Ещё

В России обсуждают, как обезопасить несовершеннолетних от самоуправства разведённых родителей 

В Санкт-Петербурге мужчина с расстройством личности похитил у бывшей жены двухлетнего сына. Мальчика удалось найти и вернуть матери только через неделю. Правонарушитель при этом отделался штрафом — в России такое деяние не считается уголовным преступлением. При этом случаи похищения детей бывшим супругом — не редкость. По данным Росстата, в 2017 году в России было зарегистрировано 611 436 разводов. У 190 300 распавшихся пар был один ребёнок, у 170 057 — два и более. За ужесточение действующего семейного законодательства выступают многие общественники и парламентарии. Так, в  обсуждают введение уголовной ответственности за похищение детей одним из родителей, а депутаты Заксобрания Санкт-Петербурга предлагают лишать родительских прав.
Целую неделю двухлетний житель Санкт-Петербурга провёл как в остросюжетном детективе. 12-го сентября после обычной ежедневной прогулки его отец не стал возвращать ребёнка своей супруге, с которой они сейчас находятся в бракоразводном процессе, а посадил его в машину и увёз, не поставив никого в известность. По заявлению матери ребёнка Екатерины Бунтовой, машина была объявлена в федеральный розыск. Несколько дней спустя её видели в Великом Новгороде.
Мальчика забрали у отца только через семь дней, уже при содействии сотрудников полиции. При этом Бунтова отмечает, что за похищение ребенка отец наказан не будет: «Только в суде более жесткий порядок встреч назначат. Хотя я сейчас ни при каких обстоятельствах его не подпущу. Психически на ребенке это отразилось всё-таки».
По данным Росстата, в 2017 году в России было зарегистрировано 611 436 разводов, а в первом полугодии 2018 года — почти 349 368, что оказалось на 1550 разводов больше, чем за аналогичный период прошлого года. При этом из общего числа разведенных у 190 300 пар остался один ребёнок, а у 170 057 — два и более.
Штрафные санкции
В Законодательном собрании Санкт-Петербурга на проблему недостаточного наказания обратили внимание после случая с экс-женой директора «Музея стрит-арта» . Супруг не даёт ей общаться с детьми, несмотря на решение суда в пользу матери.
Поправки к действующему семейному законодательству внёс Комитет по законодательству, а именно его председатель .
По словам пресс-секретаря Четырбока, планируется необходимо прописать в законе чёткий порядок общения с родителем, который будет жить от ребёнка отдельно.
«Зачастую этот порядок не определяется, то есть на конкретном судебном заседании этот вопрос не поднимается. Мы планируем внести поправки, чтобы обязать суды в каждом отдельном случае конкретизировать порядок общения», — пояснили RT в пресс-службе.
Также планируется временно ограничивать в родительских правах тех родителей, кто недобросовестно исполняет решение суда.
«Грубо говоря, ограничение может быть на полгода-год, это уже как суд будет устанавливать. Если по истечению этого периода никаких изменений произведено не будет, то тогда будет лишение родительских прав полностью», — пояснили в пресс-службе.
По мнению автора проекта Дениса Четырбока, эти механизмы будут способствовать более эффективной реализации родительских прав в условиях раздельного проживания родителей и ребенка.
Управляющий партнёр коллегии адвокатов «Старинский, Корчаго и партнеры» подтвердил RT, что в законодательстве РФ нет действенных мер для ситуаций, когда ребенка «похищает» один из родителей.
«Строго говоря, это и не является похищением, так как несовершеннолетний находится со своим законным представителем. Родителя, который не возвращает ребенка, можно привлечь к административной ответственности за неисполнение обязанностей по содержанию и воспитанию несовершеннолетних, но штраф в 2-3 тысячи рублей нельзя назвать эффективной мерой», — пояснил Старинский.
Кража по найму
Между тем нередки стали случаи, когда детей выкрадывают для одного из его родителей третьи лица — за деньги. Один из таких случаев произошёл совсем недавно. 28 августа 2018 года Наталья Разумовская приехала в дом матери бывшего мужа в деревню Ламишино Истринского района Московской области, где от неё прятали дочерей — девочек девяти и семи лет. За рулём машины был брат её адвоката Максимиллиана Бурова. Чтобы отвлечь внимание приглядывающей за детьми женщины, он кинул во двор дома дымовую шашку. Отвлекающий манёвр позволил незаметно проникнуть в дом, посадить девочек в авто и вывезти с территории садового товарищества.
Тем же вечером помогавшего матери детей мужчину задержали у него дома сотрудники . В ходе нескольких часов допроса он подробно описал свои действия, подтвердил получение оплаты за свои услуги, после чего был отпущен в статусе подозреваемого.
Братья Буровы настаивают, что поскольку решение Останкинского суда о лишении их доверительницы родительских прав в данный момент оспаривается в суде второй инстанции, то юридически в силу оно не вступило. Поэтому мать имела полное право повидаться с девочками накануне Дня знаний 1 сентября — пусть даже за несколько лет до этого место жительства девочек было определено с отцом.
Следствие же считает, что Буров и Разумовская осуществили деяние, предусмотренное частью 2 статьи 126 УК РФ «Похищение несовершеннолетнего группой лиц». В СК сообщали, что причастный к похищению мужчина признался в получении 67 тысяч рублей за участие в операции.
Максимиллиан Буров признаёт, что получил в счёт оплаты своих юридических услуг 60 000 рублей. Ещё семь тысяч Разумовская заплатила напрямую его брату, добровольно вызвавшемуся помочь в доставке детей домой.
«Мама хотела пообщаться с детьми до начала учебного года. Зафиксировать, что контакт с детьми не потерян. У меня за день до этого был день рождения. Мой брат услышал про эту маму от гостей. Согласился помочь», — объяснил RT адвокат.
На «помощи в разрешении семейных проблем специализируется и координатор группы компаний „Скарамуш“ Георгий Алпатов. Стоимость консультации выехавшего на место специалиста компании начинается от пяти тысяч рублей в час, а видеосъемка обойдётся в 15 000 рублей. RT не удалось получить у Алпатова развернутый комментарий о его деятельности. Однако неудачу „оппонента“ по рынку „возвращения“ детей в истории с Натальей Разумовской он прокомментировал вполне охотно — назвал случай преступлением.
»Фактически, они совершили похищение детей. Потому что там детей схватили неизвестные лица. Чужие посторонние лица. Одно дело, если бы забирала сама мать. А тут, извините, чисто 126-я [статья УК РФ], — считает Алпатов.
RT пообщался с одной из жертв деятельности Алпатова. Сейчас 33-летняя вот уже третий года борется за здоровье своей пятилетней дочери, пострадавшей от отца-педофила . В данный момент по решению Новомосковского суда Тульской области он находится на принудительном лечении в психиатрической лечебнице — об этой страшной истории уже писали СМИ.
В 2014 году Крылов обратился к Георгию Алпатову за помощью в возвращение дочери. Позже, по словам Волковой, её бывший супруг признался ей в личном общении, что за организацию похищения на тот момент двухлетней девочки он заплатил около 450 тысяч рублей, из них 250 тысяч получил Алпатов.
«Если отца устроила сумма, он платит и (Алпатов и его коллеги. — RT) начинают работать. Собирают информацию о маме полностью: где она живёт, чем она живёт, где работает, что на неё можно накопать, какой компромат. Если мама вышла замуж второй раз и живёт со вторым мужем, который является отчимом ребёнка, то чаще всего этого отчима начинают обвинять во всех смертных грехах», — описала практику Волкова.
В случае Волковой, например, Алпатов пытался использовать тот факт, что она приехала в Россию из Донецкой области Украины в 2006 году, а значит может вывезти дочку в зону боевых действий.
По словам Волковой, Алпатов хорошо знаком с российским законодательством, так как в прошлом работал в , поэтому нарушения закона, как в случае с братом адвоката Бурова, всегда избегает.
«Они действуют руками отца. Когда отец хватает ребёнка, то это не является ни преступлением, ни даже правонарушением, — пояснила RT суть законодательного пробела. — Остальные же лишь оттесняют мать».
При этом женщина также скептически относится и к деятельности Максимиллиана Бурова, считая, что в любом случае силовая операция по возвращению ребёнка одному из родителей выглядит как «рейдерский захват» за деньги мамы или папы.
Конфликт без границ
Случай Натальи Разумовской довольно редкий, поскольку к радикальным методам отъёма детей у бывшей супруги значительно чаще прибегают мужчины. Известны случаи, когда бывшие мужья доказывали невменяемость своих жен или подбрасывали им наркотики. Женщинам много лет не удаётся увидеть своих детей, даже несмотря на решения суда в их пользу — отцы просто скрывают местоположение ребёнка.
Одна из прошлых доверительниц Максимилиана Бурова, Алина Брагина уже семь лет не может обнять своих детей. Поэтому она основала объединение волонтёров «STOPкиднеппинг», поддерживающее матереё, столкнувшихся с аналогичной проблемой.
Однако где в таких случаях пролегает грань между защитой прав одного из родителей и злоупотреблением этим правом — понятно не всегда.
Совсем недавно, в начале сентября получила резонанс история Роберта Голубкова, у которого бывшая жена Наталья забрала ребёнка и вывезла в Израиль. По данным СМИ, Голубковой помогал «STOPкиднеппинг».
Сообщалось, что среди участвовавших в операции волонтёров движения был опознан Андрей Сиднев, «судимый за убийство девушки, которую он задушил в машине удавкой. Отсидел за убийство и грабеж 16 лет».
Когда супруги Голубковы разошлись в 2015 году, суд вынес решение об определении места жительства ребёнка с матерью.
«В 2017 году Голубков перелез через забор и забрал ребёнка, вопреки решению суда, но почему-то это никакому уголовному порицанию не подверглось. Просто папа забрал ребёнка, и нет оснований для возбуждения уголовного дела. Так написали в отказе», — рассказал Максимиллиан Буров.
20 апреля 2018 года Мытищинский суд изменил место жительства ребёнка в пользу отца.
Апрельское решение суда, по словам Бурова, не вступило в силу, а значит действует решение суда от 2015 года, по которому ребёнок должен жить с матерью.
Роберт Голубков и его представитель Наталья Кувшинникова не ответили на предложение RT прокомментировать ситуацию, хотя ранее давали развёрнутые интервью другим федеральным СМИ.
«Мне каждый день звонят журналистки, представляются мамами, пытаются похищение заказать. Но мы не занимаемся похищениями», — настаивает Буров.
По его словам, он берёт деньги только за свои услуги в качестве адвоката, а люди, которые помогают вызволить детей у отцов, просто волонтёры, желающие помочь.
Задачка для пристава
В апреле 2018 года в Общественной палате поднимали вопрос о введении уголовной ответственности за похищение детей одним из родителей. Однако на сегодняшний день дискуссия ещё продолжается и конкретных предложений в  направлено не было, пока идёт лишь обсуждение в ОП РФ. Об этом RT сообщила первый заместитель председателя Комиссии Общественной палаты РФ по поддержке семьи, материнства и детства .
«Мы предлагаем ввести уголовную ответственность за неисполнение решений суда, если это вторично. То есть сначала по часть 2 статьи 5.35 (КоАП РФ) составляется протокол, потом, если решение суда злостно не исполняется, то уголовная ответственность», — рассказала Зимова.
На данный момент родитель-правонарушитель может понести лишь административную ответственность за похищение ребенка в размере от двух до трёх тысяч рублей, а за повторное нарушение — от четырех до пяти тысяч рублей или получить административный арест на срок до пятнадцати суток.
Кроме того, в ОП РФ предлагают расширить и функции судебных приставов, которые должны следить за исполнение решения суда.
«Мы надеемся, что те люди, которые, мстя, так скажем, своим бывшим или нынешним супругам, используют для этого детей, лишний раз задумаются, прежде чем этих детей забирать и не давать им общаться со вторым родителем, — заявила Зимова. — Эти эпизоды для детей несут ужасные последствия, психологические травмы, и, конечно, надо сделать все, чтобы такие случаи минимизировать».
По данным, предоставленным Федеральной службой судебных приставов, за первые 7 месяцев 2018 года ведомство получило на исполнение 560 производств об отобрании по подобным вопросам.
«О возвращении ребенка окончено и прекращено 367 исполнительных производств. В рамках 193 производств, находящихся на исполнении по состоянию на 01.08.2018, принимаются меры, направленные на фактическое исполнение требований судебных решений», — сообщили RT в пресс-службе ФССП.
Говоря о проблемах, мешающих приставам возвращать детей, в службе отметили эмоционально-психологические последствия их работы.
«На практике проводимые исполнительные действия зачастую вызывают отрицательные эмоции, как со стороны должника, так и взыскателя, попытки спровоцировать скандал, активное уклонение от исполнения. В подобной ситуации судебному приставу-исполнителю важно не только соблюсти требования закона, но и не нанести психологическую травму ребенку», — пояснили в ФССП.
Психологические проблемы
Депутат Госдумы не поддерживает введение реальной уголовной ответственности за похищение.
«Ужесточить ответственность давно пора. Но сажать в тюрьму — не уверена. Думаю, предложение по ограничению на полгода-год в родительских правах, поспособствует как поиску таких «похитителей», так и заставит родителей договариваться», — пояснила Пушкина.
В 2016 году Пушкина направила на рассмотрение нижней палаты парламента инициативу по ужесточению ответственности тех родителей, которые не позволяют ребенку общаться со вторым родителем — предлагалось временно лишать нарушителей родительских прав. Но пока этот законопроект дорабатывается в профильных комитетах.
Ещё одно предложение Пушкина планирует вносить в скором времени.
«Мы предлагаем внести поправки в законодательство, которые обяжут органы опеки и попечительства принимать детей, найденных у родителя-«похитителя». А судебным приставам предпишут немедленно сообщать вторым родителям, что их ребенок найден, чтобы те приехали и как можно скорее забрали его домой», — объяснила депутат.
Инициатива затронет механизм исполнения решения суда, когда место жительства ребёнка уже определено, но нарушитель злостно уклоняется от исполнения, скрывая ребенка.
Психолог Наталья Варская в беседе с RT отметила, что многое всё-таки зависит и от инфантильности родителей, считающих нормальным похищение собственных детей и не способных себя контролировать.
«Нельзя сказать, что они больные люди психически, но явно у них психологические проблемы, которые могут быть тяжелыми и нуждаться в психологическом вмешательстве, — объяснила Варская. — Под действием стресса происходит акцентуация этих качеств. Один из супругов зацикливается, ничего не видит и о ребёнке уже не думает. Как правило они не идут к специалистам, так как их помраченное сознание мешает им воспринимать советы».
Психолог признает, что остановить таких родителей может только закон.
Видео дня. Звезды, которые сменили веру
Женский форум
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео