Проверено на себе
Звёзды
Психология
Еда
Счет
Любовь
Здоровье
Тесты
Красота

Суд Техаса запретил отцу препятствовать смене пола его семилетнего сына

и Энн Джорджулес развелись несколько лет назад. От брака остались сыновья Джеймс и Джуд.

Суд Техаса запретил отцу препятствовать смене пола его семилетнего сына
Фото: Российская ГазетаРоссийская Газета

Суд определил родителям совместную опеку, но по большей части жили дети с матерью. Однажды Джеймс приехал к папе и сказал, что теперь он - девочка. Так решила его мама. Как рассказал информационный ресурс The Texan, к этому выводу она пришла, когда однажды Джеймс захотел игрушку для девочек из , а затем подражал героине одного из диснеевских мультфильмов. Мать ребенка обратилась в клинику для детей-трансгендеров, а там поставили диагноз: гендерное расстройство.

Видео дня

Джорджулес с упорством одержимой принялась одевать Джеймса в платья, наносить ему макияж, красить ногти. Даже записала его в школу девочкой по имени Луна. Следующий этап, который советуют любители модных гендерных экспериментов, - химическая кастрация препаратами по подавлению половой зрелости и проведение гормональной терапии. Отец считает поставленный диагноз бредом. По его словам, у него дома мальчик одевается нормально и никакого дискомфорта не испытывает.

Миром договориться не вышло и дошло до суда.

Янгер просил суд поручить ему опеку обоих детей, что дало бы ему право единолично принимать решения об их медицинских и психологических процедурах. Его юрист пояснила, что семилетний мальчишка не способен оценить долгосрочные последствия гендерного перехода, включая невозможность иметь детей. Не говоря уже о других побочных эффектах, среди которых приглашенные на заседание специалисты назвали сокращение продолжительности жизни и высокий риск психологических заболеваний. Отец предлагает подождать и дать Джеймсу время определиться самостоятельно. Янгер организовал сайт "Спасти Джеймса" (англ. Save James), собрав уже около 50 тысяч долларов пожертвований для судебной поддержки дела.

Он собрал свидетельства родителей одноклассников и пастора местной церкви, которые единодушно утверждают, что Джеймс считает себя мальчиком. "Я беседовал с ним трижды, тут невозможно перепутать, он выглядит и поступает как здоровый шестилетний мальчик", - рассказал местный пастор Билл Лоуэлл изданию The Federalist. Другая знакомая рассказала, что когда Джеймс был у них в гостях, он отказывался играть за команду девочек и примкнул к мальчикам.

Юрист отметила, что существуют критерии Американской ассоциации педиатров для диагноза "гендерное расстройство", и Джеймс им никоим образом не отвечает. Он не находится в депрессии, не проявляет агрессии, не испытывает иных психологических трудностей. Но адептов ЛГБТ-революции это не интересует. Пафосно называя себя либералами с открытыми взглядами, они с тоталитаристской категоричностью отвергают любые аргументы в пользу нормальности мальчика.

Джорджулес, вооружившаяся командой из пяти юристов, обратилась со встречным иском. Она потребовала ограничить частоту встреч отца с детьми, обязать его обращаться к Джеймсу как к девочке и называть его Луной. Более того, по ее мнению, отец не должен давать Джеймсу общаться с любым человеком, который не согласен считать его девочкой. В довершение она намерена отсудить у бывшего супруга деньги на гормональный переход для сына.

В качестве аргумента она принесла в суд письмо с рекомендацией о гендерном переходе, которое написали в центре по терапии для детей-трансгендеров (GENECIS). "Гендерная идентификация уникальна для каждого ребенка и может отличаться от того пола, который он приобрел при рождении", - гласит описание на сайте этой программы. Она открылась в 2015 году и является единственным медцентром такого рода на юго-востоке США для детей в возрасте от 4 до 17 лет.

Юристы Джорджулес на заседаниях очернили отца ребенка за отказ признать его женскую идентификацию, посчитав такую реакцию насилием. Выслушав аргументы сторон, 11 из 12 присяжных в итоге проголосовали за то, чтобы предоставить полную опеку над детьми их матери. Вердикт означает, что в дальнейшем она сможет единолично решать, какие медицинские процедуры нужны для их здоровья, вплоть до гендерного перехода.