Звёзды
Психология
Еда
Любовь
Здоровье
Тесты
Красота
Гороскопы
Мода

Аварии и онлайн-тотализаторы. Что угрожает современным детям?

Иркутская область вошла в тройку регионов, где пропадает больше всего детей. Такую статистику озвучили на совещании, которое на днях провёл председатель в Москве. Больше, чем в Приангарье, «потеряшек» только в Московской и Свердловской областях. Высокие показатели также в Нижегородской области, Красноярском и Ставропольском краях.

Аварии и онлайн-тотализаторы. Что угрожает современным детям?
Фото: АиФ ИркутскАиФ Иркутск

В целом по России только за шесть месяцев текущего года исчезли 8 тысяч 383 ребёнка. Почти все они нашлись, но 98 подростков до сих пор числятся в розыске. Статистика детской гибели тоже не радует. При взгляде на цифры охватывает серьёзная тревога, и уже не кажется странным обычно высмеиваемое желание мам и пап везде и всюду «подстелить соломки» своему чаду.

Видео дня

ДТП – на первом месте

«Происшествия с участием детей – это статистика каждого дня, – подчеркивает старший инспектор по делам несовершеннолетних Межмуниципального управления «Иркутское» . – Так, за 8 месяцев 2019 года в Приангарье зарегистрировано 1097 происшествий с участием несовершеннолетних, в результате которых пострадали 1164 ребёнка. По большей части это школьники в возрасте от 9 до 17 лет. 160 детей погибли, остальные получили различные травмы».

По наблюдениям специалистов, чаще всего в сводках несчастных случаев с детьми фигурируют ДТП. С начала года их было 406 (в прошлом году за этот же период – 306). Аварии унесли 12 маленьких жизней. Причём дети гибли как под колёсами автомобилей, так и будучи пассажирами – по шесть случаев там и там. На пешеходных переходах зарегистрировано 71 ДТП, в них 73 ребёнка получили ранения, один погиб. Это тот самый случай, когда весной на улице Байкальская в Иркутске иномарка на всём ходу сбила 17-летнего подростка прямо на «зебре». Старшеклассник шёл на экзамены в школу. Эта трагедия до сих пор бурно обсуждается в обществе. Сейчас идёт суд над виновником страшного ДТП, готовится к рассмотрению апелляция родственников на вынесенное ранее решение. Напомним, 31 июля Октябрьский районный суд Иркутска назначил водителю злополучной иномарки Виктору Авдулову всего четыре года колонии-поселения, плюс обязал компенсировать моральный вред семье погибшего школьника.

Немало детских жизней обрывается и на объектах железнодорожного транспорта. По всей ВСЖД, которая охватывает Иркутскую область и республику Бурятия, с начала года погибло 46 человек, 7 из них – дети. Кто-то невнимательно переходил через железнодорожные пути, кто-то пытался сделать селфи на вагоне или опоре ЛЭП и попал под высокое напряжение.

«Главная беда молодёжи – капюшоны и наушники. Подростки идут через пути, ничего не слышат и не видят. И тут не спасают ни световое, ни звуковое оповещение, – говорит заместитель начальника службы охраны труда и промышленной безопасности ВСЖД Сергей Трофименко. – Ещё одна проблема – низкие штрафы за нарушение правил пребывания на опасных объектах. Родители ребёнка, которого сняли с крыши вагона, заплатят, например, всего 100 рублей. Сейчас центральный аппарат готовит предложение в по увеличению штрафа до 500 рублей. Может, хотя бы это остановит нарушителей».

Бесхозные и опасные недострои

Не меньшую тревогу вызывает гибель детей на промышленных объектах и заброшенных строительных площадках. Казалось бы, чего проще – снести здания, огородить их или выставить охрану. Но попробуй найди собственников таких опасных долгостроев, а потом заставь их через суд ограничить доступ на объект. Этой работой с прошлого года занялись сотрудники аппарата уполномоченного по правам ребёнка в Иркутской области. Правозащитники признаются, что работа идёт туго, на разбор каждой ситуации уходит не один месяц. Тем временем неравнодушные граждане продолжают сообщать в аппарат уполномоченного о подобных фактах. Вот недавний пример, о котором просигнализировали из Братска. Там, на улице Металлургов стоит огромный недострой с оголённой арматурой, дети свободно лазят по бетонным плитам и перекрытиям. Кто виновник этого безобразия, предстоит только выяснить. Детский омбудсмен уже направила соответствующее обращение в администрацию Братска.

Следующими в списке ЧП идут пожары и трагедии на воде. В этом году в огне погибли 10 детей (последний случай произошёл буквально 23 сентября), а всего было 30 пожаров, в которых пострадали несовершеннолетние. 13 ребятишек утонули – на 6 больше, чем в прошлом году.

Одна из главных угроз - информационная

Но всё же самая тревожная статистика касается суицидов.

«Мы по-прежнему бьём тревогу, ситуация ничуть не улучшается, – сообщает детский омбудсмен . – С одной стороны, мы опасаемся озвучивать цифры, но и не говорить об этой проблеме не можем. С начала года счёты с жизнью свели уже 22 ребёнка (в прошлом году за этот же период было 13 случаев), всего же покончить собой пытались 102 школьника. Пугает то, что на последний шаг решаются в том числе ученики средних классов, младше 14 лет. Часто гибель детей не поддаётся никакому объяснению – единственный ребёнок в благополучной семье, нет никаких явных проблем. Меняются и причины суицида. Нередко на страшный поступок ребёнка толкает внутренний кризис, полный душевный дисбаланс. Это видно из оставленных предсмертных записок. Ещё один нетипичный случай, который раньше вообще не встречался – суицид из-за долгов. Современные подростки участвуют в онлайн-тотализаторах – это ставки на спорт через Интернет, занимают деньги, а потом не знают, где взять нужную сумму, чтобы вернуть долг. Два последних случая гибели детей на объектах железнодорожного транспорта были связаны как раз с этой причиной. В прошлом году в Нижнеудинске была серьёзная трагедия, когда девочка покончила жизнь самоубийством из-за долга в 70 тысяч рублей».

Светлана Семёнова уверена, что сегодня одна из главных детских угроз – информационная. К сожалению, у школьников нет понимания, что Интернет, помимо всего положительного, несёт много опасного. Это не только онлайн-тотализаторы, но и опасные сообщества, игры, в которые втягивают несовершеннолетних, в том числе заинтересованные взрослые.

«Школа и родители должны заниматься формированием так называемого информационного иммунитета у детей, чтобы максимально обезопасить их от подобных угроз. Сейчас принято всё сваливать на школьных психологов, мол, недоработали, вовремя не помогли, но, поверьте, в таких случаях это не панацея, – говорит детский омбудсмен. – Просто рядом с подростком должны быть любые взрослые, которые могут протянуть руку помощи. Порой лучший психолог – это классный руководитель. Иногда отсутствие психолога ничуть не влияет на комфортную, доброжелательную среду в школе, когда любой педагог может вовремя обратить внимание на проблему ребёнка».

Комментарий

Максим Парфёнов, заместитель министра образования Иркутской области:

«Перед школой сегодня стоит задача не только обеспечить физическую безопасность учеников, но и психологическую. Чтобы атмосфера в классе и в целом в школе была максимально благоприятной, а если есть какие-то проблемы, они должны быть прозрачны и понятны для взрослых. Педагоги обязаны вовремя предупредить конфликт, а главное – не допустить трагедии. Это касается суицидов, а также террористических актов со стороны учеников. К сожалению, сегодня всё чаще сами дети несут угрозу своим сверстникам и педагогам. Достаточно вспомнить трагедии в Керчи, Улан-Удэ и Перми. Мы прекрасно понимаем, что подобные случаи – результат несвоевременно принятых мер: проглядели, недосмотрели, не заметили, не обратили внимания. Такие трагедии не происходят спонтанно и неожиданно – ребёнок вдруг психанул – им предшествует череда обстоятельств. Обычно в таких случаях подростку просто не протянули вовремя руку помощи, не объяснили, что есть другой выход.

Сейчас есть большие вопросы к уровню подготовки школьных психологов. Эти специалисты есть в 70% школ Иркутской области, но, надо признать, мы порой просто удовлетворены тем фактом, что ставка психолога закрыта. В современном мире всё настолько быстро меняется, что успевать за тенденциями и проблемами сегодняшнего дня сложно. Даже если педагог-психолог в своё время получил хорошее образование, имеет большой стаж работы, он должен постоянно самообразовываться».