Карантин
Мода
Красота
Любовь
Звёзды
Еда
Психология
Фото
Тесты

Дьякон Андрей Кураев рассказал об отношении РПЦ к абортам и суррогатному материнству

Дьякон поделился своим мнением и позицией по отношению к абортам и суррогатному материнству.
Дьякон Андрей Кураев рассказал об отношении РПЦ к абортам и суррогатному материнству
Фото: Аргументы НеделиАргументы Недели
Принципиальным вопросом, на который необходимо ответить, дьякон считает определение пределов человеческой жизни – «когда начинается человек, и когда он кончается».
«В свое время, еще в 90-е годы, у патриархии был запрос на биофак с просьбой дать научный критерий, когда начинается новая человеческая жизнь. Вариантов ведь много – с минуты соединения половых клеток, с минуты первого выделения оплодотворенной яйцеклетки, с минуты ее закрепления в матке внутри женщины, с минуты формирования нервной системы, позвоночника или головного мозга у эмбриона, выход из утробы матери, первый вздох. Ну, вот как? Знаете, по известному еврейскому анекдоту, ребенок обретает жизнь, когда заканчивает университет и отселяется от родителей – это значит, что зародыш начал жить самостоятельной жизнью», - рассказывает Кураев.
По его словам, РПЦ получила ответ МГУ, и, с точки зрения ученых, начало новой жизни - это появление уникального набора генов - слияние половых клеток отца и матери.
«И вот, исходя из этого, большинство религиозных организаций мира полагают, что уничтожение оплодотворенной яйцеклетки – это уже уничтожение новой жизни, это не есть хорошо», - подчеркнул Андрей Кураев.
Дьякон признал, что по этому вопросу существует и другое мнение. Врачи считают, что «большинство оплодотворенных яйцеклеток погибают в организме женщины и не развиваются во что-то более высшее и значимое».
По мнению Кураева, очень важным критерием в своем отношении к обозначенному вопросу является, как ни странно, человеческая речь.
«Границы моего языка – это границы моего мира. И вот если мы смотрим, когда женщина ждет ребеночка, с первых же признаков беременности, первых сообщений об этой беременности она его называет «мой малыш». Когда планирует будущее. Она еще, может быть, его не ощущает, но они планируют будущее, обсуждают, может быть, с мужем или с мамой своей. Это уже малыш для нее, - отмечает дьякон. - Напротив, если для женщины эта беременность нежелательна, и она полагает, что дело кончится или продажей суррогатного материнства, или же абортом, она, чтобы не привязаться к малышу, она его расчеловечивает с самого начала и называет «плод» при обсуждении с врачом или еще с кем-то. Простите, я считаю, что любящему глазу открывается большее, чем глазу отчуждающему».
Андрей Кураев считает, что аборт, как и суррогатное материнство, являются греховными деяниями, которые непросто искупить даже с помощью молитв:
«Вот знаете, мне доводилось слышать одну историю, как женщина, в жизни которой было несколько абортов, пришла к священнику. У нее такое глубокое переживание, раскаяние было. И она ожидала, что она какое-то серьезное духовное наказание получит – это множество поклонов или молитв. А священник ей сказал: «Нет, достаточно одной молитовки. Один поклон в день со словами «Господи, прости меня блудницу и убийцу»». Через пару месяцев женщина приходит и говорит: «Батюшка, умоляю, любое другое наказание, только не это».
По мнению дьякона, даже угроза рождения ребенка с патологией не может служить поводом для аборта. Он приводит историю, которая касается появления на свет патриарха Кирилла.
«Врачи сказали его маме: «Вы знаете, это опасная беременность. Скорее всего, будет какая-то патология, ребенок не выживет. Это угроза и для вас в том числе». В общем, врач настаивал на аборте. Мать как религиозный человек отказалась. И в итоге прошли нормально. Здоровый ребенок родился и вырос. Если вам не нравится патриарх Кирилл как политик, это не надо переводить на медицинскую область, ладно?», - заключает Кураев.