Проверено на себе
Звёзды
Психология
Еда
Счет
Любовь
Здоровье
Тесты
Красота

Беременна и несчастна: диагноз «послеродовая депрессия» существует

Комментарии к этой новости поражают цинизмом и отсутствием эмпатии. «Сама родила троих, ничего подобного не было», «Все это сказки про депрессию», «Куда смотрел муж?» Люди просто не хотят принять тот факт, что женщина, ставшая матерью, не обязательно сходит с ума от счастья – а скорее всего, совсем наоборот. Груз новых и нерешенных старых проблем, страх за детей, потеря собственной самоидентичности - это чувствуют и переживают почти все молодые мамы. Но кто-то справляется, а кто-то нет.

Беременна и несчастна: диагноз «послеродовая депрессия» существует
Фото: Экспресс газетаЭкспресс газета

Даже звезды находят в себе силы признаваться в этом. Пора бы уже нам всем придумать свое движение, аналогичное #metoo - и посмотреть в лицо реальной проблеме.

Видео дня

Хайден Панеттьери

В декабре 2014 года актриса родила дочь Кайю украинскому боксеру . О том, что она чувствовала первые месяцы после, Хайден честно рассказала в телешоу:

«Это была послеродовая депрессия, и я до сих пор чувствую, что много людей не понимают, что это вполне реальная, а не надуманная проблема, что я это не придумала. Депрессию такого рода невозможно контролировать, и от этого она еще опаснее. Женщине нужна поддержка, когда она чувствует что-то подобное».

Именно этот диагноз послужил причиной расставания Хайден с отцом своего ребенка.

Брук Шилдс

О своем непростом опыте, связанным с рождением дочери Роуэн, Брук написала целую книгу, «Начался дождь: Мой путь через послеродовую депрессию». Актриса рассказывала Опре Унифри:

«Первые дни у меня вообще не было желания подходить к ней, и заботиться о ней (дочери – ред.). Это меня пугало. Я сидела на антидепрессантах, я чувствовала так, словно меня кто-то за что-то наказал. Если бы у меня был любой другой диагноз, я могла бы обратиться к врачу – но как я могла признаться доктору в том, что я чувствовала?»

Дрю не испытывала никаких негативных эмоций после рождения первой дочери Олив, и тем более удивилась и испугалась тому, что ее «накрыло» два года спустя. Рождение Фрэнки и последующие шесть месяцев ознаменовались резкими перепадами настроения, негативными мыслями, и частыми визитами к психиатру.

«Когда на свет появилась Олив, и все вокруг говорили о послеродовой депрессии, я вообще не понимала о чём идёт речь, но только до тех пор, пока не родила Фрэнки. С того момента начался мой период жизни под названием «полная неудачница».

Брюс Даллас Ховард

«Сейчас довольно странно вспоминать о том, как я себя вела сразу после рождения сына, - говорит Брюс – Я то плакала, то смеялась, постоянно что-то делала, какие-то совершенно ненужные вещи, лишь бы занять руки и голову. И притворялась, конечно. Перед всеми притворялась, что у меня все хорошо. Помню только, что на вторую неделю я позволила себе залезть в душ, и там разрыдалась. Просто сидела в углу, голая и мокрая, и плакала, плакала, плакала без конца – что же я натворила, зачем я вообще родила ребенка? Вот такие у меня были мысли».

Она так ждала рождения этого ребенка, малышки Коко, и уж тем более не могла ожидать, что станет жертвой послеродовой депрессии.

«Это было ужасное время. Не сразу после рождения Коко, а чуть попозже, где-то полгода спустя. Я не могла спать. Совсем. Мое сердце билось так часто, что я всерьез думала, что у меня будет приступ. Потом появились мысли о суициде, какие-то совершенно идиотские способы – я думала, например, прыгнуть со скалы. Хорошо, что Джен (Дженнифер Анистон – лучшая подруга Кортни, ред.) была рядом. И книга Брук Шилдс мне очень помогла. Но я запомнила это странное ощущение, когда ты смотришь на своего ребенка и думаешь: «Она же ангел, ты так ее хотела, почему же ты чувствуешь то, что чувствуешь?»

Вы скажете, а как же наши? Неужели наших звезд это не касается? Конечно, касается, но в российских реалиях до сих пор не принято говорить вслух о том, что не хочешь подходить к орущему ребенку, что хочется наложить на себя руки, что любимый мужчина не понимает и не принимает твою «блажь». Поэтому наши звезды аккуратно говорят о том, как они переживали после родов из-за большого веса и возможной невостребованности.

, например, ставила в церкви свечку после рождения первого ребенка – и потом ее пригласили сниматься. и страдали от лишних килограммов, а Глюкоза (Наталья Чистякова-Ионова) наоборот, от излишней худобы. И ни слова о психиатрах, антидепрессантах, об истериках в душе. Видимо, нам тоже еще нужно время, чтобы научиться все честно рассказывать. В диагнозе «послеродовая депрессия» нет ничего стыдного – поверьте, молодые мамы и так страдают от гипертрофированного комплекса вины.