Ещё

Как дети заставляют родителей деградировать 

Фото: Кадр из фильма "Чумовая пятница"
О том, как родители могут и должны влиять на своих детей, твердят постоянно. А вот о том, что и дети могут влиять на своих родителей — как положительно, так и отрицательно, — вспоминают гораздо реже. Между тем психологи уверены, что деткам по силам что превратить приличных «предков» в отпетых хулиганов, что, наоборот, сделать маргиналов людьми. Как и почему родители попадают под влияние собственных детей и в какую сторону от этого меняются, разбирался «КВ».
— В моей практике был случай, когда мама, пытаясь отвадить 16‑летнюю дочь от компании, где принимали наркотики, так старалась проникнуть в ее внутренний мир, понять дочь и заговорить с ней на одном языке, что в итоге дочь спаслась, а мама приобрела наркотическую зависимость, — рассказывает подростковый психолог Полина Введенская. — Другая мама лично возила сына-подростка на драки болельщиков «стенка на стенку», понимая, что запретами и наказаниями его не отвадить. Она ждала сына в машине, плача от страха за собственного ребенка и от бессилия. Но в результате поняла, что движет ее сыном, чего ему не хватает в «нормальной» жизни и что именно он ищет и находит в уличных драках. Эмпатия и чуткость, желание поставить себя на место ребенка — это, пожалуй, лучший способ его понять. Но иногда сами родители оказываются незрелыми, живущими только умозрительными, а не лично выношенными принципами, и сами оказываются бессильны перед искушениями. Из лучших воспитательных побуждений они втягиваются в плохое, и получается, что втянули их собственные дети.
Американские психологи Роберт и Мери Гулдинг считают, что влияние детей на родителей связано с популярным в США диагнозом СДВиГ — синдромом дефицита внимания и гиперактивности. Он наблюдается у «недолюбленных» детей, которым не хватает внимания в семье, а гиперактивность они проявляют, пытаясь завоевать внимание взрослых своими проделками. Дети со СДВиГ вырастают во взрослых со СДВиГ, потому что сам по себе синдром никуда не исчезает. Дальнейшее взаимовлияние обусловлено созависимостью, неизбежно возникающей между детьми и родителями, и эффектом бумеранга. Все то, что дети получили или недополучили от своих родителей, однажды возвращается от младших к старшим. То есть родители с собственными непроработанными на фоне СДВиГ проблемами (страхи, заниженная самооценка, демонстративность, истероидность, эгоцентризм, паранойя, скрытая депрессия и т.п.) в условиях семьи невольно передают их своим детям. И однажды подросшее чадо так же невольно возвращает его маме-папе, причем в усугубленном виде. И если старшее поколение к тому моменту все еще не справилось с собственными проблемами, оно попадает под влияние собственных детей. И это влияние может быть как плохим, так и хорошим.
■ ■ ■
Злоключения ныне 52‑летнего Максима начались в 2010‑м, когда ему было 42, а его сыну Кириллу 18. Сейчас Максим живет один в крохотной «однушке» на отшибе столицы, а десять лет назад был счастливым мужем и отцом. Между благополучным вчера и тусклым сегодня лежит тюремный срок в три года. Максим не хочет ворошить прошлое, ограничиваясь кратким: «Попал в казино и втянулся».
Его бывшая супруга, 48‑летняя Вера, более словоохотлива. Восемь лет назад она ушла от супруга, полная ненависти и непонимания. Но сейчас она старается быть объективной.
— Жили мы нормально, Максим работал начальником отдела в строительной фирме, Кирюшка закончил школу и прошел по конкурсу в технический вуз. На первом курсе сын стал по ночам исчезать из дома. Мы с отцом сначала особо не переживали, на то и молодость… Но постепенно Кирюшка стал сам не свой, под глазами черные круги. Постоянно телефон у него звонил — и он с ним спешно выбегал на улицу. Мы насторожились. Деньги в доме мы никогда не прятали, и когда они в первый раз пропали, думали, сами потратили да забыли. А вот когда и второй, и третий раз из нашего семейного хранилища исчезли сбережения, мы поняли, что это сын. И решили, что он подсел на наркотики.
Разумеется, вопрос хотели решить в семейном кругу — никакой милиции (в то время она еще не была полицией), никаких врачей! Но откровенный разговор с сыном не помог: Кирилл ни в чем не сознавался.
— Уверял, что у нас с отцом паранойя, что мы все выдумали, ничего он не крал и ничего не употребляет, — вспоминает Вера. — И тогда отец вызвался лично выследить, куда Кирюшка шляется. В первую ночь не удалось, Кирилл нырнул в какой-то переулок и исчез. А во вторую ночь Максим вернулся с вестью: их сын торчит в казино.
В то время игорный бизнес в столице был уже под запретом, поэтому все притоны азарта ушли в подполье. Отец обнаружил сына, заходящим в заведение на юго-западе столицы. Это уж потом он навел справки и узнал, что за той дверью — подпольный игорный зал, а внутрь попадают по звонку. Чтобы узнать заветный номер, надо втереться в доверие к кому-нибудь из завсегдатаев или держателей запрещенного бизнеса.
— Я тогда первая предложила, чтобы Максим придумал, как попасть внутрь! — сокрушается теперь Вера. — Где-то неделю муж искал выходы на посетителей казино… Тем временем из дома исчезла коллекция монеток, которую Кирюша собирал всю жизнь. Мы поняли, что раз уж он даже ее продал, дело совсем плохо. И вскоре отец нашел способ проникнуть в тот игорный зал.
В первую ночь, когда сын с отцом встретились в игровом притоне, у них вышла драка. Максим притащил Кирилла домой волоком, крича, что запрет его на замок. А тот в ответ угрожал спрыгнуть с балкона… Но постепенно они успокоились, а по ночам стали уходить из дома вместе.
И через пару месяцев Вера поняла, что пора спасать не только сына, но и мужа. Она обратилась в частное сыскное агентство. И вскоре узнала, что отец погасил долги сына, взяв деньги под процент у какого-то криминального игрового воротилы, а теперь втянулся в омут азарта не хуже, чем сын.
А вскоре отец и сын попали в своем притоне под милицейскую облаву. Их не забрали, но сильно избили, особенно Кирилла. Парень был сильно напуган, и, воспользовавшись его состоянием, мать убедила сына лечь в анонимную клинику для игроманов. Деньги на лечение добыл отец. Как он уверял, одолжил на своей работе.
Кирилл провел на лечении 28 дней, и оно помогло. А вот отец продолжал играть. Теперь уже он являлся под утро с черными кругами и прятался с телефоном. А когда из дома пропали Верины бриллиантовые сережки, она выгнала мужа. Полгода они прожили раздельно не разводясь. Муж где-то скитался, иногда звонил, чтобы попросить денег.
— Я отказывала и требовала, чтобы он прекратил играть, тогда пущу домой. Меня радовало только одно: теперь наш сын жестко осуждал отца, хотя и хотел ему помочь — уговорить тоже лечь в клинику. А я умоляла только об одном: чтобы он не помог ему так же, как в свое время отец помог ему…
Психиатр-нарколог Юрий Полищук, в 2008–2010 годах работавший в частной реабилитационной клинике, где лечился Кирилл, отлично помнит не только его, но и Максима, который навещал сына:
— У Кирилла были все признаки сформированной зависимости от игры, а это, по сути, та же наркомания, так как обусловлена избыточным стимулированием центров удовольствия в мозгу. Предрасположенность к ней чаще всего заложена в генах, а проявляется она часто в тех случаях, когда человек оказывается под сильным влиянием другого человека. При определенных обстоятельствах это может быть и ваш собственный ребенок. Когда я увидел отца Кирилла, то понял, что он хотя и старше, но в данном случае сын намного сильнее как личность.
Вера вспоминает, что когда муж позвонил ей пьяный с сообщением, что его подозревают в краже миллиона рублей из сейфа на работе, никакого сочувствия к мужу не выразила — так была опустошена. Узнав, что супруга осудили, она подала на развод.
…Сейчас Кирилл женился, у него растет свой сын. Максим отсидел три года и вышел на свободу. На мой вопрос, не хочет ли она восстановить семью — ведь все случилось из-за того, что он хотел помочь сыну, — Вера вздыхает: нет. Устала, боюсь повторения.
— Лечение от игровой зависимости дело небыстрое, — признает лечащий врач Кирилла. — Главное условие — перенаправление азарта игрозависимого на другие сферы жизни. Чтобы завоевать доверие патологического игрока, надо дать ему понять, что вы так же азартны, как и он, но при этом перевести азарт в другое русло. Например, заняться вместе командными играми, где тоже присутствует спортивный азарт. Отец Кирилла был на правильном пути, но вместо этого в какой-то момент втянулся в порок сам — в силу той самой генетической предрасположенности. Кирилла нам удалось спасти, и по иронии судьбы он мог бы повлиять на отца в обратном порядке.
— Да, я помню это дело, — вспоминает экс-сотрудник УВД по ЮЗАО после вопроса о Максиме Б. — Первый раз я увидел его, когда мы закрывали игорный притон на Нагорной, это было, кажется, в 2009 году. Я еще тогда подумал, что он не похож на типичного завсегдатая казино… А потом я столкнулся с ним по делу о краже в офисе строительной фирмы, оно проходило по нашему же округу. Игроки крадут так же неосмотрительно, как наркоманы.
«Есть люди, особенно склонные попадать под влияние других, — признает психолог Алина Колесова. — Эта склонность не зависит от возраста — ни того, кто влияет, ни того, кто под это влияние попадает. Самое сильное влияние оказывают на нас самые близкие люди: они могут как спасти, так и утопить. Пример собственных детей — очень значимый «спусковой крючок», особенно для инфантильных, так и не выросших в зрелых личностей родителей. Причем влияние младших на старших всегда лежит в той сфере, где у родителя слабое место — то, про что говорят «был, но остепенился». Старые пороки нередко пробуждаются под влиянием ближнего, особенно если он ваш ребенок.
■ ■ ■
Мы попросили родителей припомнить все, чему научили их собственные дети, — как плохое, так и хорошее. Некоторые признания получились неожиданными и забавными.
— Мои дочки научили меня любить свою сестру, — признает 35‑летняя мама близняшек Марина. — Когда моим близнецам было года по три, я как-то издалека наблюдала, как они играют в саду на даче. Они так трогательно помогали друг другу, заботились, что мне вдруг стало стыдно, ведь я никогда с такой нежностью не относилась к своей младшей сестре. Сразу пошла и позвонила ей.
— Я растила дочь одна, — вспоминает 52‑летняя Люся. — Как только Машка закончила вуз и устроилась на работу, сразу же заявила, что квартиру будет снимать — нечего, мол, нам — «двум одиноким девушкам» — в одной «двушке» жить. Я ее, конечно, отговаривала. Я и так всю жизнь ей посвятила, как с ее отцом развелась, замуж больше не вышла, какая я девушка… Машка ушла на съемную квартиру, а меня стала раз в неделю посещать. Смотрю, дочка стала стройная, подтянутая. А я ведь считала, что у нее фигура не очень, в меня. Она мне говорит: «И тебе удастся, надо только захотеть!» И в следующий раз принесла мне абонемент в фитнес-клуб. Теперь мы с ней на спорт ходим вместе.
— Мой сын научил меня прощать, — говорит Лариса, сейчас ей уже за 60, а было это когда ей было 40, а сыну Грише 20. — Когда Гришке был год, я узнала, что мой муж, его отец, мне не верен. Я даже не стала слушать никаких оправданий и выставила его вон… Когда Гришу призвали в армию, его девушка год его прождала, а потом стала встречаться с другим. Но когда сын вернулся, она типа осознала свою ошибку и пришла к нему назад. Мне он объяснил свой поступок очень просто: «Я ее люблю, а когда любишь, всегда хочется дать человеку еще один шанс». С тех пор они уже больше 20 лет живут в мире и согласии, у них трое детей. А я после тех Гришиных слов впервые позвонила его отцу — до этого не хотела с ним общаться. Благодаря Грише я тоже сумела простить. Иногда наши дети намного мудрее нас.

Они повлияли на своих родителей…

Эминем приучил маму к кайфу
Рэпер и его мать Дэбби Мэтерс запутались, кто из них пристрастил другого к наркотикам. Эминем посвятил матери песню, в которой винит ее в собственной наркотической зависимости: «Моя мама принимает множество наркотиков, но я люблю ее, потому что я похож на нее». Мать ответила сынуле книгой «Мой сын Эминем» и иском в суд, где обвиняет отпрыска в клевете, уверяя, что все было наоборот — это он принес наркотики в их дом.
Мэтью Макконахи сделал маму звездой
Мэри Кэтлин Макконахи не имела к шоу-бизнесу никакого отношения — кроме своего сына, голливудского актера Мэтью Макконахи. А вот он мечтал видеть маму звездой и в 2011‑м пригласил Мэри Кэтлин в свой фильм «Берни». Роль у нее была небольшая, но маме Мэтью удалось блеснуть и запомниться публике. После этого Мэтью гордо рассказывал всем в интервью, что своими блестящими глазами и широкой улыбкой обязан своей матери. Мама звезды вошла во вкус и написала мемуары о своем покойном муже — отце актера Джиме Макконахи. Книга стала бестселлером и окончательно закрепила место миссис Макконахи в анналах поп-культуры.
Галина Брежнева пристрастила папу к «веселенькой» музыке
Как известно, в ближнем кругу генсек признавался, что ему проще справляться с СССР, чем с собственной дочерью: «Одним глазом слежу за страной, другим — за Галиной». Родители Галины до смерти боялись ее выходок и с ужасом ждали, что еще она выкинет. Галина питала страсть к западной музыке и успокаивалась только в зарубежных поездках. Но брать ее с собой в официальные турне Леонид Ильич опасался, после того как дочь произвела громкий фурор своим экстравагантным поведением, сопровождая генсека в Югославию. С тех пор отец зарекся брать дочку с собой, зато позволил привозить в Советский Союз ее любимых западных исполнителей — так, например, благодаря Галине в 1976 году в Москве побывал легендарный «Бони М». Леонид Ильич уверял, что и сам полюбил такую музыку, называя ее «веселенькой».
Дженнифер Энистон заразила мать звездной болезнью
Как признается теперь мать Дженнифер, Нэнси Энистон, в 1999 году ей показалось, что ее дочь чересчур зазналась и забыла, кому обязана своим появлением на свет. Тогда мать решила использовать славу дочери, чтобы привлечь внимание к собственной персоне. В тот же год Энистон-старшая издала предельно откровенные мемуары о детстве и юности дочери, где раскрыла подробности личной жизни Джен, которые та хотела оставить в секрете, а потом еще и приняла участие в ряде скандальных интервью на телевидении. Мать угомонилась только тогда, когда Дженнифер бросил Брэд Питт.
Пэрис Хилтон заставила маму флиртовать
Старшая (и бывшая) наследница империи в свое время извела семью бесконечной сменой ухажеров, скандальные фото с которыми то и дело попадали в прессу. Мировые таблоиды периодически взрывались вопросом: «Куда же смотрят родители?!». Отец девушки, занятый своим многомиллиардным бизнесом, не придавал значения таким «пустякам», как приключения дочери, а вот ее мама, Кэти Хилтон, как выяснилось, до поры до времени была просто не в курсе, чем живет ее старшая дочь. Она призналась, что многие вещи о Пэрис узнает только из газет и далеко не всему верит. Но вскоре после этого ситуация стала меняться. «Maman такая горячая женщина, — посетовала Пэрис в соцсетях. — Все мои друзья хотят ее! Буквально проходу не дают!». В свои 47 лет Кэти показала своей беззаботной старшей дочери, что завоевать внимание мужчин того сорта, что вьются вокруг нее, не так уж сложно, гораздо сложнее построить крепкие отношения. Мамины успехи у ее бойфрендов произвели на Пэрис такое впечатление, что в пику матери она решила остепениться.
Линдси Лохан показала маме, как «уходить в угар»
Дина Лохан не поддерживает общественное возмущение «активной ночной жизнью» своей дочери Линдси, потому что маме понравилось сопровождать дочь во время ее загулов по ночным клубам. При этом мама скандальной актрисы признается, что вошла во вкус именно тогда, когда пыталась спасти дочь «от угара» и разыскивала ее по злачным заведениям с целью оттуда вытащить. Но после того как Дина устроила реалити-шоу из лечения дочери от наркотической зависимости, Линдси прервала с мамой-тусовщицей отношения.
Женский форум
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео