Не хотела в школу. Зачем липецкая семья инсценировала пропажу дочери 

Не хотела в школу. Зачем липецкая семья инсценировала пропажу дочери
Фото: АиФ
В начале сентября в Елецком районе Липецкой области пропала восьмилетняя Маша. Её искали почти двое суток — и волонтёры, и полиция, и местные жители. А оказалось, всё это время девочка была с отцом. «АиФ-Черноземье» выяснил подробности загадочного исчезновения ребёнка.
Не пришла на линейку
Семья приехала в Липецкую область из Тверской в ноябре 2018 года. Купила плохенький домик в селе Паниковец Елецкого района и стала в нём жить. Глава семьи Андрей ездил на заработки в Москву, его супруга Людмила занималась домашним хозяйством — куры, козы, свиньи — всё было на ней, а помогала ей дочка Маша. Семья показалась местным жителям, прямо скажем, своеобразной.
«То, что они очень религиозные, было понятно с первого взгляда — по тому, как они говорят, как одеваются, — рассказывает глава Воронецкого сельсовета Надежда Смагина. — Ещё я сразу обратила внимание на то, что у них есть ребёнок школьного возраста, который почему-то не ходит в школу. Когда я стала выяснять у папы, почему, он сказал, что в обычной школе его дочке учиться тяжело, поэтому они отдали её в православную. Но документы о зачислении так и не предоставили».
Семьёй заинтересовались органы системы профилактики. Они несколько раз приходили к ним в дом, общались с родителями. Оказалось, что девочка нигде не учится. Более того — отдавать её в школу родители не собираются.
«Мама настаивала на домашнем обучении, — говорит начальник отдела образования администрации Елецкого района . — Но после беседы с директором школы и педагогами всё-таки согласилась, чтобы девочку зачислили в первый класс, и сама написала об этом заявление».
30 августа Людмила с дочкой пришли в школу на контрольный сбор. Но второго сентября на праздничную линейку Маша не явилась. Учителя забили тревогу. Они связались с отцом девочки, а когда выяснилось, что он тоже не знает, где его дочь, обратились в полицию.
Куда делась Маша, не смогла объяснить и мама первоклассницы. Она показала следователям записку, которую якобы оставила дочка. В ней Маша сообщала, что приехал некий дядя Аслан и сказал, что отвезёт её к папе. Но в действительности такого знакомого у них не было.
В тот же день начались поиски пропавшего ребёнка, которые продолжались всю ночь и весь следующий день. Полиция, волонтёры, местные жители прочёсывали лес и окрестности села. Всё было бесполезно. Между тем правоохранители уже начали предполагать самое страшное. В  возбудили уголовное дело по статье «Убийство».
Разыграли спектакль
Но вскоре история получила неожиданную развязку. Мать девочки проверили на полиграфе — прибор показал, что она знает, где находится ребёнок.
Загадочное исчезновение девочки прояснила записка, написанная отцом и адресованная матери ребёнка. В ней говорилось о том, что необходимо инсценировать для органов опеки пропажу Маши, а на самом деле передать её знакомому священнику, чтобы тот увёз девочку в Московскую область, где её должен был забрать отец.
«Это объясняет, почему мама Маши была такой спокойной, даже слишком спокойной для матери, чей ребёнок пропал, — продолжает Надежда Смагина. — Конечно, каждый по-своему переживает подобное, но тут всё выглядело слишком уж подозрительно».
На следующий день, третьего сентября, отец девочки сам вышел на связь и сообщил, что Маша находится у него. Четвертого сентября её вернули домой.
Но это ещё был не конец истории. Правоохранители проверили семью, и выяснилось, что у девочки нет ни свидетельства о рождении, ни медицинской карты, ни регистрации. То есть де-юре такого ребёнка просто не существует. Отец пояснил, что дочка родилась дома, документы на неё оформлять не стали.
Теперь родителям придётся в суде доказывать, что это их ребёнок, а не чей-то ещё. В тот же день была назначена молекулярно-генетическая экспертиза.
Машу решили не забирать из семьи, так как она очень привязана к родителям и сама мысль о разлуке с ними её страшит. Только теперь за семьёй будут внимательно наблюдать органы системы профилактики.
В первый класс Маша всё-таки пошла, но только в школу соседнего Долгоруковского района.
«Они сами изъявили желание учиться у нас, — сказал директор СОШ села Стегаловка . — Маша очень активная, общительная девочка, быстро адаптировалась в классе».
Маму Маши оштрафовали на две тысячи рублей за проживание без регистрации. За ложные показания и бессмысленные поиски семью наказывать не стали.
«Главной нашей задачей было обеспечить право ребёнка на образование, — сообщила старший помощник прокурора Липецкой области Татьяна Ткачёва. — Мы понимали, что излишняя шумиха может травмировать психику несовершеннолетней, поэтому не стали применять более жёсткие меры прокурорского реагирования».
«Это было её желание»
Эта история получила широкий общественный резонанс. Многие обвиняют родителей в безответственности и даже эксплуатации детского труда, но «АиФ-Черноземье» всё-таки попытался выяснить их мотивы.
«Мы не были против, чтобы Маша училась в школе. Но она сама не захотела, — говорит отец девочки Андрей. — Я несколько раз с ней разговаривал об этом. Спрашивал: «Машенька, ты хочешь пойти в школу?». И всегда она отвечала категорически нет. Это был не просто детский каприз, а именно осознанное решение. Я не могу пренебрегать мнением своего ребёнка. А таким вещам, как алфавит, таблица умножения мы можем научить её и сами. Людмила вообще по образованию учитель начальных классов. Я не считаю, что для того, чтобы ребёнок вырос знающим и понимающим, он обязательно должен посещать школу. Разве в этом смысл образования? А не в том, чтобы вырастить человека человеком? И как на это влияет наличие либо отсутствие каких-то документов? К учителям у меня претензий нет, есть претензии к современной прозападной системе образования, которая направлена на подавление, разрушение личности. Почему я должен идти по худшему пути, а не перенимать лучший опыт предыдущих поколений?».
«Хорошо, вы не хотите, чтобы Маша посещала школу, допустим, это было её желание. Но ведь есть такая форма как домашнее обучение?» — спрашиваю я.
«Когда мы подняли вопрос о домашнем обучении, нам сразу сказали, что не знают, что это такое и что ребёнок должен учиться в школе, — отвечает мужчина — Хорошо, Людмила с Машей пришли 30 августа на собрание, пообщались с учителями, в принципе нас всё устроило. Последнее слово оставалось за Машей. Когда она сказала, что не хочет ходить в школу, мы приняли решение её увезти. Когда мне позвонили, я сразу сказал: не ищите — не мучайте людей. А сейчас нас выставляют чуть ли не злодеями, грозят карательными мерами. Это так государство проявляет свою опеку и заботу? Плоды такой опеки и заботы мы сейчас наблюдаем. Раньше Маша ходила счастливая, а сейчас на ней лица нет — приходит из школы истощённая, высосанная, а это только первые дни. Если ребёнок будет страдать и дальше, мы будем принимать какие-то решения».
Официально
«На самом деле я не вижу здесь никакой проблемы, — — прокомментировала заместитель главы Елецкого района Валерия Шабалкина. — Если родители не хотят, чтобы их дочка училась в школе, законом «Об образовании» предусмотрена семейная форма обучения, когда ребёнка обучают сами родители, а он посещает школу только для сдачи экзаменов. В Липецке такая форма довольно распространена. В сельских территориях реже, но тоже встречается. Родителям просто нужно прийти в школу и написать соответствующее заявление. Но лично моё мнение — девочка очень коммуникабельная, активная, умеет бегло читать, писать печатными буквами, знает счёт — ей надо учиться в обычной школе».
Видео дня. Ситуации, когда родители пожалели, что завели ребенка
Женский форум
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео