Ещё

Медсестра выходила брошенную девочку и удочерила ее 

Фото: WDay.ru
«Не та мать, что родила, а та, что воспитала», — гласит народная мудрость.
43-летняя медсестра была бесплодной. Справиться с этой бедой она не могла никак: ни один метод лечения не сработал. Поэтому к 40 годам Лиз окончательно рассталась с надеждой — и мечтой — когда-нибудь стать мамой. Свой материнский инстинкт она успокаивала, заботясь о детях в больнице, в которой работала. Да еще с племянниками нянчилась — их у нее было аж 13.
Но в один день жизнь Лиз круто изменилась. В больнице, где она работала, родила женщина — как принято говорить у нас, со слабой социальной ответственностью. Роженица была наркоманкой, в больницу попала с преждевременными родами. На 29-й неделе у женщины родилась дочь. Кроха еле дышала и весила всего 850 граммов. Малышку молодая мать и видеть не захотела. Бросила ее в роддоме. За следующие пять месяцев, что маленькая Жизель — так назвали девочку — провела в неонатальном отделении, борясь за жизнь, ее никто ни разу не навестил. Мало того, о ее состоянии даже по телефону никто не спросил. Да, своим родителям дочка была абсолютно неинтересна.
Эта история могла бы закончиться, как сотни подобных: младенца при благоприятном стечении обстоятельств выхаживают, а потом отправляют в детский дом или приемную семью. Что ждет ребенка после, никто не знает, но очень часто — ничего хорошего. Но Жизель повезло. Ее увидела Лиз Смит, которая моментально влюбилась в голубоглазое чудо со светлыми волосенками. Это был тот самый день, когда специалист поставил крест на ее надеждах забеременеть при помощи ЭКО. Закрылась одна дверь — открылась другая.
facebook.com/liz.smith
«Жизель родилась с синдромом неонатальной абстиненции, ведь ее мать вела, мягко говоря, не самый здоровый образ жизни», — вспоминает Лиз. Но сложная наследственность девочки ее нисколько не напугала.
Выходить малышку было непросто. Но Лиз твердо решила, что крошка Жизель этого заслуживает, ведь она уже пять месяцев сражается за жизнь!
«Я никогда раньше не думала об усыновлении. Точнее, думала, но отказалась от этой идеи. Мне казалось, что приемный ребенок — это совсем не то. Будто это ненастоящее материнство», — говорит Лиз.
Женщина принялась ухаживать за Жизель. Каждый день после работы она приходила к ней в отделение и делала все, чтобы малышка догоняла в развитии сверстников.
«У нее был синдром отвращения к еде. Это часто бывает у детей с неврологическими нарушениями. Она просто не могла есть, — вспоминает медсестра. — Но то, что я могла навещать Жизель каждый день, было моей наградой. Я была счастлива».
Но даже когда Жизель совсем поправилась и была готова покинуть стены больницы, им не сразу удалось воссоединиться с Лиз. Несмотря на то что девочка успела привязаться к своей медсестричке и полюбить ее, Лиз пришлось отстаивать свое право на усыновление в суде. Ведь мамам-одиночкам никто не спешит вручать право опеки над детьми. А Лиз была не замужем.
«На всю эту бюрократию ушло много времени. Но мы наконец-то официально стали одной семьей», — рассказывает Лиз. Все это время Жизель оставалась в больнице под опекой государства. Цель французской политики по работе с брошенными детьми — воссоединить их с родной биологической семьей. Поэтому родителей буквально заставляли навещать малышку. Но чувствами к ней они так и не прониклись. Зато чувства Лиз никуда не делись.
«553 дня прошло со дня нашей первой встречи и до дня, когда я смогла забрать Жизель Кэтрин Смит домой», — добавила Лиз.
Зато теперь она абсолютно счастлива. А люди отмечают, что мать и дочь даже внешне похожи: обе светловолосые, голубоглазые и невероятно любящие.
«Я не думала, что люди, не связанные кровным родством, могут быть настоящей семьей. Я ошибалась», — смеется Лиз.
Женский форум
Читайте также
Новости партнеров