Проверено на себе
Звёзды
Психология
Еда
Счет
Любовь
Здоровье
Тесты
Красота

Женский халифат

Россия практически перестала возвращать из Сирии и Ирака своих граждан, которые оказались в плену, после разгрома исламистов, хотя до этого делала это с «большой помпой». В чем была причина паузы, что изменилось в плане по возвращению и при чем тут — в материале News.ru.

Женский халифат
Фото: News.ruNews.ru

История вопроса

Видео дня

О возвращении из Ирака и Сирии российских граждан начали говорить в 2017 году. В августе глава Чечни Рамзан Кадыров заявил в своем Instagram, что поручил своему полномочному представителю, зампредседателю начать работу по поиску детей, вывезенных из России в горячие точки. В октябре на «Первом канале» вышел сюжет о прибытии в аэропорт Грозного самолета с 14 детьми и семью женщинами из Дагестана и Чечни. Женщины были допрошены , при этом дагестанки — в отличии от чеченок — позже были задержаны и осуждены за участие в незаконном вооруженном формировании. В некоторых случаях этим женщинам была предоставлена отсрочка от тюрьмы в связи с наличием малолетних детей. При этом редакции News.ru стало известно о том, что, например, осужденная по ч.2 ст.208 УК РФ (участие в незаконном вооруженном формировании) Загидат Абакарова к восьми годам колонии с отсрочкой на 13 лет была проинформирована после задержания о том, что, в случае ее «примерного поведения», ей не нужно будет отбывать наказание.

Тот факт, что вместе с детьми в Россию стали доставлять женщин, уехавших в ИГИЛ* (запрещено в России - ред.News.ru) стали осуждать блогеры и журналисты. Кадыров прокомментировал в своем Telegram ситуацию, сказав, что «Россия никогда с женщинами не воевала». В декабре 2017 на большой пресс-конференции похвалил деятельность главы Чечни, правда говорил президент только о возвращении детей: «То, что Кадыров делает — это благородное дело. Дети не принимали решения о том, что им надо туда ехать». А вот директор в 2018 году выступил в другом тоне. Он рассказал о росте «масштабов возвращения по гуманитарным каналам из зон вооруженных конфликтов жен и вдов боевиков, в том числе с малолетними детьми».«Не секрет, что эти женщины и даже дети используется главарями террористов в качестве вербовщиков, террористов-смертников, либо исполнителей терактов, а также связников», — заявил Бортников.

По данным Znak.com, выступление директора ФСБ было свидетельством недовольства силовиков тем, что жёнам исламистов помогают с возвращением в Россию. Так или иначе, но привозить кого-либо вскоре прекратили вплоть до начала 2019 года. При этом среди последних возвращенцев были только дети.

Без глобальных изменений

Официальные комментарии по ситуации отсутствовали. Директор департамента информации и печати заверила News.ru, что никакого изменения позиции России по вопросу возвращения взрослых граждан из Сирии и Ирака не произошло, несмотря на то, что в Россию в последнее время доставляют только детей.

«Это вопрос правоохранительных органов. Вопрос, в первую очередь, судебных и правоохранительных органов, тех стран, в которых задерживаются лица, связанные с террористической деятельностью или члены семей террористов. Второе — это вопрос взаимодействия дипломатов, нашего посольства, консульства, центрального аппарата министерства иностранных дел, которые оказывает поддержку правоохранительным органам, которые осуществляют соответствующий контакт. Все это — вопросы, которые каждый раз решаются индивидуально. Бывает, что с террористической деятельностью были аффилированы целые семьи. Иногда кто-то арестован и задержан, а кто-то уже под следствием или суд уже вынес приговор. Есть ещё аспект наличия договора о взаимной выдаче граждан. Но никакого глобального изменения — политического или другого [в вопросе возвращения взрослых граждан РФ назад] — нет», — заявила Захарова.

Член Зияд Сабсаби сказал News.ru, что «этой темой больше не занимается» и порекомендовал обратится к уполномоченному по правам ребенка РФ . В аппарате уполномоченного ситуацию с женами ИГИЛовцев* комментировать отказались, отметив, что в их сферу входят только дети. Одна из занимающихся вопросом возвращения людей из Ирака и Сирии чеченская активистка Хеда Саратова заявила News.ru, что, по её мнению, причиной того, что женщин и детей стало сложнее вывозить из Сирии, являются российские спецслужбы.

«Точной информации нет, но поступают такие сигналы. Силовики об этом открыто не говорят, хотя могли бы — как мы видим, в западных странах сейчас идет оживленная публичная дискуссия на тему того, что делать с женами ИГИЛовцев*. Я разговаривала с родственниками женщин и детей, которые находятся в Ираке. И которые беседовали с иракским послом. Он сказал им, что они готовы отпустить пленных, но их не берёт Россия, а в России говорят, что не пускает Ирак. Катят друг на друга бочку», — сказала Саратова.

Претензии к «слишком гуманному» отношению к женщинам, уехавшим в ИГИЛ* действительно стали причиной оживленной дискуссии на Западе. Особенно много внимания было привлечено к британке Шамиме Бегум, которая ухала в 15-летнем возрасте, а сейчас, оказавшись в плену, просит власти Великобритании о помощи. В ее защиту выступили многие политики и журналисты, но было и другое мнение. Так, например, в фонде «Свободные езиды» («Free Yezidi Foundation»), который помогает жертвам ИГИЛ*, были возмущены тем, как в мировой прессе освещают ситуацию с жёнами исламистов.

«Отвратительно то, что благополучию женщин вроде Шамимы Бегум и ее детям уделяется так много внимания, тогда как тысячам женщин, которые были похищены и обращены в рабство её организацией — нет. Работа женщин в ИГИЛ* заключалось и в том, чтобы запирать похищенных в домах, пока бойцы ИГИЛ* воевали. Более того, часто эти женщины заставляли пленных принимать душ, одевали их, наносили макияж, перед тем как их продавали или насиловали боевики», — заявляли в Фонде.

Откуда Чечня

Уполномоченный по правам человека в Республике Дагестан рассказала News.ru, что на самом деле именно аппарат уполномоченного был первым, кто стал привозить из Сирии и Ирака российских детей.

«Уважаемый Рамзан Ахматович Кадыров всплывает с флагами везде, где есть какая-то общественно-значимая тема и широкий резонанс. Здесь это и произошло. Понятно же, что полномочий поднять в воздух борт военно-космических сил РФ или у регионального руководителя — каким бы героическим и популярным он не был — нет. Никакой руководитель субъекта не может отдавать приказы ни министрам, ни военным. Это очевидные вещи для нас, но не очевидные для публики и некоторых журналистов», — рассказывает чиновница.

По словам Ежовой, аппарат начал работу по возвращению детей за год до того, как в этой теме появился Кадыров. При этом деятельность старались вести как можно тише.

«Мы понимали, что будем привозить детей не Олимпийских чемпионов, а детей террористов и отношение к ним в обществе очень неоднозначное, даже скорее негативное... Первых детей мы вообще попытались вывезти из региона в Волгоград, к родственникам. Потом, когда они вернулись в Дагестан и пошли в школу, это уже были дети, которые «вернулись из Волгограда», — объясняет Марина Ежова.

По ее словам, с самого начала было обозначено что аппарат уполномоченного будет заниматься исключительно возвращением детей.

«Почему появилась Чечня? Первые дети были из Сирии и они вывозились военными бортами с базы Хмеймим. Встал вопрос, где лучше приземлить военный самолет. В Ханкале есть военный аэродром, а в Махачкале условий для грамотной посадки военного самолета не было. Чечня перевернула нашу логику как песочные часы. Там, где мы старались привозить тихо, даже не всегда рассказывая всё родственникам, у них превратилось в толпу у трапа с флагами, плакатами, плачем, благодарностями и так далее. Мы закрывали на это глаза, но все закончилось, когда пользуясь всей этой историей стали привозиться женщины», — рассказывает Ежова.

Как отметила чиновница, когда к их работе подключился сенатор Сабсаби, они обрадовались, так как «он человек опытный, знает язык и регион».

«Однако так получилось, что именно Сабсаби и привёз женщин. Борт, выделялся для детей и должен был привезти только детей, но вот открывается дверь и оттуда выходят женщины. Я точно могу сказать, что Сабсаби об этом не просил аппарат уполномоченного и Кузнецову. Я не знаю, кто именно просил, но есть люди, которые могут, и именно эти люди прикрыли нам деятельность на целый год», — рассказывает Ежова.

В итоге за 2018 год не было привезено ни одного ребенка. Ежова признается, что не знает точно кто настоял на том, чтобы прекратить возвращать женщин и детей, но работа встала и самолет перестали давать.

«Там тоже есть разные женщины и которые, например, романтичные девочки, купившиеся на разговоры о счастье и 10 детях и те, кто поехали туда, чтобы вытащить родственников и застряли. Если бы привезли, например, таких — это было бы еще одним делом. Однако, например, все привезённые дагестанки были в розыске. Две уже имели приговоры и отсидели по 208-й (Организация незаконного вооруженного формирования или участие в нем — прим.). А первое, что они сделали, отсидев — поехали в Сирию», — объясняет Ежова.

Пресс-секретарь Рамзана Кадырова не захотел оперативно комментировать News.ru эту информацию. Однако Каримов подчеркнул, что работа по возвращению детей и женщин идет в прежнем режиме.

«Будете здесь гнить»

Мадина родом из Кабардино-Балкарии. Она — одна из тех, чьи родственники поехали в ИГИЛ*. Сейчас её сын и его жена в плену в Ираке. Она также рассказывает, что ситуация с женщинами была лучше, когда темой активно занимался Рамзан Кадыров, а сейчас об их возвращении перестали говорить.

«В Ираке пленным женщинам предъявляют, в частности, пособничество террористам. Что они якобы своим мужьям готовили, стирали, я извиняюсь, спали и рожали детей. В этом заключается пособничество терроризму? Ну, я не знаю — все женщины, кто ушёл туда — это сунниты, они по Сунне правильно поступили, они последовали за своими мужьями. Никакого насилия, принуждения не было. Они поступили так, как должна поступать жена. Судят при этом там массово. Один судья является и прокурором и адвокатом. Защититься на суде возможности нет. Каждый человек имеет право на защиту, но наши женщины — граждане РФ — почему-то этого права лишены», — говорит Мадина.

Она считает, что её родственники и все остальные россияне, попавшие в плен должны быть привезены в Россию и быть осуждены здесь, если нарушали какой-то российский закон. Мадина подчеркивает, что Россия во многом виновата, что «дети там».

«Все же знают историю с осуждёнными за пытки людей из ингушского центра „Э“. Для нас тут это не секрет. В свое время мой сын прошел через пытки от силовиков. При этом его выпустили и даже не предъявили обвинения! Люди, которые попали тут под колпак решили уехать туда и исповедовать религию как им удобнее, но их обманули, рассказав сказки про красивую жизнь. При этом до сих пор не пойман ни один вербовщик», — говорит Мадина.

Женщина рассказывает, что вернувшиеся дети описывают то, как охранники в иракских тюрьмах отбирают у пленных гуманитарную помощь и рвут вещи, которые для детей шьют матери.

«Консул наш, находящийся в Ираке — — ну скажем так — хотелось бы чтобы у этого человека было сердце. Когда девочки с ним встречаются он им говорит: „Детей заберут, а вы будете здесь гнить“. Это россиянин говорит россиянке! По моей информации, требуется 20 минут на справку, нужную для вывоза оттуда ребенка. Однако наших детей просевают через сито», — говорит Мадина.

Что сейчас

Уполномоченный по правам ребенка в Дагестане Марина Ежова утверждает, что несмотря на паузу в 2018 году, они ни не прекращали работать.

«Мы с Анной Юрьевной доказывали всем нашим коллегам, что да, нас мягко говоря, сбили с курса, но это не повод все сворачивать, а повод сделать выводы и более четко обозначить правила игры. Год нам потребовался на то, чтобы донести свою позицию. Кузнецова подготовила президенту доклад, в котором она изложила все аргументы, все минусы и перспективы. 23 ноября президент решил все же поддержать нашу деятельность. Теперь к этой работе был подключен ответственный человек, уже не из Чечни. Нам предоставили борт МЧС со всем сопутствующим. дал врачей, Росгвардия — людей для охраны. Это стало четким механизмом после распоряжения президента. Также было решено, чтобы избежать предыдущих недочетов все самолеты теперь приземляются в Москве, а не в Чечне. 30 декабря прилетел 1 борт в 2019 второй — 10 февраля. Работа идет. Но без Чечни», — рассказывает чиновница.

*ИГИЛ, «Исламское государство» — организация, признанная в РФ террористической. Ее деятельность была запрещена.