Проверено на себе
Звёзды
Психология
Еда
Счет
Любовь
Здоровье
Тесты
Красота

Журналист Анна Монгайт: «Я не умею воспитывать, я умею только любить»

26 апреля телеканал «Дождь» отметит свое восьмилетие. Ева.Ру встретилась с одной из самых ярких его ведущих, креативным продюсером канала и поговорила о материнстве, вечеринках, журналистике и о том, куда можно пойти с детьми в Москве.
Журналист Анна Монгайт: «Я не умею воспитывать, я умею только любить»
Фото: Eva.ruEva.ru
– Анна, как рождение детей поменяло ваш уклад жизни? – Рождение детей изменило мою жизнь до неузнаваемости. Именно поэтому я родила первого ребенка в 30, тогда, когда была готова хоть чуть-чуть пожертвовать веселой ночной жизнью, безответственностью и свободным графиком. Хотя у людей, привязанных к эфиру, он никогда не будет действительно свободным. Родив первого ребенка мы продали квартиру, обнаружив, что она, скорее, предназначена для шумных вечеринок, чем для упорядоченного режима ребенка. А к ребенку еще прибавилась и няня. Родив второго, мы опять продали квартиру. Она опять не подходила для увеличившегося количества детей. Я уверена, что у каждого человека в доме должно быть хотя бы небольшое свое пространство. Ведь одиночество – это то желанное и недосягаемое удовольствие, о котором мы мечтаем на протяжении всего нашего счастливого материнства. Рождение детей в моем случае никогда не мешало моей профессиональной реализации. Из первого декрета я вышла на «Дождь», и нет другой такой лояльной компании к своим сотрудникам. Ребенок болеет или нужно все бросить и убежать на школьный концерт – Синдеева поймет, ее младшая дочь Шура ровесница моего старшего Моти. Дети всегда должны чувствовать, что они важнее даже самой любимой работы. – Мама-журналист – это обычная мама или есть нюансы? – Мама-тележурналист – это мама, на которую в ее отсутствие можно посмотреть в эфире. Когда меня нет вечерами, муж иногда включает детям новости, которые я веду. Это создает эффект присутствия. Хотя им всегда меня не хватает, конечно. И, конечно, это меня всегда немного мучает.
– Как изменилось ваше ощущение жизни и самой себя после рождения первого сына? На что стали больше обращать внимания, а что совсем потеряло смысл? – После рождение первого сына я полюбила детей в целом. Раньше я была к ним абсолютно равнодушна. Теперь я не могу слушать плач ребенка в самолете, не потому что он меня раздражает, а потому что мне срочно нужно ему помочь. И, конечно, мне всегда кажется, что в отличие от его мамы я знаю как. Ну а главное открытие – это то, что есть вот эта особенная страстная материнская любовь, густо замешанная на тревогу. Она заполнила все ниши и пустоты в моем организме. Без нее жилось легче, с ней круче. – Самая большая трудность, которую вы испытали, родив ребенка? – Первая трудность – это сон. Мне все время хочется спать. Это единственная моя мечта и желание. Выяснилось, что я не умею воспитывать и отказывать. Я умею только любить. Но, видимо, этого недостаточно.
– От чего вам с мужем пришлось отказаться навсегда и жалеете ли вы об этом? – Родительство – это цепь ответственности. Оно отнимает такое ценное время для меня время - на себя (человеку, работающему в кадре, по идее надо быть в форме), оно отнимает наше с мужем время друг на друга. Но все равно дети - это главный кайф. Особенно когда они маленькие. – Уходили ли вы в полноценный декрет с первым и вторым ребенком? Не было ли у вас ощущения в этот период, что жизнь проходит мимо меня? Знакомо ли вам состояние послеродовой депрессии? – Я оба раза ушла в декрет на 8 месяцев, мало кормила и довольно быстро начала работать. О депрессиях ничего не знаю. – С какого возраста вы стали брать детей с собой в путешествия? Можете ли порекомендовать какие-то семейные маршруты и конкретные места? – Наши дети много путешествуют. Младший, Демьян, впервые полетел с нами в 6 месяцев в Таиланд. Это было ужасно. Всю дорогу он плакал, развлечь его было невозможно, люльку нам не дали. Вспоминаю, как кошмарный сон. Поэтому с ним с тех пор летаем только в Европу – не дольше, чем пять часов. Старший летал всегда идеально на любые расстояния – спал, смотрел мультики, ел все без проблем. И пока я, аэрофоб, белая, как снег, стучала зубами во время турбулентности, Мотя спал и вообще не замечал моего страха.
– Какие у вас любимые места в Москве для прогулок с детьми? – Мы любим гулять в Нескучному саду (живем напротив), в и в саду им. Баумана. Но в целом Москва - город не для детей. Не слишком безопасный, огромные расстояния. А главное - взрослые в этом городе к чужим детям абсолютно холодны. Это не Израиль или Италия, где культ детей. У нас детям не улыбаются, на чужого ребенка могут наорать, не обратить внимания на потерявшегося ребенка. И это все меня убивает.
– Анна, ваша профессиональная специализация - культура. Куда в первую очередь вы повели своих детей: в цирк, в кино, в музей? Расскажите об этом подробнее, какова была реакция детей. – Оба ребенка в первую очередь начали ходить в музеи. Моя мама – директор ГМИИ им. Пушкина. Ходить к бабушке и смотреть выставки для них одно и тоже. – Чего не хватает в Москве для культурного досуга с детьми? – Очень не хватает мест, где дети и взрослые могут развлекаться в одном пространстве. Когда-нибудь я уйду с телевидения и такое открою. – Какую бы детскую телепрограмму вы бы запустили для детей, если бы вам представилась такая возможность? – Будь моя воля, я бы запустила программу для детей, где нет в кадре кривляющихся взрослых. Ведь нет ничего ужасней, чем сюсюкающих взрослых, которые натужно косят под детей. Дети не дураки. Они прекрасно различают правду и фальшь. Поэтому, если не можете быть искренними, лучше включите им мультики!