Звёзды
Психология
Еда
Любовь
Здоровье
Тесты
Красота
Гороскопы
Мода

Как волгоградцы борются с COVID-19

«ВП» продолжает публиковать «сериал» о том, как волгоградцы переживают «коронавирусную» эпоху. Наши журналисты собирают истории реальных людей, без прикрас. Волгоградцы рассказывают о том, как боялись и защищались, как лечились или помогали лечить своих родных и близких. Итак, «Как мы пережили коронавирус». 3-я серия.

Как волгоградцы борются с COVID-19
Фото: Волгоградская правдаВолгоградская правда

Видео дня

Татьяна Дроздова – врач-оториноларинголог. Среди ее пациентов те, кто жалуется на симптомы, схожие с COVID-19. Медик всегда в зоне риска. А в начале ноября помощь коллег потребовалась и самому доктору.

«Почувствовала я себя неважно в конце рабочей недели. Сначала показалось, что накопившаяся усталость дает о себе знать. Но когда резко подскочила температура, сомнений уже не было. Стала лечить себя сама. Стандартная схема: гормоны, антибиотики, анализы, КТ-диагностика.

После того как КТ подтвердила пневмонию со значительным поражением обоих легких, приняла решение довериться опыту коллег. Первым чувством, как и у любого заболевшего, была горечь, даже растерянность, принять, что это случилось со мной, было непросто. Многие недооценивают коварность этой болезни, продолжая лечиться самостоятельно, и, к сожалению, упускают драгоценное время, да и лекарства с анализами стоят недешево.

Когда состояние стало ухудшаться, я попала в стационар.

В Волгоградской областной клинической больнице № 3 меня встретили очень тепло, поддерживали, ведь больному так важна психологическая помощь – от положительного настроя многое зависит.

Оказавшись в стрессовой ситуации, человек теряет силы. Считаю, что мне повезло с медицинским учреждением. Настолько четко организована работа, строго соблюдается санэпидрежим. Считаю, это все потому, что главврач Елена Левшина сама прошла путь от рядового доктора до руководителя. Причем нередко ей приходится брать на себя функции выбывших по болезни коллег. Она трудоголик... Весной сама перенесла ковид. Однако, как и многие медики, переболев, снова вернулась в строй. Я тоже выздоровела. А свои эмоции поэтически выражу так:

«Но перед тем как Бога попросить, Не забываю поблагодарить За солнца луч и капельку дождя… За всех, кто больно ранил, уходя… За то, что не умею зла держать… Могу прощать, в ответ не обижать, За добрый свет в глазах моих детей… Спасибо за порядочных людей… У Бога не прошу путевку в рай… Он шепчет мне: «Люби и помогай…» Его подсказки – мой ориентир… Ведь Бог – Любовь, что озаряет мир…

«Благодарны врачам 3-й больницы!»

– Считаю, что здесь созданы все условия, спасибо за помощь всем медикам 3-й больницы! – говорит Татьяна Дроздова.

Калинина Лидия Ивановна, жительница Иловлинского района, 10 дней лечилась дома, однако улучшений не было. Да и возраст у пациентки серьезный – 74 года, так что к ней тут внимание особое.

– Уже иду на поправку, – говорит пациентка. – Больше недели я прохожу лечение здесь, считаю, если бы не легла в больницу, я бы умерла... Сама не справилась бы точно. Здесь мне стало лучше. Очень благодарна всему персоналу, всем, кто помогал мне выздороветь, точнее выжить...

Фотограф «ВП» Кирилл Брага побывал, конечно же строжайше соблюдая все меры защиты, в ковидном госпитале в Волжском. Сделал фоторепортаж – его снимки вы можете посмотреть на этом газетном развороте. И вот что рассказал:

– Госпиталь почти заполнен, большинство – люди старшего возраста. Работа идет четко, все отлажено как часы, атмосфера спокойная. Больных – около 100 человек, реанимация не пустует, но в день моей съемки на аппарате ИВЛ не было ни одного пациента. Это значит, очень тяжелого состояния нет ни у кого. И, дай бог, не будет. 

Но в палатах реанимации все пациенты с кислородными масками, по которым подается смесь нужного состава, соответствующая состоянию больного. Медсестры и врачи бдительно следят за самочувствием каждого и выполняют все необходимые лекарственные назначения.

Я не увидел раздраженных медиков – несмотря на огромную нагрузку, весь персонал работает с позитивным настроем и не только своими действиями, но и морально поддерживает больных, чтобы никто не унывал и верил в скорейшее выздоровление.

Медсестры говорят, что именно психологический аспект – самое сложное. Когда пациент в реанимации боится, паникует, нужно его настраивать на нужный лад. Болезнь отступает, когда человек ей не поддается.

Увидел своими глазами, что больница обустроена по всем современным стандартам. Пациенты в изолированных мельцеровских боксах, в коридоры не выходят. У каждого есть доступ к кислородной маске. Еду пациентам подают через специальный отсек, отдельный от входа в бокс.

Сотрудник кладет тарелки с едой в отсек, закрывает дверцу и включает кварцевую лампу внутри.

Это делается и на вносе, и на выносе посуды из бокса.

Вход в красную зону отдельно от выхода. Мне помогают надеть одноразовый комплект, в котором здесь работают все: большие бахилы, штаны, рубашка, капюшон, налокотники, фартук, две пары перчаток, две медицинские маски и очки. Все завязывается и заправляется так, чтобы не осталось открытых участков кожи и даже малейших зазоров.

А перед выходом я захожу в комнатку, где постоянно включена кварцевая лампа, – здесь все защитное облачение снимается в определенной последовательности, а все неодноразовые предметы, которые были у меня при себе в красной зоне, – фотокамера, например, – остаются кварцеваться до полного обеззараживания...

Почему коварен ковид и как он маскируется под другие болезни

В конце сентября у Ольтемпературила мама, а на следующий день – она и сын. Но если ребенок перенес болезнь относительно легко, то пожилая женщина оказалась на грани жизни и смерти. Вот рассказ ее дочери.

– Мама начала болеть сильно. Сразу слегла, слабость, аппетита нет, начались желудочно-кишечные проблемы. Ей так стремительно становилось хуже, что она сказала мне: «Я, наверное, умираю…»

Я вызвала скорую – приехала молодая девушка-врач, все проверила – сахар, кардиограмму. Все в норме. Симптомы ну совсем не похожи на стандартную картину ковида.

Повезли маму в частную больницу сдавать анализы. Результаты пришли быстро, но ясности не добавили. Врачи посоветовали проверить серьезно пищеварительную систему. На следующий день поехали на платный рентген желудка и к гастроэнтерологу.

Мама уже почти не ходила, она болела больше 10 дней и угасала буквально на моих глазах. Было очень страшно. Мы сделали тест на ковид – отрицательный. Сдали общий анализ крови. И я связалась со знакомым доктором в Питере. Он посмотрел результаты и сказал: «Возможно, ковид. Вызывайте скорую и в больницу. Дома вы точно не справитесь». Этот врач много месяцев работал с ковид-больными и «корону» заподозрил по развернутому анализу крови.

Но в какую больницу везти маму? Температуры нет, тест на ковид отрицательный, сатурация (наполнение крови кислородом) в норме. Таким пациентам скорую не вызывают и в больницу их не кладут.

Слава Богу, у меня много знакомых, друзей, и я стучалась во все двери, била во все колокола, надеялась, что кто-то все равно поможет – так и случилось, Слава Богу!

Руководство Росде я работаю, оказало поддержку – и генерал, и мой непосредственный начальник. А еще мне, как человеку глубоко верующему, помогали священники. Низкий поклон митрополиту Волгоградскому и Камышинскому Феодору, который помогал связаться с врачами.

Маму положили в 4-ю больницу на ул. Ополченской в Волгограде, в отделение хирургии. Врачам, медсестрам, начмеду – искренняя благодарность, от всего сердца. Маме сразу сделали КТ. Оказалось, у нее двухсторонняя пневмония! Причем уже с большим поражением легких. А ведь температуры не было, кислород в норме, кашля нет.

Врачи стали лечить маму по ковидной схеме. Ставили капельницы, давали кислород, делали уколы. Уход был великолепный, никаких лекарств я не покупала.

Может быть, я пишу сумбурно, перескакивая с места на место, но это так было тяжело, я находилась в таком стрессе, что даже сейчас, по прошествии времени, мне трудно это все вспоминать.

К счастью, маму спасли. Сейчас она потихоньку восстанавливается, хотя и очень сложно и трудно.

Хочу пожелать всем здоровья. Берегите друг друга и особенно своих пожилых родителей, родственников и близких. Носите маски, как призывают врачи, перчатки, меньше ходите в места, где есть скопление людей.

Видимо, не скоро мы вернемся к прежней размеренной жизни. Ограничения во многом должны стать если не панацеей от болезни, то остановить нас от необдуманных действий и поступков.