Годовалую девочку забрали в приют, несмотря на наличие близких родственников 

Годовалую девочку забрали в приют, несмотря на наличие близких родственников
Фото: v1.ru
В Волгограде годовалая девочка Вика оказалась в доме малютки по решению местных органов опеки. После гибели матери её семья готова была взять воспитание ребёнка на себя, однако в опекунстве бабушке было отказано. Родной отец, на развод с которым погибшая успела подать документы, не согласился отдать дочь. Действуя на основании инструкций, чиновники забрали девочку и отправили её в приют. Она сможет вернуться оттуда, когда отец сдаст анализы и пройдёт освидетельствование у нарколога и психолога. При этом Вика без заботы родных болеет и стремительно теряет в весе.
26-летняя жительница Волгограда Оксана Ладатко в середине минувшего июля вызвала такси и отправилась по делам вместе со своей годовалой дочерью Викой. Во время поездки у водителя авто случился сердечный приступ и он не справился с управлением. «Лада» слетела в овраг и врезалась в дерево. Таксист погиб на месте, а молодая мать получила тяжёлые травмы. Во время удара женщина закрыла дочь своим телом, что спасло девочке жизнь.
Оксану доставили в реанимацию, где провели экстренную операцию — у неё был диагностирован перелом лобной кости. Требовались дорогие лекарства, которые оперативно привезли из Москвы, но спасти девушку не удалось. 23 июля 2018 года она умерла.
С отцом дочери — 27-летним гражданином Белоруссии Дмитрием Карякиным — Оксана разошлась за пару месяцев до трагедии — как раз накануне аварии она подала на развод. Родственники и знакомые погибшей утверждают, что мужчина её бил и угрожал сбросить с 11 этажа. Воспитание оставшихся без матери детей (у маленькой Вики есть старший брат) хотела взять на себя семья Ладатко. Опеку над мальчиком оформил брат Оксаны Артём. Стать опекуншей годовалой девочки захотела её бабушка.
Но органы опеки обратили внимание, что у ребёнка есть родной отец. И хотя родственники матери подавали письменные возражения, ссылаясь на неадекватность отца и его угрозы в адрес семьи, назначить мать погибшей опекуном внучки чиновники отказались.
В октябре 2018 года, спустя почти три месяца после гибели бывшей жены, отец вместе с полицией приехал за дочерью и потребовал отдать ребенка ему. Однако органы опеки забрали девочку в дом малютки «до разрешения вопроса».
Родственники погибшей с этим категорически не согласны и подали прошение об опекунстве в суд, параллельно пытаясь договориться с отцом.
«Всё время была с бабушкой»
Брат погибшей Артём Ладатко пояснил RT, что опекунство хотели оформлять на бабушку, потому что «юридически так проще», и так посоветовали адвокаты. Бабушке Вики 56 лет. По словам её сына, «серьёзных заболеваний нет, инвалидности нет, поэтому возраст не должен быть препятствием».
«Нам изначально говорили, что временную опеку над Викой можно взять только с разрешения законного представителя, отца», — вспоминает Ладатко. На момент трагедии местонахождение папы девочки оперативно установить не получалось, и его контакты опека попросила у семьи Ладатко. С Карякиным в результате связались, и он наотрез отказался отдавать ребенка под чью-либо опеку.
По словам брата погибшей, в августе «Карякин приехал, показался, и затем снова уехал».
«Для меня это дикость. Я не понимаю, почему не учитываются права ребёнка. Почему ребёнок страдает таким образом?», — прокомментировал решение органов опеки Ладатко.
По словам дяди годовалой девочки, до того, как опека изъяла её, Вика ничем не болела, была абсолютно здоровой.
«Её отвезли в больницу, и там она заболела, пропила курс антибиотиков. В доме малютки сказали, что ребенок не долечен и ещё раз назначили курс антибиотиков. Она столько потеряла в весе!» — переживает мужчина.
Ладатко уверяет, что маленькая Вика очень привязана к родственникам мамы. «Она всё время была с бабушкой после смерти Оксаны. И в больнице после аварии она с бабушкой лежала, а не с отцом, который не приехал и на выписку», — рассказал дядя девочки.
«Надо было решать, как жить дальше»
Отец годовалой Вики Дмитрий Карякин подтвердил RT, что намерен забрать девочку к себе. Мужчина рассказал, что отсутствовал в Волгограде, так как отправился на заработки в Москву, и именно поэтому в момент гибели бывшей жены не смог быть рядом с дочкой.
«Это же мой ребенок. Я думал, всё нормально, приеду потом, заберу. Надо было решать, как жить дальше», — уверяет мужчина.
Карякин считает, что родители бывшей жены виноваты в том, что годовалая девочка попала в детдом. По его словам, мнение родственников бывшей супруги о нём не соответствует действительности.
Карякин утверждает, что на его попытки забрать девочку «семья отказывалась открывать двери в квартиру». В результате в октябре 2018 года он приехал к Ладатко уже с полицией. Но девочку отцу не отдали.
Вместе с этим Карякин не спорит, что приезжал в Волгоград лишь трижды: на похороны, на приём в опеку (тогда он решил не забирать дочь, потому что она была еще совсем маленькой) и с полицией в октябре 2018 года.
Сейчас мужчина сдает анализы, ему необходимо пройти освидетельствование у нарколога и психолога. Карякин уверен, что, собрав все документы, он заберёт Вику с собой.
«Нужно действовать в интересах ребёнка»
В администрации Волгограда не смогли оперативно предоставить комментарий RT об обоснованности действий сотрудников органов опеки и попечительства.
Первый заместитель председателя Комиссии по поддержке семьи, материнства и детства в разговоре с RT отметила, что, если ребёнок остаётся без попечения родителей, его могут передать родственникам, а чтобы сделать это оперативно и без помещения ребенка в учреждение для детей-сирот, оформляется соответствующая временная юридическая форма.
«Если и бабушка, и дедушка и ребёнок живут в одном регионе, то временная опека оформляется в течение двух дней и ребёнка никуда обычно не передают. Орган опеки должен действовать в интересах ребёнка в первую очередь и делать максимально всё, чтобы он не попадал в учреждение», — считает Зимова.
Специализирующая на семейных исках адвокат пояснила, что с точки зрения закона орган опеки и попечительства поступил формально, выполняя инструкции.
«Сотрудники опеки зачастую действуют по инструкции. Они не соблюдают интересы ребёнка до появления какого-то обстоятельства: вот появился отец, и они начали делать то, что предписано законом, бездумно», — считает Айвар, отмечая, что если бы отец не появился, то ребёнок так бы и жил у бабушки.
Кроме того, по словам адвоката, для чиновника оформить передачу ребёнка в дом малютки проще, чем выяснять вопрос с опекунством.
Вместе с этим Айвар пояснила, что в случае, если отец не будет признан невменяемым, алкоголиком или наркоманом, то приоритет в воспитание ребенка будет отдан ему, а не бабушке.
«В данной ситуации ребёнок длительное время проживал в семье бабушки и дедушки, поэтому решение о том, с кем останется ребенок, не должно сопровождаться причинением ребенку психических и физических страданий. Они могли абсолютно спокойно оставить ребенка проживать у бабушки, пока решается вопрос с отцом. Более того, есть второй ребёнок, к которому привязана эта малютка и который привязан к ней, то есть они фактически сейчас задели чувства не одного ребенка, а двух», — заключила эксперт.
Женский форум
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео