RT на русском 6 марта 2018

Как живут вернувшиеся в Россию дети убитых боевиков ИГ

Более 50 детей, увезённых в Ирак и Сирию родителями, попавшими под влияние ИГ*, смогли вернуться в Россию. Этот процесс начался летом 2017 года, когда RT показал первый сюжет из приюта в Багдаде, где жили российские сироты. Благодаря усилиям телеканала удалось найти родственников 11 малышей и вернуть их в семьи. Дети постепенно адаптируются к мирной жизни, но часто вспоминают об ужасах войны и погибших родителях. Тем временем ещё десятки маленьких россиян до сих пор остаются в приютах Ближнего Востока. На их поиски и возвращение уйдёт не менее трёх лет. За минувшие полгода российским властям удалось вернуть из Ирака более 50 детей, родители которых примкнули к ИГ и погибли, сражаясь на стороне террористов. Кампанию по спасению малышей RT запустил в августе 2017 года. Тогда на канале вышел первый сюжет из приюта в Багдаде, в котором жили сироты родом из России. Благодаря этой серии репортажей удалось найти родственников 11 детей и воссоединить их с семьями.
Пока не могут забыть войну
Первые вернувшиеся в Россию из Багдада дети уже успели адаптироваться к новой жизни: они общаются со сверстниками и родными, учатся, играют. Однако жизнь под разрывами снарядов не прошла бесследно — дети часто болеют, время от времени с ужасом вспоминают бомбёжки и скучают по погибшим родителям.
«Али уже многое начал забывать, но какие-то воспоминания, например как они с мамой бегут под бомбами, периодически всплывают, — рассказывает RT Хатиджад Магомедова, тётя одного из возвращённых детей. — Первое время, когда его только привезли, он боялся машин, самолётов — всего, что двигается. Сейчас страх ушёл. Маму, понятное дело, он постоянно вспоминает, спрашивает, когда она приедет. У него есть братья, но их пока ни в одном из приютов найти не удаётся. Про них тоже спрашивает постоянно».
Сёстры Хадиджа и Фатима, по словам родственников, также пока не смогли забыть о войне.
«Хадиджа об ужасах этих иногда рассказывает — как их там убивали, как травили, как дети погибшие лежали кругом, — говорит дедушка сестёр Анвар Зайнуков. — Всем друзьям своим рассказывает. Я же прошу её не делать этого, забыть».
Девочки, по словам Зайнукова, долго боялись выходить на улицу. «Раньше пугались всего и гуляли только во дворе дома. Сейчас уже самостоятельно на улицу выходят», — говорит он.
Султан-Мурад, которого привезли к родственникам в Дагестан из приюта в Багдаде, живёт вместе с бабушкой и тётей, ходит в детский сад. «Мальчик растёт. Его вылечили, выходили, и сейчас с ним всё очень хорошо», — рассказывает его тётя Зумруд Алиева.
«Самая лучшая реабилитация для них — жить в семье, общаться с другими детьми. Надзор или контроль социальных структур при этом обязательно нужен, финансовая помощь», — отмечает в беседе с RT член Совфеда, представитель главы Чечни в странах Ближнего Востока и Северной Африки Зияд Сабсаби.
Из тех детей, о которых RT снимал репортажи летом прошлого года, в приюте Багдада до сих пор остаётся только один ребёнок — Марьям, дочь сбежавшей в Сирию и погибшей под бомбами писательницы Дарьи Ицанковой. Её родственники по отцу, живущие в Канаде, отказались участвовать в судьбе девочки. Других родных у Марьям нет, поэтому её намерена удочерить семья из России.
«Мы сейчас готовим документы на опеку над этим ребёнком, — поясняет Сабсаби. — Российский закон это позволяет».
В середине февраля на родину вернули мальчика Зейда, которого родители увезли на Ближний Восток в шестимесячном возрасте. Его дедушка — Ахмед Абдуллаев — узнал своего внука на экране, когда смотрел один из сюжетов RT. Выяснилось, что отец и мать мальчика погибли во время авиаударов, а сам он получил ранения и лишился пальца руки. Ребёнок жил в приюте почти полгода, ожидая воссоединения с родственниками.
«Дедушка мальчика говорит, что у него есть брат, которому около года. В приютах его нет, но мы будем искать», — говорит Сабсаби.
Группа спасения
По словам сенатора, к нему регулярно поступает информация о детях из России, найденных в Сирии и Ираке. Однако максимально быстро возвращать их в семьи не всегда получается.
«К сожалению, в России до сих пор нет единого подхода к решению этой проблемы, нет отлаженного механизма по возвращению детей. Мы нуждаемся в чёткой позиции правительства Российской Федерации. Нуждаемся в документах, которые могли бы урегулировать, упорядочить работу. Потому что приходится работать уже почти со всеми министерствами правительства Ирака или Сирии, и нам задают вопросы, на каком основании мы представляем правительство. Пока мы держимся на авторитете президента страны и поддержке российского МИД. Мы хотим, чтобы организаций и людей, которые занимаются спасением детей, было как можно больше. Есть большая вероятность и опасность, что, если мы хотя бы в течение трёх-четырёх месяцев не заберём детей, мы можем их навсегда потерять», — поясняет Сабсаби.
Ранее уполномоченный при президенте России по правам ребёнка Анна Кузнецова сообщала об открытии горячей линии, куда могут обращаться родственники детей, которых родители увезли в Сирию и Ирак. Также она заявляла о создании межведомственной группы, которая будет заниматься вопросами возвращения маленьких россиян на родину.
Счёт на сотни
Тем временем в приютах и тюрьмах Ирака до сих пор остаются десятки малышей из России.
«Мы сегодня уже знаем, что помимо того приюта в Багдаде, где RT снимал сюжеты, есть и другие — для сирот старше 9 и старше 12 лет. Кроме того, в Ираке недавно было принято судебное решение, по которому детей в возрасте старше трёх лет будут в принудительном порядке забирать у матерей, которые сидят в тюрьмах, и передавать в приюты. Сейчас такие дети содержатся вместе с матерями», — отмечает Сабсаби.
По словам собеседника RT, точное количество находящихся в Сирии и Ираке детей из России назвать сложно, а на их поиски уйдёт как минимум три года.
«Достоверно известно, что на территории Сирийской Арабской Республики в руках только курдских ополченцев находятся около 130 человек — детей и женщин. На территории Ирака — ещё 120—140 человек. Поэтому мы будем уже совместно с ЮНИСЕФ и местными активистами в Ираке возвращать детей, которые каким-то образом оказались в руках арабских или курдских семей, без оформления соответствующих документов на усыновление».
В приютах Ирака находятся дети и из других стран, судьбой которых, по словам Сабсаби, никто не интересуется.
«Если раньше мы могли привезти в Россию детей из стран СНГ, то потом нам запретили — закон не позволяет России вывозить из Ирака граждан иностранных государств. Если нет документов, подтверждающих, что один из родителей или родственников — гражданин Российской Федерации, мы ничего не можем делать. Сейчас в Ираке находятся минимум десять детей из Таджикистана, примерно 15 детей из Азербайджана. Они очень маленькие — самому старшему сейчас семь или восемь лет. Но посольства этих стран, насколько я понимаю, не работают над их возвращением, никто их судьбой не интересуется даже».
Тем не менее в настоящее время таджикские дипломаты и правоохранители делают всё возможное, чтобы вернуть по крайней мере одного ребёнка из Ирака. Так, в начале марта 2018 года агентство Spuntik сообщило, что в Таджикистане нашёлся дедушка девочки Марьям. Он узнал внучку, посмотрев один из сюжетов RT.
* «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ) — организация признана террористической по решению Верховного суда РФ от 29.12.2014.
Комментарии
Читайте также
Блогер раскритиковала работающих мам и стала изгоем
1
Почему канадки рожают детей другим людям бесплатно
Гениальные дети, ставшие миллионерами
5 причин не ходить с детьми в контактные зоопарки
Последние новости
Какую реакцию вызвала петиция за выселение онкобольных детей из московской многоэтажки
Жительница Уфы может лишиться маткапитала из-за проблем с получением гражданства
В Госдуме предложили изменить порядок общения ребёнка с проживающим отдельно родителем