Ещё

«Маша, дура, надо рожать!»: тверские чайлдфри о том, почему осознанно отказались от рождения детей 

«Маша, дура, надо рожать!»: тверские чайлдфри о том, почему осознанно отказались от рождения детей
Фото: tvernews.ru
Пока церковь, врачи и депутат Милонов словом и делом борются против абортов, в России неуклонно растёт число «чайлдфри». Это люди, которые сознательно отказываются от рождения детей. По последним данным ВЦИОМ, за десять лет доля таких людей выросла с практически нуля до 6%. Почему современные люди выбирают жизнь без детей, зачем великие педагоги отказывались от своего потомства, что отвечать, «если часики-то тикают» и что обо всём этом думают психологи, священники, гинекологи и люди старшего поколения с детьми и без — в материале . Автор картинок — . Откуда взялись «чайлдфри» Возможность осознанно выбрать бездетность появилась, собственно, не так давно и во многом благодаря сексуальной революции вкупе с качественной контрацепцией. Материнство и отцовство в конце XX века стало правом, а не обязанностью. Тогда некоторые женщины и мужчины начали выбирать свободную от детей (дословно «child-free») жизнь. Ещё в начале прошлого века всё было совсем не так. В дореволюционной России проблема «чайлдфри» практически отсутствовала, говорит , практикующий психолог, кандидат психологических наук, доцент. Невозможность рожать была трагедией для женщины. А с пропагандой демографии отлично справлялась религия, которая видела целью всех сексуальных отношений исключительно рождение детей. Нужно понимать, что до 30-х годов XX века отношение к детям кардинально отличалось от современного. Медицина была столь несовершенной, а детская смертность — столь обыденным явлением, что, например, о младенцах, скончавшихся до трехлетнего возраста, горевали далеко не так безутешно, как в наши дни. Новорожденного мало кто воспринимал как полноценного человека, а людей, которые отдавали детей в воспитательные дома, никто особенно не осуждал. Бесспорно, во все времена были люди, отказывающиеся даже от уже рождённого своего потомства. Например, великий мыслитель и педагог Жан-Жак Руссо, создавший знаменитый трактат о воспитании детей, каждого из собственных пятерых детей сразу после рождения определял в воспитательный дом, нисколько не заботясь о том, как складывалась их судьба. Руссо полностью отказался от собственных детей и оправдывал свои поступки тем, что считал воспитание слишком ответственным делом, что сам он был, по его мнению, не в состоянии воспитать из них приличных людей; что предпочел бы их видеть рабочими или крестьянами, а не авантюристами, как их отец. «Одинокий, больной и всеми оставленный в своей постели, я могу умереть в ней от нищеты, холода и голода, и никто из-за этого не станет беспокоиться», — писал Руссо под конец жизни. В Россию феномен массовости «чайлдфри» пришел позже Европы, где о свободе от детей заговорили еще в 70-х. В нашей стране в 2005 году «чайлдфри», по данным ВЦИОМ, практически не было, а вот в 2018-м их доля составила уже 6%. Кого больше среди них — организованных или стихийных — социологам еще предстоит выяснить. Со-общества «Чайлдфри» Сторонники «чайлдфри» создают свои «ламповые» сообщества, где знакомятся, делятся впечатлениями о жизни и обсуждают темы, которые часто касаются популярной «яжемать», ну и просто постят котиков и мемасы. «Овуляхам» — так называют помешанных на рождении детей представительницам прекрасного пола — висит предупреждение: вход в сообщество «Чайлдфри» запрещён. Участники сообщества поддерживают адекватный либеральный феминизм и равенство прав полов. Но резко против радикального феминизма и сексизма. Кроме того, «Чайлдфри» выступает за свободу репродуктивных прав (в том числе абортов), против принудительного призыва в армию и прочей дискриминации по половому признаку вне зависимости от пола. В группе состоят несколько десятков пользователей из Твери. Мы спросили у жителей и жительниц Тверской области, в том числе, участников аналогичных сообществ, почему они осознанно отказываются от детей. Имена и возраст не вымышлены и, возможно, в этих историях вы даже узнаете своих знакомых: Мария, 28 лет, Тверская область: — Если в общем, то я просто не хочу растрачивать свою драгоценную жизнь. Я не вижу в ребенке смысла своей жизни и живу для себя. У моих самых близких подруг тоже нет детей, и они особенно не горят желанием их иметь. Возможно, это также влияет на мою позицию чайлдфри, не знаю. С другой стороны, у меня есть подружки-мамашки. Вот от них я постоянно слышу что-то типа «ну, когда замуж уже? Маша, надо детей рожать, а ты время зря теряешь». Иногда это бесит. Вообще я никогда не мечтала о детях там, о тихой семейной жизни. Говорят же, что мы сами себя программируем. Вот я никогда себя не программировала на мужа и детей. Это скорее антипод идеального будущего для меня. В то же время я не могу отнести себя к ненавистникам детей. У меня есть родная племянница, я просто без ума от нее. Мы проводим очень много времени каждый день вместе. Я с ней играю, балую, дарю подарки. Но это удобный мне режим: «захотел поиграть — поиграл и отдал маме». Когда она долго плачет, я начинаю злиться. Быть может, я просто боюсь этой ответственности — когда ты никому не можешь взять и отдать ребенка, если он долго капризничает или болеет, например. И да — я допускаю мысль, что у меня когда-нибудь могут появиться дети. Жизнь-то непредсказуемая штука. Но сейчас мне 28 лет. У меня интересная работа, я люблю путешествовать и ооочень люблю поспасть. И меня все это очень устраивает. Пока. А что касается пресловутого стакана воды в старости, то в силу своей работы я очень часто вижу, как свои же дети старикам не то, что этого стакана воды не подают, а ждут-не дождутся, когда они побыстрее уйдут в мир иной. Александр, 35 лет, Тверь: — Есть люди, которым не нравится манная каша. Вот не нравится и все. Так и со мной. Не нравятся мне дети, и я не чувствую в них потребность. А еще я ценю тишину и покой. Дети с этим никак не вяжутся. А детские крики для меня — боль и страдания. Друзья спокойно относятся к моей позиции. Мама все еще по каким-то неведомым мне причинам думает я женюсь и наклепаю детей. Папа спокойно относится к моему выбору. Сестра также. Пары у меня нет. Девушку чайлдфри в Твери крайне тяжело найти. Есть друзья чайлдфри и почти все они с других городов. Точнее только один друг чф из Твери. Мария, 25 лет, Тверская область: — В 20 лет я мечтала о детях. Тогда у меня были длительные отношения с молодым человеком и убежденность, что счастье любой женщины — это муж и ребенок. Мы вместе планировали идеальное будущее с детьми и любовью до гроба. Потом отношения себя исчерпали, любовь прошла, а вместе с ней и мечты об этом идеальном будущем. В 25 мой идеальный мир перевернулся, и теперь я четко понимаю, что для моего счастья недостаточно мужа и детей. Мир намного шире, больше и поводов для счастья в нем -тоже. Я нашла интересную работу, начала вести здоровый образ жизни, влюбилась в спорт и похудела на 15 килограммов. И сейчас мне очень хочется пожить для себя — увидеть мир (хотя страшно боюсь самолетов), переехать в другой город, Мои знакомые, у которых уже есть дети, буквально насилуют меня своими советами: «Маша, дура, надо рожать! Это предназначение женщины! Чем тебе ребенок помешает?» «Родишь поздно — будешь старой мамашей»! и прочее. Позиция моей мамы — надо родить для себя. Но я с ней не согласна. Хотя совсем немножко, но боюсь себя лет в 60 одинокую, бездетную и жалеющую об этом. Я очень люблю животных и много времени провожу с ними, по возможности помогаю тверским зоозащитникам. Я где-то читала мнение психолога, что любовь к животным — это сублимация материнского инстинкта. Но это не кажется мне истиной. Сколько себя помню — таскала домой бездомных котят и щенков. Вряд ли мой материнский инстинкт проснулся в пять лет. Пока что меня устраивает моя жизнь. И чем больше живу, тем меньше хочется детей. Тимофей, 28 лет. Тверь: — Я четко понимаю, что не хочу иметь детей. Во-первых, я просто не представляю себя родителем морально. Это огромная ответственность — воспитывать человека. Не просто менять пеленки, кормить, укладывать спать, водить в сад и школу, но воспитывать в нем личность. Во-вторых, это крайне сильно ограничит мою жизнь. У меня серьезная работа с ненормированным графиком — я часто остаюсь ночевать в офисе, свои интересы, требующие физически много времени и времени на одиночество — мне очень нужно быть одному какое-то время. С семьёй у меня этого, конечно, не получится. У меня, кстати, есть коллеги с семьями, которые живут такой же жизнью, что и я. И говорят, что им это нравится и в принципе все устраивает. Дети, я думаю, должны быть абсолютно осознанным выбором. И родители должны понимать свою ответственность за воспитание не просто двуногого существа, а высокоморальной личности, способной к созиданию. Дети же берут примеры родителей: если не хочешь чтобы ребенок курил — не кури, хочешь, чтобы читал книги — сам читай. Это же огромная ответственность. А я — гиперответственный человек. Я даже ради собаки переехал жить за город, чтобы создать ей нормальные условия. Что касается родителей, то мама сначала плохо относилась к этим мыслям, но потом вроде смирилась. А вот папа никак не понимает, что дети — это не мое. Почему это стало популярным Психолог Ирина Морозова объясняет появление «чайлдфри» тем, что в развитом обществе потребления изменилась иерархия жизненных ценностей. В современном мире, по её мнению, у женщин появилось огромное количество альтернативных возможностей для инвестиций собственных сил и времени, альтернативных по отношению к усилиям и затратам времени на рождение, воспитание и социализацию рождённых детей. А, вследствие этого, сместились и смыслосодержащие векторы жизни женщин: — Карьера, деньги, фитнес, саморазвитие, путешествия — стали основным содержанием жизни наших современников. Вместе с этим, рождение детей отодвинулось на задние позиции в рейтинге жизненных ценностей. И молодым, честолюбивым женщинам решение инвестировать свои силы и время «в себя» кажется весьма выгодным, «современным» и разумным. А дети… Как минимум, с детьми можно подождать, а лучше — вообще не стоить тратить на них время и силы… Вот только женщины, увлеченные карьерой и удовольствиями жизни, которые в изобилии предлагает современное общество, к сожалению, не могут спрогнозировать и понять отдаленные фатальные последствия своего решения не рожать. Институт семьи зародился на заре человечества именно как условие выживания биологического вида «человек». Дети, пополняя семью, помогали охотиться, заботиться о домашнем хозяйстве, а в конце жизни родителей — обеспечивали заботу и жизнеобеспечение немощным предкам. Современный человек, как правило, уже не связывает решение подобных задач с деторождением. В развитых странах существует целая система социального обеспечения престарелых людей. Но суть дела в том, что каждый человек живет в своей возрастной страте, то есть с теми людьми, которые родились приблизительно в одно время с ним. Это наши друзья, родственники, соседи, сотрудники… Все мы не вечны, поэтому, рано или поздно, наши ровесники и друзья — люди примерно нашего возраста, нашего поколения — уходят. Люди с хорошим генофондом и здоровьем доживают до солидного возраста, а иногда становятся и долгожителями. И, если у таких счастливчиков нет детей и внуков, то они остаются в своей возрастной страте в одиночестве, теряют социальные корни и контакты. Дети в этом плане — некое связующее звено пожилого человека с этим стремительно меняющимся миром. С детьми у родителей есть общая история, события, эмоции. Конечно, дети — это довольно расходное предприятие, с точки зрения вложенных в него сил, средств и времени. Но когда ваша социальная активность обнулится, и вы не будете столь востребованы в социуме, дети и внуки станут вашей эмоциональной нишей и «поплавком» в жизни. Как говорят французы, «если бы молодость знала, если бы старость могла…». Для «чайлдфри» это выяснится, когда все возможности по рождению детей будут далеко позади во времени… Протоиерей Сергий Дмитриев, настоятель Покровской церкви, руководитель епархиального отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ, несколько лет служивший священником в Италии, говорит, что повышенное внимание к «чайлдфри» в России, вероятно, породила мода в ориентации на Запад: — Однако ориентируется молодежь почему-то на отрицательное, а не на положительное. Да, действительно, некоторые европейские женщины для начала хотят укрепиться, сделать карьеру. Но после всего этого наступает возраст, в котором порой сложно родить. А некоторые и не собираются иметь детей. Но на самом деле сейчас в Европе существуют многочисленные общественные движения, которые борются за сохранение семьи, за семейные ценности. В Италии проходят многотысячные манифестации за здоровую семью. Там идет борьба за эти ценности. В СМИ же про эту борьбу, общественные организации и митинги не сообщают. А наша молодежь, имея информацию со знаком «минус» и воспринимая Запад как «запретный плод», ориентируется именно на то, что дают о жизни на Западе журналисты. В итоге мы получаем то что получаем. Я думаю, что нужно показывать и писать по этой тематике именно о позитивных поводах. И, кстати, не с абортами нужно бороться. Аборт — это результат. Результат того, что мужчина оказался не надежным плечом и опорой, результат того, что девушка не смогла сохранить невинность, результат сложного материального положения и прочего. Поэтому бороться нам нужно не «против», а «за», за крепкую семью, за воспитание детей, за социально-экономическую базу для молодых семей. И показывать примеры таких семей, как у нас, так и за рубежом. Кстати, тут ещё нужно понимать, что национальный состав Европы постепенно переформатируется. Беженцы и мигранты, как правило, имеют крепкие и большие семьи с несколькими детьми. Поэтому думающие европейцы на это смотрят и делают для себя выводы. И осознанный отказ от рождения детей — это совсем не тенденция в Европе. Страна состоит из крепких семей. Оттуда вырастают таланты, герои и лучшие люди страны. Поэтому без крепких семей нормального государства не будет. И Церковь об этом говорит. Я в моей жизни не встречал людей, осознанно отказывающихся от рождения детей. За исключением тех, кто выбрал путь монашества. Но такие люди посвятили жизнь Богу — это совсем другое. При этом мы знаем, что при монастырях открываются воспитательные детские центры, приюты, где воспитывают детей, оставшихся без родителей. В Европе, кстати, в отличие от нашей страны, есть много школ, существующих при монастырях или активно привлекающих церковных людей для преподавания. Татьяна Казаишвили, акушер-гинеколог высшей квалификационной категории и заведующая отделением «Клиника женского здоровья» Центра Аваева, рассказала, что отказ от рождения детей может привести к проблемам со здоровьем: нерожавшие женщины попадают в группу риска развития онкологических заболеваний: — В первую очередь речь идет о раке молочной железы, который раньше условно называли «болезнью монашек». Связано это с тем, что молочная железа женщины окончательно формируется после лактации. Кроме этого, у нерожавших женщин чаще других возникают миомы матки. Эволюция создала женщину для рождения детей и ничего тут не поделаешь. В своей практике я встречала единицы женщин, которые отказываются от материнства. Но на это всегда были какие-то объективным причины — больные родители, сложные жизненные обстоятельства. А не просто «не хочу». Что касается откладывания беременности в Европе, то сейчас там распространено «отсроченное материнство», когда молодые женщины замораживают свои яйцеклетки до «лучших времен» (потому что после 35 лет качество и количество яйцеклеток сильно снижается). Женщины успевают и сделать карьеру, и родить. В Твери такой метод тоже доступен. Но сейчас, как мне кажется, у нашей молодежи наоборот модно и престижно иметь детей. *** Тем не менее, психолог уверена, что сегодня феномен «чайлдфри» не сможет вырасти в большую социальную и демографическую проблему. И, вполне вероятно, молодые люди, которые сейчас отказываются от детей, всё-таки обзаведутся потомством позже. Что думают о «чайлдфри» люди старшего возраста, я спросила у двух женщин, которые живут одни в почти безлюдных деревнях. 72-летняя считает, что детей нужно рожать всем, кроме людей, употребляющих наркотики, спиртное и неспособных к воспитанию. А её 80-летняя подружка, у которой детей нет, говорит, что не жалеет об этом: — Детей рожать нужно. Но родить мало — нужно любить, оберегать, воспитывать, лечить. Я вот смотрю телевизор и злюсь — там бросила, там нарожала пятерых и сдала в детдом, там заморила голодом до смерти. Это вообще, как? Вот я бы просто разорвала таких, убила бы и не пожалела. Вот хотят такие иметь интим — пусть предохраняются! Нужно, чтобы молодежь пришла в себя, умела любить, воспитывать, жалеть. У Галины Ефремовны 52-летний сын, внуки и правнуки, которые живут далеко. Живёт она одна, помогают с дровами и водой волонтёры, за что она не устает их благодарить. — Я понимаю, что современная жизнь отличается от той, которой мы жили. Если ты не работаешь до ночи, не сможешь содержать семью. А дать детям интернет вместо родительской любви — хорошего из этого ничего не выйдет. Потом вырастают дети, которые родителей своих бросают в интернатах. У меня вот есть 80-летняя подружка Валентина — у нее детей нет, не сложилось. Она говорит, что не и не родила бы сейчас: мол, время страшное, детей ни на ноги не поднять, ни игрушек хороших не купить. У 93-летней Клавдии Васильевны Горшковой нет детей. Она прошла войну, потеряла мужа и единственного ребенка в годовалом возрасте. И теперь живет одна в деревне под Торжком. Клавдия Васильевна говорит, что она самый счастливый человек, но одной в деревне очень скучно: — Я песен много знаю — пою, собаки у меня, куры и четыре кошки. Подружки умерли все. Сердце моё не на месте. Вот племянник приезжает, так сразу лучше становится. Что касается современной тенденции сознательно отказываться от детей, Клавдия Горшкова говорит так: — Рожать — это не плохо. Только Господь дал бы родить и вырастить. И рожайте. В старости не скучно будет, сердце будет на месте. Впрочем, рожать или не рожать — это всегда личный выбор каждого из нас.
Видео дня. Что стало с красавицей-рок-звездой восьмидесятых
Женский форум
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео