АиФ 7 марта 2018

«Ты меня не бросишь?». Почему быть приёмной мамой — это подвиг

Фото: АиФ
8 Марта мы привыкли поздравлять в первую очередь мам. Ведь почти каждая из них совершает свой родительский подвиг, когда решается родить ребёнка, а затем поднимает его на ноги. Но самая героическая мама, пожалуй, всё-таки приёмная — та, которая воспитала чужое дитя как своё.
Трогательная и удивительная история ярославны Инны Совковой, взявшей в семью брошенную родителями маленькую цыганку, которая превратилась из «гадкого утёнка» в красавицу модель, облетела всю страну.
Как сегодня живёт девочка в приёмной семье, не заговорил ли в ней «голос крови» и почему быть приёмной мамой — это подвиг, мы расспросили Инну Альбертовну.
«Я молилась за неё»
Ольга Савичева, «АиФ-Ярославль»: Инна Альбертовна, когда вы первый раз увидели Лизу и почему решили её забрать?
Инна Совкова: Я лежала в больнице с младшим сыном. Несколько раз мы прохаживались с ним по коридору и слышали, что в какой-то палате постоянно надрывно кричит ребёнок. Я говорю сыну: «Пойдём посмотрим, кто там всё время плачет?» Открыли дверь, а там лежит в кроватке маленькая девочка, и сразу бросилось в глаза, что у неё тёмный цвет кожи.
Я расспросила персонал, да потом мне ещё в органах опеки рассказали, что мама бросила эту малышку одну в доме и исчезла, а обнаружили ребёнка в холодном пустом доме лежащей на полу случайно посторонние люди. Кроху привезли в больницу истощённую — кожа да кости, полуживую, со сломанными бедром и ребром.
Ей тогда был год и три месяца. Но по развитию она соответствовала 8-месячному ребёнку: ничего не говорила, не умела сидеть, даже жевать — я ей давала печенинку, а малышка не знала, что с ней делать. Только пила молоко. И у неё постоянно держалась высокая температура.
Я всё время навещала Лизу в больнице, а когда вернулась домой — начала по ней скучать. Стала постоянно о ней думать. Лиза как-то притягивает к себе людей, завораживает. Первая мысль была — зачем мне ещё ребёнок, у меня два взрослых сына. Один был в то время уже в армии, младшему — 14 лет. И другая мысль тут же — если не возьму, потом пожалею.
Один раз прихожу в палату, а мне сообщают, что девочку увезли по месту жительства в Борисоглебскую больницу. И вот я не помню как, но уже еду в автобусе в Борисоглеб.
Вбегаю в палату — малышка меня увидела и так заулыбалась, так обрадовалась, будто мама родная к ней приехала. Даже сейчас не могу без слёз вспоминать. (Вытирает слёзы).
Я на руки её взяла — она вдруг сразу вся напряглась. Или на руки ребёнка никто не брал, или высоты боится? Потом уже узнала, когда мы ездили на телепередачу к Андрею Малахову, что её то ли папа сбросил со второго этажа, то ли что-то другое страшное произошло у них дома в Борисоглебе.
В больнице Лизу начали готовить для отправки в детский дом. Но так как она постоянно болела, никак не могли туда перевести.
А я стала собирать документы, решила, что точно её возьму. Хотя знакомые отговаривали: «Вдруг ты не сможешь её „поднять“? А если она умственно отсталая? Вон ходить не умеет до сих пор!»
— Тяжело было первое время?
— В то время Лиза очень сильно болела, практически не выздоравливала, высокая температура постоянно держалась, И я так переживала, что почти перестала спать. У меня было чувство, что ребёнок отказывается жить.
Потом я уже где-то прочитала: приёмные дети часто болеют, потому что у них в подсознании отложилось, что их бросили, что они никому не нужны. Я молилась за неё, просила: Господи, дай ей силы и желание жить!
И вот постепенно малышка окрепла, стала расти, заговорила. Мы с бабушкой научили её ходить.
«Супермодель России»
— Как Лиза превратилась в красавицу модель?
— Она боялась посторонних людей. И я подумала — надо что-то делать, как-то её к жизни готовить. Когда ко мне приходили гости, мы с ней старались что-то разучить для них — танец, маленький стишок, и все ей хлопали.
В три года мы выступали в первый раз в конкурсе для приёмных детей, где Лиза танцевала «цыганочку». Конечно, это были «два прихлопа, три притопа». Но главное — на сцене, перед людьми и не боялась никого!
И так у нас дальше и пошло. Записались на танцы, а это оказалось модельное агентство. В 4 годика, в 5 лет у нас начались показы детской одежды, конкурсы.
А в 6 лет Лиза стала победителем Международного конкурса этнических танцев. Она выступала с восточным танцем, который я сама придумала, и в костюме, который я ей сшила. И получила первое место!
Потом Лиза стала выступать в различных конкурсах, получала множество наград. В Москве стала второй вице-мини «Мисс Данс», в Ярославле — лауреатом первой степени по этническим танцам, в 2011 году участвовала в конкурсе красоты в Москве, где ей присвоили титул «Маленькая Мисс Россия», стала «Мини-мисс-Ярославль» в 2012 году и тогда же в Ростове-на-Дону — победителем и обладателем Гран-при в конкурсе «Супермодель России».
Сейчас вот уже два года она ходит на современные танцы — хип-хоп, у неё тоже хорошо получается. 14 лет — такой возраст, когда она сама должна выбирать, чего хочет. В модельных показах пока больше не участвует.
— «Голос крови» даёт о себе знать?
— Характер у Лизы сложный, резкий, горячий, часто она не может справиться со своими эмоциями. Но мне нравится, что она не обманывает, я к этому её приучила — пусть лучше будет горькая правда, чем сладкая ложь. Девочка она умная и даже мудрая, иногда и мне советы даёт.
— Не хочет она увидеться с биологическими родителями?
— Лиза захотела встретиться и познакомиться с сёстрами. Её биологическая мама приезжала в Ярославль с двумя дочками. Они оставались у нас на два дня. Я их возила в торгово-развлекательный центр, где девочки играли.
Но потом получилось так, что её мама позвонила мне и высказала, что я не разрешаю встречаться с ними дальше. Старшей дочери, мол, Лиза заявила, что хочет к ним приехать, но её не пускают.
Я маме объяснила, что не имею права отпускать к ним ребёнка, поскольку они лишены родительских прав. Это можно сделать только через суд или по разрешению органов опеки.
А Лизе я сказала: «До 18 лет я за тебя отвечаю, в 18 сама решишь, что тебе нужно — ехать ли к матери, встречаться ли с сёстрами и братьями». Лиза со мной согласилась. Да и неинтересно ей с ними, она по-другому воспитана и мыслит совершенно иначе.
Не надо бояться
— Сложно ли воспитывать приёмного ребёнка?
— Когда много вкладываешь сил и самого себя в другого человека — всегда сложно. А тому, кто не вкладывает и дети у него растут как сорняки в поле, — тому легко.
— Вы встречаетесь с другими приёмными родителями — у них те же проблемы?
— У меня много подруг и знакомых, которые тоже взяли приёмных детей, глядя на меня. Сейчас у меня Лиза выросла, а они взяли себе ещё маленьких.
Конечно, проблемы есть. У одной женщины гены биологических родителей перешли к ребёнку, и он ворует. У другой мальчик плохо учился, вредничал. Но справились как-то, сейчас он уже отличник.
— Посоветуете ярославцам брать приёмных детей?
— Кто хочет ребёнка, не надо ничего бояться. Посмотрите на Лизу — она на меня похожа: и характер мой, и поведение. У нас уже, наверное, ДНК одинаковые. (Улыбается). То есть важно, как вы будете растить, какие усилия прилагать.
Но нужно учитывать, что это совершенно другие дети, у них другая психика, более ранимая. Их любишь, а им всё мало. Им кажется, что им где-то всё равно недодают, недокармливают, недопокупают…
Когда Лизе было три годика, она ещё не знала, что приёмная. И постоянно меня спрашивала: «Ты меня не бросишь? Не бросишь?» Откуда это было у неё?
И сейчас идём с ней куда-нибудь, вдруг остановится и спрашивает: «Ты меня любишь?» — «Конечно, люблю». Но таким детям это необходимо слышать постоянно. Они всё время сомневаются: а вдруг я сделал что-то не так, и мама меня разлюбила?
Поэтому родителям не надо переживать: мол, делаешь детям добро, а они не ценят!
Я не жду от дочери никакой благодарности, она мне ничего не должна. Я её просто люблю, как свою родную.
Вообще, в наше тяжёлое время взять ребёнка и вырастить его достойным человеком — это героизм. Хотя себя я героем не считаю.
— Сколько государство платит за приёмного ребёнка?
— Компенсация разная, в зависимости от того, сколько ему лет. И мама получает ещё вознаграждение. На Лизу сейчас платят в месяц 9 тысяч с копейками, а поскольку у неё хроническое заболевание, то моё вознаграждение чуть больше, чем у других, — 9 тысяч.
— Денег хватает?
— Я работаю, плюс немного занимаюсь на дому ремонтом одежды. Но мы живём в разваливающемся доме и платим за коммуналку так много. Вот на ремонт денег уже не хватает. А нужен капитальный, менять трубы, укреплять стены. Жить здесь практически невозможно. Дом прогнил, просел. Его ещё пленные немцы строили 70 лет назад. Вокруг такие же дома расселили, а наш остался.
— Какое достижение вы считаете самым главным в своей жизни?
— Достижение — мои дети. Хочу, как и любая мама, чтобы Лиза была счастлива, здорова, чтобы у неё всё получалось.
А ещё я недавно вышла замуж и обрела счастье. Мне нравится быть женой, нравится готовить, прибирать, наливать и приносить любимому мужу чай. Андрей, мы с Лизой от всей души поздравляем тебя с наступающим днём рождения! Здоровья тебе, спасибо, что ты у нас есть!
Комментарии
Читайте также
Модные мамочки: есть ли стиль после родов
Как вырастить из девочки счастливую женщину
Что делать, если язык ребенка прилип к качелям
14
Ученые выяснили, что начинать уроки нужно позже
3
Последние новости
Мэрия Ярославля сокращает городские льготы
Жительница Пошехонского района не платила алименты трем сыновьям
Как инвалиды могут бесплатно получить средства реабилитации?