Проверено на себе
Звёзды
Психология
Еда
Счет
Любовь
Здоровье
Тесты
Красота

Есть что вспомнить: новосибирцы рассказали о новогодних курьезах

В 2020-м году мы вспоминаем, как весело и разнообразно мы жили до пандемии, но не ценили этого. Новый год считается семейным праздником, а в этот раз он станет еще более домашним из-за различных ограничений, связанных с коронавирусом. Да и многие люди предпочли бы остаться вдали от больших шумных компаний, чтобы обезопасить себя и своих близких. НДН.инфо предлагает вниманию читателей забавные истории новосибирцев — они помогут вспомнить, каким был Новый год до пандемии, когда вопросы безопасности если и учитывались, то точно не стояли во главе угла.

Есть что вспомнить: новосибирцы рассказали о новогодних курьезах
Фото: НДН.ИнфоНДН.Инфо

Видео дня

Гадание щипком за попу

Все меньше тех, кто верит в ворожбу и гадание. А раньше это было значимой частью жизни, особенно деревенских жителей. В большой степени еще и потому, что старорусские гадания больше напоминают игру и развлечение. Чего стоит только бросание валенка для поиска суженого или суженой. Это же почти что игра в городки, только с романтическим подтекстом! Об одном из таких деревенский гаданий рассказала 70-летняя Любовь Сидоренко из села Барышево Новосибирской области.

«Было мне 17 лет, мы с подружками гадали на суженого. Вообще принято гадать в канун Рождества или на Старый Новый год, но в деревне других развлечений не было — спраздновали, и в полночь пошли гадать, колядовать, приключения искать.

 

Было одно гадание — мы в силу возраста в него верили, а зря. Нужно было зайти компанией девушек в сарай и закрыть дверь, чтобы остаться в полной темноте. Тогда одна из девочек подходила к открытому окну, поворачивалась пятой точкой и, выставив ее голую в окно, призывала духа, чтобы узнать о своем суженом.

Какими словами, уже не помню, но смысл был такой: если дух явился на зов, то он даст о себе знать щипком. Щипает с силой — муж будет злой и бедный, щипает слабо — добрый и богатый.

Каждая попробовала, и каждой попался плохой суженный. Мы долго не могли понять, почему, а потом узнали, что деревенские мальчишки были в курсе наших гаданий. И, что ни духа, ни суженых не было — щипки доставались нам от парней. После этого Новый год мы праздновали дома, а если и гадали, то только кидая валенки».

Ненастоящий Дед Мороз

Это сейчас к детям в качестве Деда Мороза и Снегурочки приходят аниматоры, многие из которых студенты на подработке, но есть среди них и настоящие артисты, и для них новогодний калым составляет существенную часть дохода.

В 1990-е такого не было. Праздничными волшебниками для детей выступали, как правило, родственники, знакомые или коллеги родителей. Дед Мороз и Снегурочка забирали у взрослых подарок и за рассказанное на табурете стихотворение вынимали заветную игрушку из красного мешка и вручали ребенку. Точно по такой же схеме поздравлял детей коллектив . Никита Зайков, нынче состоявшийся журналист, навсегда запомнил историю из детства.

«Шел примерно 1993 год. Мне тогда было только 12 лет. Друзья семьи, шумная компания журналистов, входили во вкус пестрого капитализма. Самым шумным из них был весельчак Александр Ч. За непринужденный смех и кустистые брови он был избран в коллективе всехним Дедом Морозом. И каждый год 31 декабря ходил поздравлять детей своих коллег. А в конце этого бородатого турне приходил к нам, дарил мне подарок, переодевался в подъезде в цивильное и оставался у нас в гостях.

Снегурочки у Деда Мороза менялись каждый год. Тогда, в конце ревущего 1993 года, его внучкой назначили молодую и тоже смешливую журналистку Асю Ш. Она даже по образованию массовик-затейник, так что знала что к чему, когда очередной оболтус на табуретке забывал строчку в стихотворении про ежика. Но мне было уже 12 лет! Я был уже большим! В Деда Мороза я не верил уже лет семь, да и Александр Ч. с каждым годом все больше халтурил, понимая, что перед ним уже взрослый солидный сопляк.

В общем, я встречал праздник в состоянии новогоднего атеиста. Но всегда был очень послушным. Папа мне сказал: придет Дед Мороз. Значит придет. Папа сказал: надо выучить стих. Значит надо. Папа сказал: вскоре после Деда Мороза придет Александр Ч. Ну, пусть приходит. А еще папа сказал, что в это время они с мамой как раз уйдут по магазинам. «Поэтому — папа сказал — покажи дяде Саше, что в холодильнике его ждет вот эта зеленая бутылка. И вот эта прозрачная с кактусом. И вот бурая с полководцем. И вот эта…»

Но моей главной задачей, как ребенка послушного, было выучить стишок. А я ведь уже большой. Разве можно рассказывать опытному человеку в ватной бороде про зайчиков-ежиков, когда тебе пошел уже суровый 13-й год? Надо быть с ним на равных — подумал я и взял с полки томик Пушкина. Стихотворение выбрал, на мой взгляд, удачное. Что еще рассказывать с табуретки как ни: «Кавказ подо мною. Один в вышине...» В общем, орел со мною парит наравне. Стихотворение не то чтобы длинное, но какое-то сложное. Я учил его два дня, хотя мог бы играть с пацанами в хоккей.

И вот 31 декабря, Александр Ч и Ася Ш. с самого утра пошли обходить редакционное потомство. И в каждом доме их встречали как родных. И в каждой квартире угощали напитками. И не везде им удавалось закусить. К финальному рубежу оба были уже несобранны и мрачны, смотрели как-то сквозь меня. Дед Мороз всерьез опирался на посох. А Ася Ш., обычно улыбчивая и звонкая, только крутила головой да переминалась с ноги на ногу. Я заметил состояние их… замешательства с порога. Но так как был очень послушным, то запрыгнул на табуретку.

— Кавказ подо мною!!! Один в вышине!!! — заорал я с выражением.

— Тише, тише, пожалуйста, — зашипел Дед Мороз, потирая седую вату на висках. — Держи уже свою машинку.

— Паровоз, — поправил я. И начал заново, потише, но все еще гордо: Кавказ подо мною! Один в вышине! Стою там…

— Извини, Илья, а где у вас туалет? — согревшись и расслабившись, спросила Снегурочка.

— Меня зовут Никита, — поправил я. И показал с высоты табуретки в направлении туалета. Знаешь, как бы ты ни не верил в волшебство, но когда Снегурочка спрашивает «Где у вас туалет?» — это как-то слишком. Даже если она по образованию массовик-затейник. Я постарался взять себя в руки, начал читать сначала, но уже как-то без особого выражения: Кавказ подо мною. Один в вышине. Стою там над чем-то…

— Слушай, — стянул бороду на шею как медицинскую маску дед Мороз, — Слушай, а папа мне случайно ничего не оставлял?

Увидев преображение Деда Мороза в Александра Ч., я вовсе притих от возмущения: в сказку можно не верить, но я ведь учил стишок два дня. Ну что, показал ему в направлении кухни: «в холодильнике, внизу» — говорю. И остался стоять на табуретке один. Без публики.

— Да ты давай-давай, рассказывай про Восток, — крикнул с кухни и.о. Деда Мороза.

— Про Кавказ — поправил я. — А что рассказывать? Вы уже все знаете. Кавказ подо мною. Один в вышине. Одинешенек.

Под звон бутылок с кухни я все-таки дочитал первую строфу, но тут Снегурочка громко спустила воду, а заодно и весь мой праздничный энтузиазм. Плюнув на них, я пошел в комнату распаковывать обещанный родителями паровоз. И уже как-то даже не хотел его.

Александр Ч. просидел у нас до утра, они смеялись с папой, слушали куранты, обсуждали очередные перемены в стране и очень надеялись на будущее. А в коридоре на вешалке беззастенчиво висел красный тулуп. Даже не удосужился спрятать. Сейчас мне под 40, мы до сих пор дружны с Александром Ч. Но я в него не верю».

Двенадцатилетние коммерсанты

Уже давно никто не ходит в лес за елкой. Везде работают точки по продаже новогодних деревьев на любой бюджет. Сейчас деятельность елочных базаров строго регламентирована. А вот в начале 2000-х новогодними елками, к которым, кстати, относятся и сосна, и пихта, торговали более дико и безответственно.

Жителю Академгородка сейчас 31 год. История, которую он рассказал, произошла с ним в 2002-м году.

«Вечером 31 декабря я и еще два друга шли из магазина в Академгородке и увидели, что прямо на улице лежат штук пять елок, а рядом с ними никого нет. Каждый хотел унести дерево себе домой, но дома уже стояли наряженные елки, и я предложил продать, ведь они брошенные, а значит — ничьи.

Дефицита в покупателях не было. Кто-то подходил к нам сам, кого-то зазывали словами: «Распродажа елок!». Кому-то нужна была целая елка, а кто-то просил наломать веток. Целое дерево мы оценили примерно в 100 – 150 рублей, еловые «лапы» — 80. За два часа мы продали все деревья.

В обще сложности мы заработали около 600 рублей. Деньги «спустили» в ближайшие дни на «бомбочки», конфеты, газировку. Родители похвалили меня за предпринимательские способности.

С возрастом никто, кроме меня, не стал предпринимателем. У меня были несколько разных проектов. В том числе продавал через «Вконтакте» с уже другими друзьями мягкие игрушки в виде миньонов. Мне тогда было 22 года. Как раз перед Новым годом заказали партию. Распродали не всех, и ближе к 23 февраля сами сшили миньонам шапки из ткани цвета хаки, надели на них вместо новогодних колпачков и распродали окончательно».