Ещё

Ранняя помощь семьям на грани кризиса реинкарнация «ювеналки»? 

Ранняя помощь семьям на грани кризиса реинкарнация «ювеналки»?
Фото: Уральский меридиан
Не обязательно ждать кризис, чтобы его предотвратить. Нужно наблюдать за неблагополучными семьями и выискивать тех, кто может ими стать. Шокирующие случаи в СМИ и городские легенды хорошая питательная среда для разного рода спасительных программ. Удалённость Ямала от Москвы тоже знак. Если с 2013 года в Ноябрьске тестировали пилотную программу ювенальной юстиции. Сейчас наш город стал новой экспериментальной площадкой.
Правда ради справедливости стоит отметить, что методику раннего выявления семей рискующих стать неблагополучной запустили и в других регионах России. Это правительственный проект, в котором задействована вся вертикаль контролирующих детство организаций. Так же соответствующие программы спущенным в школы и техникумы.
В чём же суть программы раннего выявления кризисных семей? Учитель в школе или воспитатель в детском саду замечает, что ребёнок начинает вести себя подозрительно: замыкается в себе, жалуется на родителей, невнимателен, возможно гиперактивен или агрессивен. Преподаватель сообщает об этом социальному педагогу который посещает семью. В доверительной беседе социальный педагог узнаёт у родителей про семейную обстановку и просит принять меры. Если родители не прислушиваются и ситуация не меняется, то социальный педагог обращается в комиссию по делам несовершеннолетних.
Сотрудники комиссии проводят с родителями беседу снова, предлагают помощь. Семье назначается психолог, который приходит в дом наблюдать за семьёй в естественно среде. Такая практика востребована в европейских странах и называется социальный патронаж. Позже предлагает семье скорректировать поведение под наблюдением ответственного психолога или социального работника. Если по мнению специалиста ситуация ухудшается то на комиссии ставиться вопрос об ограничение родителей в правах.
На первый взгляд дело благое. Некоторые семьи и правда нуждаются в психологической или юридической помощи. Сколько семей можно сохранить таким способом. Но практический опыт заставляет насторожиться.
Когда я училась в школе семья считалась неблагополучной, если ребёнок не может жить дома с родителями потому, что они пьянствуют, принимают наркотики, развратничают. Так же особое внимание уделяли неопрятным, голодным и плохо развитым детям. Сейчас к этому списку добавилась склонность к обморокам, излишний аппетит, стремление к чрезмерной ласке, гиперактивность, конфликтность, трудности в обучении и развитии.
Вопрос в том, по каким критериям измеряют уровень ласки, активности и аппетита?
По моему личному опыту для девочек подростков с 12 — 16 лет стало нормой голодание, как способ коррекции веса. Семейная обстановка здесь не причем это влияние моды. Гиперактивность свойство характера, апатия психологическая проблема, связанная со становлением личности, излишний аппетит пищевое расстройство, конфликтность свойство характера. Читаю этот список и перебираю в голове всех своих знакомых. Получается, мы росли в неблагополучных семьях?
Всегда ли методики определения развития детей верны? Правильно ли это что всех детей ровняют под одну линейку?
Сейчас настолько запутанные методички для проверки развития ребёнка и настолько завышенные требования, что порой взрослые не могут ответить на вопросы тех самых психологов.
На мой взгляд, критерии по которым определяют неблагополучные семьи, слишком субъективны. Существует, серьёзна опасность бюрократической ошибки. История с социальным патронатом и консультации психолога вообще фантастика. Конечно, помощь квалифицированного специалиста полезна, если ты сам в ней нуждаешься. В остальных случаях не прошенные советы, вмешательство во внутреннюю семейную кухню так же может привести к тому, что из группы риска подопытные точно превратятся в неблагополучную семью.
Неделю назад психолог Центра психологической и социальной помощи семье и детям «Доверия» посетила «Ноябрьский институт нефти и газа» отделение среднего специального образования. Там учатся подростки с 15 лет. В беседе с педагогами специалист предлагала сотрудничество кураторам групп. Она долго рассказывала о необходимости сотрудничества. Предупреждала, что программа не имеет никакого отношения к ювенальной юстиции. Главное уберечь подростков от физического и психологического насилия. Однако, по словам психолога, оставлять студента подумать над своим поведением в аудитории это уже насилие над ним. Преподавателей смутили размытые критерии.
«Я так поняла, эта программа заключается в том, чтобы прийти в нормальную семью и сделать её неблагополучной. Когда психолог предлагала нам сообщать о студентах, у которых проблемы с родителями, на мой взгляд это похоже на донос», — поделилась впечатлениями преподаватель высшей категории «Ноябрьского института нефти и газа» .
В центре психологической помощи и социальной семьи и детям «Доверия» меня заверили, что никого они не вербуют. Психологи не ходят специально по учебным заведениям. Только в качестве просветительской работы, чтобы напомнить о существовании телефонов доверия и возможности анонимно рассказать про жестокое обращение с детьми и подростками.
Однако случай с вмешательством в семью сотрудницы городской администрации Оксаны Мартиенко. Отнятые у матери младенцы близняшки за отсутствие штампа о браке в паспорте, вмешательство в воспитании девушки-подростка с тем, чтобы потом одну бросить в санатории. Всё это только часть последствий разнообразных программ по надзору за семьями. Не станет ли эта инициатива ещё одним гвоздём в крышку гроба института семьи, который подразумевает духовное единство с родителями?
Источник фотографии: vseprorazvod.ru
Видео дня. Проверенный способ купить самый лучший арбуз
Женский форум
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео