но это было нелегко!» «В какой-то момент я просто стала всем говорить, что меня так воспитывала мама, и вообще так принято у меня на родине, — говорит Елена. — Сегодня моя дочь растёт чувствительной и способной сопереживать. И ещё важный момент: она меня слушает и доверяет мне. Муж, видя результаты нашего воспитания, полностью меня поддерживает, хотя раньше тоже не понимал». Хэппи-энд в россйско-французских семьях не всегда случается. «Мы с мужем разводимся, — рассказывает Татьяна. — Это нелепо, но он не смог принять тот факт, что я люблю ребенка больше, чем его. А свекровь мне сказала, что я вообще зря привыкаю к сыну, потому что он вырастет и уйдет. „Мы разругались в хлам с бойфрендом на тему воспитания ребенка. Он считает, что ребенок должен быть удобным и никого не беспокоить. Как он в детстве. А я считаю, что ребенок должен расти в любви и принятии. И что бить ребенка по рукам это ненормально“.
Проблемы с базовым чувством доверия к миру создает и ранняя разлука с матерью. Разумеется, она бывает вынужденной, но во Франции в порядке вещей отдать трехмесячного малыша в ясли и вернуться на работу, даже если доход семьи позволяет этого не делать. Работа и развитие всегда важнее детей, и в в каком-то ключе — это правильная позиция, но ребенку от этого не становится легче и веселее. Соответственно, отношение общества к грудному вскармливанию совершенно иное — если у вас возникли проблемы с лактацией, вам не будут помогать ее наладить или давать советы, первое, что вам скажут: „Давай смесь!“ Покормила всего два месяца? Этого достаточно. Опять же — здоровый эгоизм, не поспоришь. „Из-за разногласий с директором детского сада пришлось отказаться от их услуг, теперь дома сидим с сыном, — рассказывает Ольга. — Директор настаивала на том, что я должна прекратить кормить ребенка грудью. Что из-за этого малыш очень привязан ко мне и больше капризничает в саду. Я не знаю, есть ли тут какая-то связь, но других вариантов у меня нет, приходится сидеть дома!“ „На меня тоже, как на инопланетянина, смотрели, когда я дочку до 2,5 грудью кормила, — подтверждает Оксана. — Семейный врач с двух месяцев уже советовала переводить на смесь“. У французов есть даже анекдот на эту тему. На приеме у врача женщина говорит: — Я продолжаю кормить грудью годовалого сына. — А что по этому поводу думает ваш муж? — спрашивает врач, выписывая ей напрfвление к психологу. То есть у французов, если женщина кормит грудью до года, это автоматически означает, что ее семейная жизнь разрушена, и ей нужен психолог, чтобы справится с отклонениями. „Не ждите понимания от французов, у них другая культура, — считает Светлана, которая живет в Париже более двадцати лет. — Дать проораться, закрывать детей в комнате, не давать им говорить, пока разговаривают взрослые, кормить булками на завтрак. Они на все это имеют право, и не надо ждать, что они вас поймут“.
Впрочем, у поколения тридцатилетних дела обстоят получше. Они все-таки читают статьи о вреде метода Эстивиля, о важности контакта с матерью и при возможности даже стараются отложить выход на работу, игнорируя советы мам и свекровей. Может быть, их дети и едой плеваться начнут, кто знает. „Мне кажется, что основное отличие в воспитании детей в России и Франции — это то, что в России — ребенок часто становится главой семьи, он определяет жизнь взрослых, во Франции главные все же родители, и это правильная расстановка сил, — отвечает на мой вопрос про различия Франсуаза, которая пять лет прожила в России и вернулась в родной Париж. — Я все-таки воспитываю своих детей по-французски, но при этом никаких вариантов „проораться“ в моем мире нет. Но я точно строже российских мам!“ „На мой взгляд, основное и принципиальное отличие заключается в том, что во Франции воспитывают в детях уважение к другому человеку, — считает Ольга. — И все остальное из итого следует, и хорошие манеры, и пресечение определенного поведения. Дело не в какой-то строгости или насилии, а именно в уважении границ других людей“.
Читайте также
Новости партнеров
Больше видео