Аист на крыше 11 июля 2018

Я никогда не буду поступать так, как моя мать

Фото: Аист на крыше
Я обнаруживаю себя кричащую. Я кричу знакомые до боли фразы о том, как меня замучили, как мне тяжело, я ругаю детей за невнимательность, детскость, за непосредственность. Из меня вылетают страшные слова, и с каждым разом мне почему-то становится всё больнее и больнее. Стоп! Я уже слышала всё это, я сто раз слышала этот жуткий монолог из обвинений, обесценивания и угроз. Только он говорился голосом моей матери.
Когда-то я слышала все эти слова, также сжавшись в комочек и закрыв глаза. Я готова была провалиться под землю, сделать всё что угодно, лишь бы мама перестала кричать. А сейчас, в запале злости и безысходности я сама изрыгаю этот огонь в отношении своих собственных детей.
Когда-то давно, когда я держала на руках своего месячного сына, я клялась, я верила в то, что никогда не буду похожа на свою мать, что никогда не сделаю больно и плохо своему ребёнку, что всегда буду на его стороне. Детские раны были ещё свежи и невыносимо саднили, а на руках спал такой маленький и беззащитный человечек, с которым мне хотелось всё сделать иначе. Я думала, что смогу. Но вот ему год, я вымотана до основания недосыпом, а ему постоянно нужно моё внимание, и вместо тепла я одёргиваю его руку и бросаю: «Отстань, не видишь, я занята!». Мой взгляд, мои жесты, вся я в этот момент стала похожа на свою маму, которая так же, осатанев от домашнего труда (в 100 раз более тяжёлого, чем у меня), рычала на маленькую меня. А дальше — больше: в моменты особой усталости усвоенный из детства способ обращения со мной горячей лавой льётся уже на моих детей. А я при этом чувствую себя самой ужасной матерью на свете. Ведь тогда, держа на руках этого сопящего котёнка, я обещала себе, ему, вселенной, что никогда не сделаю ему так больно, как когда-то делали мне.
Что с нами такое случается, когда этот вулкан из собственной детской боли и испытанной нами когда-то жестокости начинает разговаривать уже в нашем собственном материнстве?! Нам кажется, что усилием воли, работой над собой мы сможем заставить его замолчать, и наши дети никогда не соприкоснутся с той частью нас, которая говорит голосом наших матерей, самыми жестокими словами. Но как бы мы ни старались, а этот внутренний демон просто затаивается на некоторое время, он ждёт, когда из-за усталости и замотанности мы не сможем его контролировать.
В каждом из нас есть фигура внутреннего родителя. Её можно узнать по менторскому тону, она часто ругает нас и заставляет испытывать стыд. Так поступали с нами наши собственные родители, мы усвоили этот способ обращения с собой. И когда наши реальные дети начинают совершать что-то, что нам в детстве запрещалось, то наша родительская часть начинает бить тревогу. А если при этом мы ещё и устали донельзя, то внутренний родитель захватывает управление нашей личностью, вот тогда летят в детей эти жуткие слова, которые мы обещали никогда не произносить. А ещё внутри нас живёт всё тот же маленький ребёнок, который когда-то зажмуривал глазки и больше всего на свете хотел, чтобы мама перестала кричать. И вот мы испытываем одновременно и сильный гнев, и страх, и жуткую вину. И жить в этом водовороте чувств почти невозможно, но мы как-то живём.
Когда-то давно началось моё путешествие внутрь себя, там я познакомилась и со своим внутренним родителем, и со своим беззащитным внутренним ребёнком. И тогда я смогла понять мотивы, что мама моя просто не умела любить иначе. Она берегла меня, хотела вырастить хорошей, правильной девочкой. А мой внутренний ребёнок жаждал обычного человеческого тепла, объятий и защиты. Я пролила много слёз, оплакивая несбывшиеся надежды своей мамы. Она так хотела, чтобы я была правильной, а я стала собой. Я жалела и обнимала своего внутреннего ребёнка, который много лет боялся и искал понимания. Так незаметно для себя я сама повзрослела и смогла взглянуть на собственных детей своими глазами, и вместо обвинений и угроз внутри стали рождаться слова поддержки, вместо «отстань» детям появилась ответственность за свой ресурс и возможность себе помогать. К 33 годам я наконец-то смогла вырасти.
Когда мы сталкиваемся с теневой стороной нашего
материнства, с той, где зарыты агрессия, жестокость и даже ненависть, нам часто
становится страшно. Но именно в этой части находятся самые честные и важные
чувства про нашу жизнь, про материнство и самих себя. И если мы выбираем не  смотреть в эту бездну, то это наше право. И тогда то, что мы выбираем не  видеть, начинает управлять нами, превращаясь в страшного дракона. Но если мы  рискуем заглянуть в эту тьму, то начинается совсем иная история отношений с  собой, с детьми и целым миром.
Комментарии
Читайте также
Как вести себя родителям влюбленного подростка
Ботокс, загар и другие испытания маленьких девочек
3
InstaКаникулы для маленьких блогеров в Кидзании
Общественники предложили платить матерям деньги
51
Последние новости
Красота требует жертв: ботокс, загар и другие испытания маленьких красоток
«Сегодня дома не ночую!»: как вести себя родителям влюбленного подростка
Что нужно делать, если ребёнок курит