Ещё

В Ярославской области пропала изъятая у матери органами опеки девочка 

В Ярославской области пропала изъятая у матери органами опеки девочка
Фото: RT на русском
Ярославские правоохранители проверяют информацию о пропаже четырёхлетней Насти. Три года назад девочка и её старший брат были изъяты у матери — жительницы села Григорьевское Натальи Баженовой. Опека ограничила женщину в родительских правах из-за неудовлетворительных бытовых условий. Баженова выполнила все требования чиновников, но вернули ей только сына. При этом младшая девочка была передана в другую семью. Когда женщина попыталась вернуть дочь через суд, то выяснилось, что Настя и её опекуны исчезли. Уполномоченный по правам ребёнка в Ярославской области обратился в  и , чтобы найти ребёнка.
В Ярославской области органы опеки не знают, где находится изъятая у родной матери и переданная другим людям девочка четырёх лет . Это выяснилось после того, как мама ребёнка Наталья Баженова начала добиваться через суд восстановления родительских прав в полном объёме и к делу подключился уполномоченный по правам в регионе Михаил Крупин. Теперь поисками Анастасии займутся .
«Судьба ребенка, который находится под патронажем государства, в зоне ответственности органов опеки, нам неизвестна. Назначенные опекуны сообщили ярославской опеке, что переезжают в Краснодар, но в краснодарской опеке на учёт так и не встали. Их местонахождение неизвестно. Я уже обратился в Следственный комитет и Генеральную прокуратуру, а также в , чтобы провели проверки действий опеки», — сообщил RT Михаил Крупин.
Старший помощник руководителя СУ СК России по Ярославской области по взаимодействию со СМИ  подтвердила RT, что в следственное управление поступило заявление и проводится проверка.
В пресс-службе Генпрокуратуры также отметили, что заявление о пропаже ребенка поступило и будет рассмотрено в установленные сроки.
Разлучили вопреки конвенции
Наталья Баженова была ограничена в родительских правах на срок до полугода в 2016-м из-за бытовых условий. Кроме того, женщина тогда злоупотребляла алкоголем.
«Из семьи забрали детей, причем кровных брата и сестру сразу разлучили, что запрещено Конвенцией о правах ребенка. Хотя мать была просто ограничена в родительских правах, а не лишена их, девочку передали на возмездной основе опекунам», — сообщил Михаил Крупнин.
Наталья рассказала RT, что после изъятия детей закодировалась, сделала в доме ремонт и всё время поддерживала отношения с детьми, пытаясь помешать тому, чтобы их разлучали.
«Я жаловалась в прокуратуру, выясняла, почему детей разлучили. Сначала сказали, что у детей прописка разная, и их по районам прописки распределили. Но это всё неправда, все они у меня прописаны были. Потом сказали, что в районном детском доме мест не было, поэтому перевели Настю в соседний дом малютки, а там ей сразу новых опекунов нашли», — рассказывает она.
Как пояснил адвокат, специалист в области ювенальной юстиции Антон Жаров, эти действия опеки уже являются нарушением — разлучать кровных братьев и сестёр можно только по веским причинам.
«Когда детей забирают из семьи, это всегда большой стресс, поэтому они должны хотя бы быть рядом. Их могут разлучать только в исключительных случаях, если это объясняется интересами детей. То, что приют переполнен, не является таким случаем. Можно было отправить обоих в соседний район, найти замещающую семью», — перечисляет он.
В течение полугода Наталье удалось решить все свои проблемы, ей вернули сына. При этом дочка, которую уже увезли в соседний район, осталась у опекунов. Для неё условия в родной семье посчитали неподходящими.
«Как так, Саше жить можно, тут никаких претензий к условиям нет, а Насте нельзя. Я выполнила всё, о чём меня просили, закодировалась, не пью, работаю телятницей. Всё у нас нормально, в деньгах не нуждаемся, а возвращать ребёнка отказываются. Я всё это время пытаюсь вернуть дочку, и постоянно находят предлоги отказать. То одного, говорят, нет, то другого», — жалуется Баженова.
Исчезли в неизвестном направлении
Наталья попыталась добиться возвращения дочери через суд, обратилась к уполномоченному по правам ребенка Ярославской области, который её поддержал. В ходе судебного разбирательства выяснилось, что опекуны исчезли в неизвестном направлении.
«Они покинули Ярославскую область и уведомили местные органы опеки, что уезжают в Краснодарский край. Там про них ничего не знают, на учет они не встали. Причём установилось это только в рамках судебного заседания. Их не смогли найти, поэтому дело не удалось рассмотреть по существу», — рассказывает RT Михаил Крупин.
По словам Натальи Баженовой, приёмная семья, в которой живёт Настя, резко перестала выходить на связь ещё летом.
«Наверное, её в июле увезли, 4 июля последний раз её видела. Тогда я сказала, что ещё приду к ней на день рождения, она в июле родилась. Тут опекуны говорят, что она резко заболела, потом вообще до них не могла дозвониться. Пошла в опеку, там меня оскорбили, говорят, опекуны имеют право увезти ребенка. Но я же мать, почему меня в известность не поставили?», — вздыхает Наталья.
По её мнению, опекуны решили переехать, чтобы помешать Насте видеться со своей родной семьёй, заранее продали всю недвижимость, а затеряться решили, когда к делу подключился местный омбудсмен, и выросли шансы, что ребёнка удастся вернуть в родную семью.
«У Насти брат здесь остался. Парню 12 лет, он тоже переживает, постоянно спрашивает, а где Настя, когда она будет? Все мы очень скучаем, волнуемся. Я ни спать, ни есть не могу», — говорит Наталья.
Уголовное преступление
По словам адвоката Антона Жарова, это не единичный случай — опекуны время от времени пытаются убежать, чтобы не отдавать приёмного ребенка.
«Опекуны часто уверены, что с ними ребёнку лучше, и начинают действовать, исходя из своих соображений о благе ребёнка, часто и за рамками закона. Но опекун — это именно человек, которому воспитание ребёнка доверили на время. Как бы мы таких людей ни уважали, они должны быть готовы передать ребёнка в родную семью», — заметил он.
Основные вопросы, по мнению Жарова, возникают к действиям местных органов опеки.
«Если семья сообщила, что переезжает в Краснодарский край, они должны отправить туда посылку с документами. Чаще документы дают семье на руки и говорят: «Приедете — сами отдадите». Дальше — личное дело подопечных, они могут и не доехать. Видимо, в этом случае так и произошло», — считает адвокат.
Как уточнил Жаров, если опекуны решили наврать и уехали вообще в другом направлении, то это уже может быть поводом для возбуждения уголовного дела о похищении.
«СК обычно оперативно реагирует на подобные случаи. Детей быстро находят и возвращают кровным родителям, а решившие скрыться опекуны могут оказаться в тюрьме», — отметил Жаров.
В ярославской опеке RT не стали комментировать ситуацию, заметив, что ребенок у них не числится. В областной администрации также не смогли предоставить оперативный комментарий.
Видео дня. Вещи, которых не должно быть в квартире у женщины
Женский форум
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео