Карантин
Мода
Красота
Любовь
Звёзды
Еда
Психология
Фото
Тесты

«Дети рыдают». Что родители и учителя думают от дистанционке на самом деле

Первый день работы удаленного образования в столице отметился сбоем системы «Московская электронная школа». Anews рассказывает, какую критику вызвало это событие и новый переход на «удаленку» в целом.
«Дети рыдают». Что родители и учителя думают от дистанционке на самом деле
Фото: AnewsAnews
«Пилорамщики платят программистам»
Крушение МЭШ в первый же рабочий день ожидаемо вызвало шквал критики со стороны родителей:
«Умение делать высоконагруженные системы стоит дороже тех денег, что эти пилорамщики платят программистам. Все дело в том что основные деньги они кладут себе в карман, да людей они не доходят».
«МЭШ писалась студентами "на коленке", а денег было выделено столько, как будто будет создавать ее лично. Итог - нерабочая система с кучей ошибок, неудобная для учителей и учеников».
Интересно, что упреки пользователей в казнокрадстве частично подтвердились высказываниями компьютерных экспертов. Технический директор Qrator Labs Артем Гавриченков отметил: «Вероятно, операторы провели недостаточное нагрузочное тестирование, возможно, в силу ограниченных бюджетов».
же в свою защиту отметила, что проблема была решена уже ко второму уроку, а на следующий день сообщила о бесперебойной работе системы, несмотря на возросшую в три раза нагрузку.
«Россию медленно и уверенно погружают в хаос»
Впрочем, обратный переход на удаленную систему обучения вызывает мощную волну критики безотносительно работы МЭШ:
«Дистант - это то худшее, что наше правительство может сделать для наших детей».
«Цинизм властей зашкаливает».
«Младшеклассников (учеников с 1 по 4 классы) не отправляют на дистанционку только по одной причине: маленьких детей нельзя оставлять дома одних. Родителям придется не работать, а сидеть дома, что уж точно вызовет массовые недовольства. Россию медленно и уверенно погружают в хаос и цифровой концлагерь».
«Не нужны никому кроме нас умные и образованные дети! Нужны дебилы с низким интеллектом, нужны потребители, на которых легко одеть ярмо.
Мы, родители, семья - враги нашим детям, по мнению сатанистов. Задача одна - ликвидировать старое поколение, которое имеет знания, а дальше посредством мультфильмов, интернета, "государственным" воспитанием будет искоренять любые таланты наших детей!»
«Лучше бы раздали детям для учебы планшеты, которые развозят по больным»
Встречается, впрочем, и более предметная критика. Многие родители отмечают, что новое введение удаленки вызовет огромные бытовые сложности:
«Бедные дети и родители. Все прекрасно знают, что дистанционка — это не учеба. Нам учитель просто присылал уроки, классные работы, а мы с ребенком писали все сами, потом фотографировали и отправляли. Вот только сейчас у нас с мужем нет времени сидеть и обучать ребенка. Работаем усиленно, потому что нужно платить за ипотеку. Все боятся полного закрытия».
«Я не готова. Я работаю и делать дома с ребенком домашнюю очень тяжело, а учить новую тему самостоятельно, без педагога - это вообще кошмар.
Честно, я не педагог и я работаю в другой сфере - бедные дети, мне лично не дано преподавать, я не на это училась. С ужасом жду дистанционку. Это надо просто уволиться и перепрофилироваться. Жаль - платить за домашнее обучение собственных детей никто не собирается».
Особенно часто упоминают чрезвычайные расходы на технику и интернет:
«Интернет не выдерживает три видео, приходится тратить уйму денег на дублирование (мобильный интернет всем и выделенка), плюс пришлось купить старшим новые ноуты, а это 80 тысяч незапланированных трат».
«Лучше бы раздали детям для учебы планшеты, которые развозят по больным для социального мониторинга».
Удостоился внимания и переход удаленного обучения с онлайн-платформы Zoom на Teams:
«Дети рыдают. Я, вспоминая, что у среднего (6-й класс) не получилось войти на пробное занятие, и, представляя, что разбираться-таки придется мне, тоже начинаю».
«Ужасно! Тем более с переходом на teams — это снова никакой работы, сиди и настраивай всех: этот teams, ребенка и себя».
«Все эти шаги по неделе-две заставляют опускаться руки и не дают возможности как-то планировать жизнь. Я бы предпочла более длинные отрезки планирования. Например: ребят, до Нового года не выходим. Все. Все осваивают тимсы-дримсы, организуют жизнь на дистанте. А сейчас: начали — закончили, начали — переобулись на лето, и так сто раз подряд».
Наконец, люди опасаются за здоровье собственных отпрысков:
«Жалею глаза детей. Полдня у компьютера, полдня в гаджетах, секции и кружки закрыты, что станет с их зрением?»
«Тысячи детей будут сидеть рядом с компом и в лучшем случае играть в игрушки»
Еще один важный нюанс - нынешняя удаленка введена на фоне выхода людей на работу, что значительно ослабляет контроль за обучением:
«Глядя на свою 8-классницу — учиться она не будет. Опять ежевечерние разборки: один урок проспала, к другому не смогла подключиться, домашнее задание не сдала, потому что не поняла, куда прикрепить...»
«Даже к старшим классам осознанность включается не у всех, что уж говорить про среднюю школу. Тысячи детей будут сидеть рядом с компом и в лучшем случае играть в игрушки. Других же понесет на подвиги. С точки зрения образования еще один год будет потерян, если это не на две недели».
«Толпы подростков шатаются по торговым центрам, по магазинам, стайками сидят в кафе. Дети из группы риска (двойки, плохое поведение) не заглядывали весной в Zoom. А сейчас, когда родители еще и работают, они там не будут появляться вообще».
«Я согласна на любые временные меры, если это кого-то предохранит»
Встречаются, впрочем, и те, кто инициативу поддерживают. В-основном, это те, кто воочию видел вред от коронавирусной инфекции:
«В моей семье заболели четверо, сын тяжело, сестра мужа скончалась. Я согласна на любые временные меры, если это кого-то предохранит».
«Мне кажется, при такой статистике, как сейчас, ходить или ездить в школу — безумие. Дистант — конечно, очень тяжело для всех. Но при нынешней статистике заболевших не вижу другого выхода».
Удары болезни объединяют родителей и работников школ:
«Дистант видится мне мерой нерадостной, но неизбежной. В школе, где я работаю, много людей заболело в последний месяц — педагогов и детей».
«У нас треть словесников или в больнице, или дома выздоравливает. Очно работать просто некому».
При этом, не нужно забывать, что немало учителей также являются и родителями, и все бытовые тяготы несут, как и остальные:
«У меня трое детей: старшие в дистанте, младшая в 5-м классе очно, я — учитель в разных классах: и очно, и дистант. Стараюсь дышать глубоко».
В будущем - больше бюрократии
Будущее, по крайней мере, ближайшее, не сулит облегчения. Во властных кругах обсуждают бюрократическую инициативу - введение стандарта проведения дистанционного урока. Заслуженный учитель РФ, кандидат психологических наук Александр Снегуров заявил, что ничего, кроме лишней писанины, эта мера не принесет:
«Методика и приемы тоже остаются прежними, претерпевая лишь адаптацию к дистанционной форме, педагогический инструментарий не отменяется (напомню, что частичное использование информационных технологий практикуется достаточно давно), поэтому здесь также не нужны изменения.
Что еще можно существенного внести, кроме каких-то усовершенствований в саму трансляцию, – я не представляю. Такое предложение только увеличит бюрократическую составляющую педагогического процесса. А вот как раз сейчас, в эту тревожную пору, нам, учителям, не нужна такая дополнительная бюрократическая нагрузка».
]]>