Страна в стороне: российского ребенка незаконно увезли в Аргентину 

Страна в стороне: российского ребенка незаконно увезли в Аргентину
Фото: Аргументы Недели
Вопреки решению Анапского районного суда и запрету на пересечение границы, несовершеннолетнего гражданина России мать разлучила с родным отцом и незаконно увезла за границу, а наше государство не только всё это проморгало, но и пальцем не пошевелило, чтобы вернуть ребенка домой, а виновных привлечь к ответственности.
Торг неуместен
Неужели только на словах и для печати российские чиновники и дипломаты с торжественными лицами превозносят до небес права детей и клянутся до крови биться за каждый случай ущемления их прав? При этом, не обращая внимания на настоящие трагедии, они легко могут отобрать детей за протекающий потолок или прогулку с родителями в местах мирного митинга. Громко и бесповоротно могут хлопнуть дверью перед носом всего мира и ввести запрет на усыновление российских детей иностранцами. Если ранее причиной были единичные случаи плохого обращения с ребенком, то теперь, в свете гомофобской политики, всё, что так или иначе связано с Западом, несет детям опасность полового коллаборационизма и категорически осуждается лицами высших эшелонов власти.
Но как же так получилось, что государство допустило незаконный вывоз за границу несовершеннолетнего гражданина России Максима Джангиряна (имя мальчика изменено. — Прим. ред.)? Ведь Анапский районный суд установил отцовство Феликса Джангиряна и определил место жительства мальчика с папой, а на вывоз ребенка за пределы Российской Федерации был наложен запрет.
Перед нами масса документов: судебные решения, жалобы, фотографии и видеоматериалы анапского предпринимателя Феликса Джангиряна. В течение трех лет мужчина пытался самостоятельно найти своего сына, с которым его незаконно разлучили, а когда нашел далеко за пределами Родины, оказался не в силах его вернуть, даже несмотря на вступившее в силу решение суда.
Настоящая жизнь богата на сюрпризы, и даже мимолетное событие может в один прекрасный момент стать смыслом всей жизни. Феликс Джангирян встречался с Екатериной С. в 2013 году. На тот момент ее официальный супруг долгое время отсутствовал, а сама Екатерина растила двоих детей. Когда в январе 2014 года у нее родился ребенок, сомнений не было: его отец — Феликс. Бизнесмен, мечтавший о сыне, был на седьмом небе от счастья. Он не только помог Екатерине с родами, но и стал поддерживать семью, навещать ребенка, пока он был совсем маленький, а позднее стал забирать к себе и заниматься его воспитанием. Екатерина не возражала. Все родственники по умолчанию понимали, что это ребенок Феликса. Даже законный муж Екатерины нисколько не противился положению вещей. Так длилось три года.
Джангирян, занимающийся туристическим бизнесом, не только отвел комнаты для Максима в собственном доме, но и в гостинице выделил помещение, чтобы ребенок мог полноценно развиваться. Многочисленные фотографии и видео, на которых Феликс и Максим оба выглядят бесконечно счастливыми, служат сейчас болезненным напоминанием о былой радости и душевном покое. Именно эти материалы каждый раз подтверждают в судах правду Феликса Джангиряна: мальчик любил своего папу и был с ним счастлив.
Дальнейшие события разворачивались по сюжету детектива. Однажды Екатерина сообщила Феликсу, что нашла высокооплачиваемую работу в администрации Ялты и она обязательно уедет туда со своей семьей и сыном, если ежемесячная помощь Джангиряна не перекроет ее новую зарплату. Возможности содержать чужую семью и удовлетворять ее интересы, выплачивая по четыреста тысяч рублей в месяц, у Феликса не было, поэтому он отказался от предложения и обратился в суд, чтобы официально установить свое отцовство и получить право самостоятельно воспитывать ребенка. Для Максима Феликс создал все условия для полноценной жизни. При этом он не мог не замечать тех условий, которые сложились в семье Екатерины. Они квартировались в служебной квартире и, по мнению Феликса, были одержимы карьерой.
Битва за отцовство
— Когда ребенок родился, Феликс сам обращался в соответствующие учреждения, чтобы убедиться в том, что Максим его сын, и сразу в двух из них на основе результатов молекулярно-генетического исследования было подтверждено отцовство Джангиряна, — рассказывает адвокат Сусанна Арутюнян. — Всё это делалось с согласия Екатерины. Однако, когда семья уехала в Крым и Феликсу стали препятствовать во встречах с сыном, он обратился в суд с заявлением об установлении отцовства, опираясь на ранее выданные ему заключения. Екатерина стала их оспаривать. Анапский районный суд и Краснодарский краевой суд назначали молекулярно-генетическую экспертизу, но женщина уклонилась от участия в ней. Суд вынес решение на основании совокупности доказательств — на заключениях, которые он ранее заказывал, фото-, видеоматериалах и показаниях свидетелей. Таким образом, по решению Анапского районного суда от 18 сентября 2017 года органами ЗАГСа были внесены изменения об отцовстве и выдано новое свидетельство о рождении ребенка. Мальчику присвоили фамилию и отчество отца.
Двадцать четвертого мая 2018 года Анапский районный суд определил место жительства ребенка с отцом. В случае уклонения от передачи ребенка предполагалось принудительное исполнение решения суда.
Стоит обратить внимание на то, что после признания Анапским районным судом отцовства за Джангиряном адвокат Екатерины С. при рассмотрении апелляционной жалобы в Краснодарском краевом суде предоставил судебной коллегии решение Ялтинского городского суда, согласно которому некий гражданин К. перетягивал одеяло отцовства на себя. Якобы он раньше встречался с Екатериной, поэтому считает, что Максим — его ребенок. Судебное заседание в Ялте проходило в отсутствие Феликса Джангиряна — его не поставили в известность. Также в суде умолчали о том, что в Анапе уже принято решение об отцовстве Феликса. В материалах ялтинского дела находилось экспертное заключение медицинской лаборатории XXI века «Лаборатория №1», которое признавало отцовство за мужем Екатерины — Сергеем С. Впоследствии было установлено, что данная экспертиза была якобы проведена обанкротившейся недействующей организацией, а в свете того, что Сергей С. еще и уклонился от проведения назначенной краевым судом повторной экспертизы, возникло подозрение в фальсификации доказательств. Феликс обжаловал решение ялтинского суда в Верховном Суде Республики Крым. Решение было отменено, а производство по делу прекращено в связи с отказом гражданина К. от иска.
До сих пор Феликс Джангирян не может добиться возбуждения уголовного дела, в ходе которого можно было бы установить факт фальсификации документов, а ведь нужно было бы обратить на это особое внимание, потому что дальнейшие действия семьи Екатерины С. привели к незаконному вывозу ребенка за границу.
Лишним подтверждением, на наш взгляд, предвзятого отношения к биологическому родителю Максима стало крещение мальчика в 2017 году, когда Екатерина указала крестным отцом Феликса, который даже не был поставлен в известность о крещении сына. И сделано это было с точным знанием того, что родной отец не может быть крестным. Насколько такой поступок соотносится с общечеловеческими моральными принципами, судите сами.
Вывоз ребенка
После вердикта в пользу Феликса Джангиряна судебные приставы не смогли найти в Крыму Екатерину С. и ее детей. В официальной ориентировке было указано, что «ребенка в неизвестном направлении увезла мать». Феликс обратился в пограничные службы, добился наложения запрета на выезд ребенка за пределы РФ и начал свои долгие поиски. Удивительно, но должной оценки со стороны правоохранительных органов не получили высказывания супруга Екатерины, который продолжал находиться в Крыму и утверждать, что к пропаже его жены и детей может быть причастен сам Джангирян. Якобы он мог не просто их похитить, но даже убить. Однако в итоге выяснилось, что и Сергей С., и родственники Екатерины были в курсе, куда она исчезла. В России поиски успехом не увенчались, поэтому возникло подозрение об отъезде женщины за границу.
— Мне пришлось приложить много усилий для розыска сына. Я обращался с официальными запросами в соответствии с конвенцией в более чем тридцать государств мира, и я был крайне удивлен, когда увидел, что в большинстве стран, куда я обратился, начались поиски моего сына. Кроме того, я параллельно делал запросы в , на имя президента, уполномоченному при президенте РФ, в различные правительственные, правоохранительные органы, но, к сожалению, моего сына в России обнаружить не удалось, — рассказывает Феликс Джангирян.
Мужчина провел собственное расследование и установил местонахождение ребенка. В сентябре 2019 года из Аргентины пришел официальный ответ о том, что мальчик находится в данной стране, и Феликс срочно вылетел в Буэнос-Айрес. Однако увидеть сына ему не удалось, потому что аргентинская Фемида рассматривала вопрос о предоставлении Екатерине С. политического убежища. Отметим, что в данном запросе ей было отказано якобы потому, что доказательств преследования со стороны государства не нашлось. Вероятно, на это повлиял и приезд Феликса, который высветил одну из причин ее бегства из России.
Оказалось, что накануне супруг Екатерины дал согласие на вывоз ребенка за границу, пользуясь старым свидетельством о рождении Максима, хотя юридически не являлся отцом, потому что в актовую запись уже были внесены изменения. Более того, по недействительному свидетельству о рождении ребенка каким-то образом был оформлен заграничный паспорт. Запрет на выезд за границу был введен в ноябре 2017 года, а в январе 2018 года Екатерина с детьми въехала на территорию Беларуси и оттуда, пользуясь недействительным согласием супруга и недействительным свидетельством о рождении Максима, вылетела в Израиль. Уже в Израиле, не выходя за пределы зеленого коридора, она отправилась в Аргентину.
Важно отметить, что мужчина не понес никакой ответственности ни за свои заявления о местонахождении супруги с детьми, которые позже оказались ложными, ни за обвинения в адрес Джангиряна, ни за противозаконное оформление нотариального согласия.
Со стороны участвующих в этой афере лиц, на наш взгляд, явно проглядывает не только неуважение к российскому законодательству и, возможно, состав уголовного преступления, но и бездействие правоохранительной системы. Почему следователи одно за другим выносят постановления об отказе в возбуждении уголовного дела? Почему Феликсу самому приходится проделывать следственную и разыскную работу, если есть органы, в чью компетенцию данная работа входит, а история кишит признаками уголовно наказуемых деяний, которые как минимум следовало бы проверить?
Тяжба на чужбине
Можно ли считать случайным совпадением тот факт, что Екатерина С. выехала в Аргентину, где проживает дочь ее екатеринбургского адвоката с зятем, которые выступили поручителями при аренде жилого помещения? Ведь в этом государстве нельзя проживать и снимать жилье, если лица, которые имеют гражданство или вид на жительство, не выступят поручителями. Возникает ощущение, что защитник, тонко разбирающийся в юриспруденции, мог подсказать Екатерине, как обойти решения судов и выскользнуть за пределы РФ.
Стойко преодолев годы саднящей безвестности, Феликс наконец нашел своего сына в далекой Аргентине. Однако, являясь страной третьего мира, она не обладает особенной судебной расторопностью. До сих пор ни при помощи аргентинской власти, ни при помощи российского консула не удается выработать инструмент воздействия на беглую женщину, чтобы исполнить решение суда.
Шестнадцатого декабря 2019 года суд по гражданским делам Буэнос-Айреса постановил срочно привлечь к делу процедуру международного возврата детей. Это делается с целью проведения процесса воссоединения Максима и его отца Феликса Джангиряна. Казалось бы, закон на стороне отца, но возникла непредвиденная трудность. Мужчина не общался с сыном три года, с тех пор мальчик вырос и, возможно, не помнит отца, но почему-то называет его «человеком, который хочет убить его семью», причем говорит это с большим сожалением.
Возникают серьезные вопросы к окружению Максима. Кто, как не окружение, мог на него повлиять и внушить эту разрушительную идею? Для того чтобы понять, что на самом деле чувствует ребенок и откуда такие мысли, мальчику назначили психологическую экспертизу. Однако, пользуясь мягкостью аргентинского правосудия, Екатерина сама наняла сыну психологов, но ее присутствие и включенность в процесс не позволяют воссоздать объективную картину истинных переживаний ребенка. Для того чтобы исключить стороннее влияние, мальчику назначили государственного опекуна, который должен обеспечить объективную работу с психологом. Правда, перед психологом поставлены странные задачи. Вместо того чтобы составить психологический портрет родителей, специалисту нужно узнать, с кем из них он хочет жить. Но если он не помнит отца, как он может принять верное решение?
— Никто не помогает вернуть гражданина Российской Федерации на Родину. Ни , ни Минпросвещения, ни консульство никакой помощи нам не оказывают, хотя в соответствии с законом имеется ряд законодательных актов, подразумевающих эту помощь, в том числе существует понятие консульской защиты. Если бы вмешалось консульство или иное представительство РФ и был бы сделан нужный акцент, я думаю, ситуация быстро бы разрешилась. А тут получается, что страна остается в стороне, — говорит адвокат Сергей Щурий.
Выбор без выбора
Несмотря на то что Анапский суд определил место жительства с отцом, а апелляционная инстанция это решение поддержала, в Верховном Суде РФ по жалобе не самой матери ребенка, а ее мужа данное решение было отменено в марте 2020 года и направлено на новое рассмотрение в апелляционную инстанцию Краснодарского краевого суда.
Причиной такого поворота стало отсутствие в материалах дела заключения органов опеки и попечительства с указанием того, с кем именно должен проживать ребенок — с отцом или матерью. При этом суд не принял по внимание документы, подтверждающие незаконный вывоз ребенка за границу. А ведь для выдачи заключения органы опеки должны были выехать на место и посмотреть, где проживает ребенок.
Поскольку Екатерина вывезла Максима в Аргентину еще в январе 2018 года, сотрудники ведомства не смогли установить его местонахождение. В данный момент судебная коллегия краевого суда привлекла к процессу Уполномоченного при Президенте Российской Федерации по правам ребенка и назначила психологическую экспертизу мальчика. Сейчас определение о назначении экспертизы обжаловано защитой Джангиряна в кассационном порядке. Дело в том, что перед московскими специалистами поставлены вопросы, которые не могут дать объективные результаты. Как может ребенок сказать, с кем он хочет жить — с мамой или с папой, если отца не видел три года и подвергался всё это время влиянию матери? Тут необходимо психологическое исследование детско-родительских отношений, а не изолированная работа с ребенком. Для того чтобы Максим мог сделать выбор, нужно восстановить его связь с отцом. Именно по этой причине Феликсу отказали в контакте с ребенком до тех пор, пока психолог не подготовит его сына к общению.
Анализ имеющих фактов невольно приводит нас к ощущению, что Екатерина С. действовала вопреки интересам отца и могла злоупотреблять своими родительскими правами. Когда гражданин К. обращался в Ялтинский горсуд, умолчала об установленном отцовстве Джангиряна; вопреки моральным нормам при крещении Максима указала настоящего отца крестным; предоставила в краевой суд сфальсифицированное заключение недействующей организации; игнорировала назначенную судом экспертизу; без уведомления отца ребенка меняла место жительства и в итоге нарушила запрет на выезд из страны. От этого в первую очередь пострадал ребенок, который имеет в равной степени право на общение с отцом и матерью. Мать не вправе решать, общаться ребенку с отцом или нет. При этом Феликс Джангирян никогда не допускал злоупотреблений и действовал строго в установленном законом порядке, обеспечивал ребенка всем необходимым, самостоятельно занимался его поисками, два раза посещал Аргентину с адвокатами, то есть делал всё, что не стал бы делать равнодушный и непричастный человек в его ситуации.
Ситуация, в которой оказался Феликс Джангирян и его сын, требует безотлагательного участия правоохранительных органов и ответственных за международные отношения ведомств. Почему МИД России скидывает ответственность за судьбу российского гражданина на аргентинскую Фемиду? Неужели громкие слова о соблюдении прав ребенка так и останутся словами? Почему никто из участников операции по незаконному вывозу ребенка из России не привлечен к ответственности? Почему власти Беларуси не были поставлены в известность о запрете на выезд несовершеннолетнего? Почему родственники Екатерины С. сообщали заведомо ложную информацию о ее безвестном исчезновении и остаются безнаказанными? Почему права ребенка и отца, подкрепленные решением российского суда, ни в грош не ставятся самим государством?
Мы будем следить за развитием событий и намерены присутствовать на апелляционном рассмотрении дела Краснодарским краевым судом. Законные права ребенка и любящего отца должны быть восстановлены.
Видео дня. Что будет, если каждый день есть куркуму
Женский форум
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео