Почему подростки играют в смертельно опасные прятки

В Омске прошла волна странных пропаж детей, главным образом 2008 года рождения: практически каждый день ровно на сутки исчезал один ребёнок, затем он находился, и почти сразу пропадал следующий. Возникло подозрение, что все они — участники своеобразной игры, которая как эстафета передаётся от одного школьника к другому. Как вести себя с неразумными «игроками в прятки», чтобы желания совершать подобные глупости не возникало, NEWS.ru рассказали эксперты.

Почему подростки играют в смертельно опасные прятки
© News.ru

«Пропади на сутки» — подростковая игра, во время которой ребёнок уходит из дома, не предупредив никого из домашних, отключает мобильный и прячется где-то 24 часа. Затем передаёт эстафету другому. Впервые о челлендже такого рода заговорили в январе 2017 года. И тогда, и позднее участие детей именно в игре не подтвердилось: доказали, что несовершеннолетние покидали свои дома после ссор с родителями.

Однако 12 декабря омское сетевое издание OM1.ru поделилось опасениями, что серия пропаж подростков, прокатившаяся по городу, всё-таки и есть пресловутый челлендж. Хронология событий в изложении СМИ выглядит следующим образом: 6 декабря 12-летний школьник угнал машину отца, уехал в неизвестном направлении, позже был найден на пустыре в компании подростков. На следующий день исчез ребёнок 11 лет — нашли его только утром следующего дня, ночевал он в шалаше. Эстафету 9 декабря поддержал 12-летний подросток, сбежавший из детского дома: он провёл ночь в подъезде. Затем пропали сразу два 11-летних мальчика, одного из которых нашли практически сразу, а второго искали сутки. Девочка 2008 года рождения рассказала одному из волонтёров, задействованных в поиске, что среди ребят в школе ходит игра: надо уйти из дома на сутки так, чтобы никто не знал о твоём местонахождении, даже друзья.

В пресс-службе России по Омской области рассказали, что не связывают исчезновение детей с опасным развлечением. Доказать, что ребёнок участвует в игре, практически невозможно. Хотя о челлендже известно на самом высоком уровне: министр образования на пресс-конференции в в 2018 году назвала его «новой версией пряток», а другие эксперты нашли сходство с зарубежным флешмобом «24 hour challenge». Но там задачей было провести ночь в торговом зале, а не переночевать в подъезде, шалаше или на пустыре — здесь речь может идти о реально опасных вещах.

{{expert-quote-560}}

Author: [ бывший спасатель и «» ]

Ребёнок в этом возрасте ещё не способен адекватно оценить риски такого поведения и то, насколько на самом деле безопасно то место, где он намерен провести эти сутки. Например, подвалы могут быть загазованы, заброшенные строения часто тоже представляют собой техногенные факторы риска, не говоря уже о противоправных действиях третьих лиц.

Старостин напомнил о том, каким образом должны действовать родители, понимая, что ребёнок пропал. Прежде всего, они обязаны написать заявление в органы МВД, описать в деталях обстоятельства, при которых это произошло. Заниматься пропажей на первых этапах будут сотрудники полиции. В поисково-спасательные подразделения такая информация попадает не моментально. Дальше всё зависит от специфики местности. Если выдадут наряд на проведение поисковых работ, то они, конечно же, начнут производиться, и это может задействовать достаточно сил и средств.

В городской среде, где достаточно много видеокамер, есть методики по локализации поисковых площадей. В загородной среде многое зависит от конкретной локации, метеоусловий, от особенностей местности. Но 24 часа — не тот срок, за который могут быть мобилизованы крупные силы спасателей. Но вопрос даже не в том, сколько сил и средств будет задействовано. Волнуются родители, и не зря — это действительно может быть очень опасно, — рассказал спасатель.

Юрист Роман Устинов считает подобную игру «целенаправленной акцией против подрастающего поколения». Он говорит о том, что пока нельзя даже понять, к чему это может привести, а также упомянул о несовершенстве законодательной базы во всём, что касается противоправных действий в Сети.

{{expert-quote-561}}

Author: Роман Устинов [ юрист ]

У нас существуют законодательные нормы, которые регулируют размещение информации в Сети. Если информация содержит противоправные призывы, то обязана внести представление в о блокировке данного контента. Распространение опасных для детей игр также должно пресекаться. Но пока конкретных мер, способных воспрепятствовать распространению этой игры, я не увидел. Как это расценивать с точки зрения правовой практики — сказать сложно. Нормативно-законодательная база несовершенна в отношении преступлений в Интернете, нет пока возможности оперативно реагировать.

Пока среди тех, кого подозревали в участии в игре в Омске, нет жертв. Все мальчики, сбежавшие и нашедшиеся, живы и здоровы. Наталья Панфилова, психолог-консультант, рассказала о причинах, по которым дети готовы пуститься в опасные приключения.

{{expert-quote-562}}

Author: Наталья Панфилова [ семейный психолог ]

Это форма привлечения к себе внимания. Подросткам катастрофически не хватает внимания от родителей. Подростки во все времена пытались прощупать границы в отношениях со взрослыми. Очень часто у школьников возникает иллюзия, что родители заботятся о них лишь по формальным признакам: пришёл со школы — хорошо, получил четвёрку-пятёрку — отлично. А чем живёт сын или дочь, их якобы не интересует. Дети хотят убедиться, что родители действительно искренни в своих заботах о них.

В прятки играли во все времена, но играли дети с детьми, игра была среди своих, добавляет психолог. Сейчас она трансформировалась, превратилась в «странный пиар самого себя»: подростки соревнуются, кто из них проведёт свой этап эстафеты элегантнее, хитрее, на кого больше внимания обратят взрослые — родители, школа, МВД и спасатели.

Панфилова дала рекомендации, как вести себя с подростками после их возвращения домой.

Надо обязательно расспросить, зачем он это сделал. И наказать. Но не с той точки зрения, что «мы тут все волновались». Наказать со взрослой позиции: «Тебя искали все — мы, школа, полиция, а ты просто так это сделал. Эта забава всем была неудобна, и ничего хорошего здесь нет». Необходимо обесценить его поступок, — советует психолог.

Однако если оставить только наказание, то ребёнку это не даст ответа на его самый главный вопрос — «А какие у меня родители?». Надо поговорить ещё и том, что с ним происходит, чего он хочет на самом деле. Может быть, этот разговор станет поворотной точкой в отношениях родителей с ребёнком.

Школа, в стенах которой, возможно, процветает такая игра, должна обратиться за поддержкой к правоохранительным органам, считает эксперт. Дети не понимают серьёзности происходящего. Выступление в учебном заведении сотрудника МВД — гораздо более весомая вещь, чем просто замечания со стороны учителей.

Говорить с подростками надо, как со взрослыми людьми и обязательно с подключением серьёзных структур, которые помогут обесценить подобные поступки, — убеждена психолог.