В Петербурге суд обязал россиянку отдать двухлетнюю дочь мужу-датчанину

Дзержинский суд Санкт-Петербурга обязал россиянку вернуть дочь отцу — датчанину Яннику Петерсену. В 2018 году Захарова вместе с двухлетней Сесилией уехала из Дании, где проживала с мужем, в Россию, и подала на развод. По словам родственников, датчанин пытался ограничить общение матери с ребёнком. Однако сразу же после их отъезда Петерсен заявил в полицию о похищении Сесилии. Теперь суд, руководствуясь Гаагской конвенцией 1980 года, требует передать дочь отцу, несмотря на то что органы опеки и встали на сторону матери. Защита Захаровой намерена обжаловать это решение.
В Петербурге суд обязал россиянку отдать двухлетнюю дочь мужу-датчанину
Фото: RT на русскомRT на русском
Россиянка Алёна Захарова переехала в Данию в 2013 году. Через год она познакомилась с датчанином Янником Риисом Петерсеном, у них завязались отношения.
По словам сестры Захаровой Светланы Гончар (сама Алёна не хочет общаться с прессой), Петерсен с самого начала не был заинтересован в браке с россиянкой, не был рад и её беременности. По этой причине девушка в 2016 году на позднем сроке вернулась в Россию.
Накануне родов датчанин приехал в Санкт-Петербург и объявил, что всё же хочет считаться законным отцом ребёнка. В июне 2016 года у пары родилась дочь Сесилия Милана Петерсен — девочка сразу же получила российское гражданство и прописку в Санкт-Петербурге.
После рождения ребёнка пара вернулась в Данию, где спустя месяц Алёна и Янник расписались. При этом оба взяли двойные фамилии. По словам родственников россиянки, первое время семейная жизнь Захаровых-Петерсен складывалась хорошо — дочь получила гражданство Дании, а россиянка — вид на жительство.
Средства, которые получала Захарова по уходу за ребёнком от датского правительства, приходили на счёт мужа, в связи с чем женщине всё сложнее было обеспечивать себя и дочь самостоятельно.
«Муж работает в ночную смену, поэтому он хотел, чтобы ребёнок как можно раньше пошёл в сад, чтобы, когда он приходил с работы, он мог спокойно отсыпаться. Петерсен хотел отправить Милану в сад в три месяца, но там не было мест», — вспоминает сестра.
Молодая мама работала нянечкой в детском саду, и ей вполне хватало на жизнь, но спустя два года начались проблемы. Муж, по словам сестры Захаровой, пытался ограничить её в правах на воспитание и общение с дочкой, намеревался отдать девочку на воспитание своей матери, угрожал и вовсе отобрать ребёнка.
«Она поняла, что происходит что-то странное, потому что муж не захотел продлевать ей вид на жительство. Потом они (муж и его семья. — RT) пытались заставить её пойти к нотариусу, чтобы подписать документы о том, что Милана будет жить пять дней с бабушкой, один день с папой и только один день с Алёной. Начались скандалы», — рассказала сестра Захаровой.
Испугавшись такого поворота в семейной жизни, осенью 2018 года женщина решила вернуться с дочкой к родителям в Санкт-Петербург. Датчанин немедленно отреагировал на побег жены, обратившись в датскую полицию и органы опеки.
«Янник в тот же день подал заявление в полицию о похищении ребенка, хотя у Алёны есть от него разрешение на путешествие с ребёнком на три года. Опека временно ограничила её в родительских правах, приняв решение за два часа, потому что муж скрыл от них существование разрешения на вывоз Миланы», — пояснила сестра Захаровой.
Упустили время
Вернувшись на родину, Захарова обратилась за помощью к уполномоченной по правам человека в Санкт-Петербурге . Прислушавшись к рекомендациям уполномоченной, молодая мама подала исковое заявление на развод и на определение места жительства несовершеннолетнего ребенка с матерью в октябре 2018 года, а также заявление на запрет выезда ребёнка за границу РФ в феврале 2019 года.
Развод запрашивали в Смольнинском суде Северной столицы дважды — в первый раз был получен отказ.
«Мы подали заявление о разводе к мировому судье, но он сказал, что это дело не в его компетенции, так как он не может грамотно известить отца внучки согласно Гаагской конвенции. В результате мы были вынуждены забрать заявление», — вспоминает отец россиянки, сокрушаясь из-за потерянного времени. По этой причине, как он считает, теперь дело его дочери рассматривается в рамках Гаагской конвенции 1980 года. Этот ратифицированный в РФ в 2011 году документ регламентирует гражданско-правовые аспекты международного похищения детей.
По мнению родственников россиянки, Петерсену дочь не нужна, так как он ни до родов, ни после не проявлял к ребёнку интереса, а после отъезда жены «ни разу не поинтересовался, как её здоровье, что кушает дочь, на что она живёт».
«Он приехал в Россию после родов, убедил всю нашу семью, что он будет хорошим мужем и отцом, и после этого моя дочь и внучка уехали пробовать жить в Данию. До сих пор жалею, что не составил брачный контракт и отпустил внучку», — признается Захаров.
Также россиянка опасается, что супруг может выкрасть дочь. Особую тревогу у неё вызывает и то, что если ребёнок окажется в Дании, Захарова не сможет его вернуть: в январе 2019 года у женщины истёк срок визы.
«На территории Дании предусмотрено уголовное наказание за кражу ребенка. Соответственно, если Дзержинский суд удовлетворит иск, дочка не сможет видится с внучкой. Даже непродолжительное разлучение ребенка с матерью в столь раннем возрасте, когда ему необходим тактильный контакт, негативно отражается на детской психике, причиняет ребенку сильные моральные и физические страдания», — убежден дедушка двухлетней Миланы.
«Они неправильно читают»
В январе 2019 года Петерсен подал в Дзержинский суд Санкт-Петербурга иск о возвращении ребёнка. В начале апреля 2019 года состоялось основное слушание по этому делу. В результате суд, опираясь на положения Гаагской конвенции, требование истца удовлетворил и постановил вернуть ребёнка в Данию. Сейчас семья Захаровой ждёт выдачи текста вердикта, чтобы обжаловать приговор в суде второй инстанции.
В ходе судебного заседания Захарова с адвокатом апеллировали к суду наличием нотариально заверенного разрешения Петерсена на выезд дочери из РФ в страны Шенгенского соглашения сроком на три года (документ есть в распоряжении RT).
В России интересы иностранца представляет адвокат Антон Жаров, специализирующийся на спорах между родителями в отношении детей. В беседе с RT Жаров отказался комментировать семейную ситуацию своего клиента, сославшись на профессиональную этику, однако пояснил, что похищать ребёнка Захарова не имела права, чтобы ни происходило между супругами.
«Когда речь идёт о возврате детей за границу, в принципе нет вопросов о том, хорошо или плохо кому-то жилось. Когда один из родителей ворует ребёнка за границу, единственное решение, которое может принять суд — это вернуть ребёнка в ту страну, откуда ребёнок похищен, и только там, по месту постоянного жительства, будут решаться все остальные вопросы», — обозначил позицию стороны мужа адвокат.
По словам Жарова, подписанное Петерсеном разрешение на выезд Миланы из РФ в страны Шенгенского соглашения не позволяло Захаровой увозить дочь из Дании без ведома мужа.
«Это разрешение на выезд её из РФ. Они его неправильно читают. Кроме того, само разрешение сроком на три года не означает, что эта поездка должна состояться», — заявил Жаров.
Шансы есть
На стороне россиянки отечественные органы опеки и прокуратура. На суде они дали свои заключения о том, что ребёнку лучше оставаться с мамой. Опека в своём заключении ссылается на статью 38 Конституции РФ о государственной защите материнства и детства, а также на провозглашённую Декларацию прав ребёнка и Конвенцию о правах ребёнка 1989 года.
Семья Захаровой настаивает на том, что ребёнок был вывезен на законных основаниях.
«Почему мы так боимся этой конвенции? Почему мы не можем выносить в судах решение в пользу ребёнка и мамы? Все же документы есть, почему мы не можем сказать папам-иностранцам и их адвокатам: «Извините, товарищи, но оснований удовлетворить ваш иск у нас нет!» — негодует сестра россиянки.
Ознакомившись с материалами дела, адвокат и специалист по гражданским и международным делам Мария Ярмуш посоветовала семье Захаровой грамотно составить апелляцию, отметив положительные заключения опеки и прокуратуры.
«Если там не было прямого запрета на выезд из Дании, или не было определено место жительства ребёнка с отцом, то она имела право вернуться с ребёнком к себе домой, в Россию. Там очень тонкая грань. Я сама защищала тех, у кого вывезли детей, и московские суды писали о том, что не было запрета на вывоз, а значит, мать имеет право ребёнка забрать», — пояснила Ярмуш.
По словам Ярмуш, суд должен учесть мнение органов опеки и прокуратуры, а также международные требования не разлучать малолетних детей с матерью.
«Если бы я защищала её в первой инстанции, и у меня была бы бумага о том, что мать имеет право вывозить дочь из России в любые Шенгенские страны, то я бы уже на основании этой бумаги доказывала, что отец знал, что ребёнок будет жить в России и дал ей такое разрешение», — заключила Ярмуш.
18+