Карантин
Мода
Красота
Любовь
Звёзды
Еда
Психология
Фото
Тесты

«Человечность еще никогда и никого не подводила». Интервью

Мария Львова-Белова, полномочный представитель по взаимодействию с Уполномоченным при Президенте России по правам ребенка, победитель конкурса «Лидеры России 2020», член Клуба «Эльбрус» рассказала о своем карьерном пути от руководителя небольшой благотворительной организации до сенатора.
Мария, расскажите свою историю. Чем, помимо названия, отличаются друг от друга Ваши проекты «Квартал Луи», «Дом Вероники» и «Новые берега»?
Я руководила благотворительной организацией 12 лет. Занималась поддержкой, помощью детям-отказникам, воспитанникам социальных учреждений, оставшихся без обеспечения родителей. Судьба распорядилась так, что в 2010 году мы приехали в гости в детский дом, где воспитывались ребята, ограниченные физически, но интеллектуально сохранные. В основном, все были на инвалидных колясках. Для нас было большим удивлением, когда ты видишь человека слабого физически, который, к сожалению, не может держать ложку, но при этом очень любящего эту жизнь и ценящего каждый день, проведенный в этом мире. Увиденное разорвало нам шаблоны. И мы стали работать с этим детским домом, общаться с ребятами. В какой-то момент у одного из мальчиков я спросила: «А что дальше?», он ответил: «А дальше дом престарелых». Анализируя ситуацию, оказалось, что, действительно эти ребята после 18 лет попадают в дом престарелых или психоневрологический интернат. Но как рассказать молодому человеку, который мечтает жить, учиться, работать, любить, о том, что твоя жизнь в 18 лет закончится, и тебе придется провести ее среди пожилых людей. Осознание этой проблемы привело нас к строительству тех проектов, которые у нас сейчас есть. Мы создали организацию, которую назвали «Квартал Луи», в честь . Нам очень важно, чтобы тема инвалидности не была унылой. У нас принято считать, что человек с инвалидностью — это тема, о которой не хочется говорить, тема, которая кажется щемящей душу, и человеку не хочется в ней принимать участие. А мы рассказываем про другую инвалидность, которая дает новые ресурсы и новые возможности. Мы назвали организацию в честь Луи Армстронга, потому что он был афроамериканцем, социальным сиротой, то есть «инаковым», как мои ребята, и, несмотря на это, стал легендарной личностью. Мы предлагаем импровизировать нашим ребятам над тем, что им дала судьба на пути к созданию своей «непревзойденной мелодии жизни». Мы взяли тему джаза, импровизации, свободы, полета, я сама по образованию — дирижер джазового оркестра «Big Band» и сейчас, в силу обстоятельств, дирижирую немного другим оркестром. Но этот опыт в моей жизни был, я знаю, как можно находиться в этом творческом порыве, который просто из музыки перешел в социальную сферу. «Квартал Луи» — это организация, которая включает в себя ряд проектов, домов сопровождаемого проживания, где живут наши ребята.
«Дом на Березовском», «Дом Вероники» — это дома, в которых находятся выпускники детских домов. В «Доме на Березовском» ребята практически самостоятельно живут, но есть «тьюторы», которые иногда им помогают. Ребята учатся, работают и через какое-то время выходят во взрослую жизнь, но, конечно, мы их дальше сопровождаем и поддерживаем.
«Дом Вероники» — это активный пансион для ребят с тяжелой формой инвалидности, которые, скорее всего, не смогут жить самостоятельно. В этом доме существует определенная поддержка, персонал и круглосуточный уход. Все ребята обязательно работают. Для нас это принципиально важная позиция и, когда мы это предложили нашим спонсорам, они сказали: «Слушайте, давайте мы вам дадим денег, а ребят сюда не надо». Мы подумали, не можем их устроить, значит, создадим свое. У нас есть свое кафе, в котором работают наши ребята. У нас первые бармены-колясочники, есть барная стойка для сотрудников и обучал их лучший сомелье Поволжья. Ребята делают крутые коктейли, а если вы придете в кафе — капучино вам приготовит человек на инвалидной коляске. При этом он улыбнется и расскажет классную историю из жизни. У нас есть своя гостиница, которую можно забронировать на букинге, хостел «Дом Вероники», где вас будут обслуживать администраторы на инвалидных колясках. Во время чемпионата мира по футболу мы принимали гостей из 9 стран. Когда номера забронировали, я очень переживала, как же справятся мои инклюзивные сотрудники. Оказалось, все гораздо проще, чем мы думали, иностранцы реагировали потрясающе на них. И один из гостей итальянец говорит: «Слушайте, у вас в сервисе молодые люди с инвалидностью работают. Это значит, Россия — глубоко развитая страна». Не везде так, но нам этого очень хочется, и мы сделали это целой технологией.
Некоммерческая организация все построила, у нас не было бюджетного финансирования, мы привлекали частных инвесторов, развивали корпоративную социальную ответственность бизнеса, строили и создавали этот проект. Сейчас наша задача транслировать технологию в разные регионы, потому что это проблемы, не только Пензенской области, но и всей России.
Самой яркой нотой в работе стало строительство арт-поместья «Новые берега» — это «Сколково» для молодых людей с инвалидностью. К нам приезжали активные ребята, лидеры, с проблемами зрения, на колясках, с разной формой инвалидности. Они говорят: «У нас есть идея, инициатива, но нет инфраструктуры, поддерживающего сообщества, акселераторской программы, даже нет возможности существовать в быту». И мы решили, что нужно создать такой проект.
Арт-поместье «Новые берега» состоит из 12 домов на 120 человек, две трети проекта уже завершено. У нас сейчас живут 50 резидентов из 11 регионов России. Ребята подают заявки со своей инициативой, и экспертный совет рассматривает их, а мы уже принимаем и заключаем договор на 5 лет. Они живут и реализуют свои проекты, направленные на развитие и поддержку инклюзивного общества.
Работаете ли Вы с конкурсом «Абилимпикс», проектом платформы АНО «Россия — страна возможностей»?
Мы принимали участие конкурсе «Абилимпикс», мне импонирует эта тема. Социальная сфера в России не так развита, как хотелось бы. И я не буду хвалить Европу, Запад, мы поездили, посмотрели. Я была в Италии, Финляндии, Австрии, мы рассматривали общественно-государственные структуры, разные центры, рабочие площадки. Сейчас пытаемся адаптировать под российские реалии наши центры максимально интересно, живо, драйвово, потому что ребята - абсолютно полноправные члены общества. Мы не подстраиваемся, не говорим, что иностранцы, какие-то инаковые и нам не надо с ними общаться, просто учимся разговаривать на их языке, пытаемся найти с ними каналы коммуникации. Так же и здесь: это такие же иностранцы, они под нас уже подстроились, а мы под них пока нет. Задачи наших проектов как раз в том, чтобы общество подстроилось под особенных людей, в том числе.
Почему Вы решили пойти на конкурс «Лидеры России», и что он Вам дал?
За время моей работы в благотворительности, социальные проекты росли и множились. Я катастрофически ощущала нехватку управленческого опыта. Я пошла в социальную сферу по зову души и считала, особых компетенций и знаний для того, чтобы помогать людям не нужно. Когда эти проекты стали профессиональными, работа из самодеятельности переросла в профессиональную, я поняла, что у меня упущен большой блок. Так как, я либо рожала детей, либо строила проекты, либо «спасала человечество», но это оказалось не так просто. И поэтому конкурс мне был нужен, чтобы остановиться и заняться своим саморазвитием, ведь назад дороги нет. Ты влился в эту сферу и теперь находится время на чтение разных книг по лидерству, по развитию коммуникативных и управленческих навыков, общение с людьми в этой теме. У тебя появляются кураторы, наставники, которые могу тебе объяснить что-то новое. Для меня этот конкурс был скорее, как пойти попробовать, поучиться, посмотреть, но мыслей о том, что я дойду до финала и том, что стану победительницей, даже в самых заоблачных мечтах не было. Для меня это был опыт посмотреть и поучиться.
Самым сложным было — принять, что не знаешь многих вещей, так как вокруг находятся серьезные профессионалы. Одно чувство, когда вы находитесь в своей сфере, где компетентны, «сворачиваете горы». И другое чувство, когда понимаете, что практически ничего не знаете. Вокруг вас люди из разных сфер, которые погружены глубоко в свою тему, хорошо эрудированны, которые управляют крупными компаниями, у них глобальные, амбициозные цели. Осознание себя в этом обществе было довольно сложным. Но потом я научилась с этим работать.
У Вас есть наставник после конкурса? Вы только начали с ним работать?
После победы в конкурсе моим наставником стал глава . У нас с ним была одна встреча в режиме ВКС и одна личная. Мы строим большие планы, и мне очень важно, чтобы мои проекты появлялись по всей стране и директора детских домов для детей с инвалидностью не звонили, не просили взять их детей. Дети прекрасные и их не могут отправить в дом престарелых. Для того, чтобы такая возможность появилась у ребят со всей страны мы с Максимом Станиславовичем прорабатываем проект. По крайней мере, чтобы центры появлялись в федеральном округе с перспективой быть в каждой области.
Мария, у Вас 17 детей, огромное количество непростых проектов, как Вам удается это совмещать?
Я каждый раз пытаюсь выработать какой-нибудь новый ответ. Практически, каждый раз получается, потому что очень сложно на этот вопрос ответить, нет конкретного рецепта, как это работает.
Для начала, не все 17 детей со мной живут, пятеро рожденных, четверо взрослых приемных, и у двоих уже свои семьи. Я могу скоро стать бабушкой. Восемь ребят с инвалидностью, умственной отсталостью, которые находятся у меня под опекой, живут в моем проекте. Я просто являюсь физическим опекуном, который несет за них ответственность. В рамках законодательства, некоммерческая организация не может быть опекуном и единственная форма забрать таких ребят из учреждений — это физическая опека. В моей организации не нашлось желающих, это пришлось сделать мне. Нисколько не жалею, я очень этому рада. Поэтому пятеро детей со мной проживают постоянно. А четверо периодически приходят поесть, познакомить с девушкой или за карманными деньгами. Выросшие дети не перестают быть детьми, мы с мужем активно принимаем участие в их жизни. Как справляться?
Во-первых, жесткий тайм-менеджмент. С утра ты встаешь, понимаешь, чтобы выпить чай у тебя есть пять минут, погладить форму — 10 минут. План, в котором есть все от утренних домашних забот, времени, чтобы отвезти детей на секцию, вечерних посиделок с мужем до встречи с губернатором и партнерами.
Второй момент, это обязательное время на себя. Нам часто кажется, что, если мы не будем оставлять время на себя, то у нас его будет больше. Ничего подобного! Как-то один из моих «коучей» сказал, что я должна находить время на встречу с самой собой. Когда просто один час можешь ходить, гулять, заниматься спортом, плавать в бассейне, сходить в спа-салон, то есть заняться тем, что тебя восстанавливает. Вы не поверите, это действительно дает возможность работать дольше, завершить в 12 часов дела и оставаться в нормальном состоянии. Отдохнувшая мама или отдохнувший руководитель — это всегда очень хорошо.
Третий момент, брать только глобальные задачи, не углубляться в мелочи. Например, приходишь домой и понимаешь, что у тебя бардак. Вот, ты убираешься поверхностно, но знаешь, что завтра опять будет бардак. Если ты готовишь, то готовишь большими кастрюлями, у меня нет возможности приготовить изысканные блюда. Варю большую кастрюлю щей или противень мяса. Главное, чтобы все были сыты. Важно определять основные акценты везде и в работе тоже: чтобы были деньги на зарплату персоналу, который ухаживает, помогает, поддерживает, у резидентов должна быть возможность питаться и так далее. Также очень важно создать комфорт в семье, на работе, атмосферу принятия, понимания и любви. Это тоже очень помогает мне.
Что Вы считаете своим личным главным достижением и самой большой неудачей?
Самый большой успех — это строительство арт-поместья «Новые берега». Мы единственная некоммерческая организация в стране, которая имеет строительный ОКВЭД. За два года, не имея ни копейки денег, у нас появилась земля, которую нам подарил губернатор Пензенской области , и возможность строиться на ней. И через два года с командой, партнерами, которые нас поддержали, в нас поверили, мы смогли осуществить две трети проекта. Сейчас все это функционирует, получился большой и амбициозный проект. Это доказывает, что если у тебя есть добрая, светлая идея, которая может кому-либо помочь, если ты к ней идешь без корыстных целей, то она обязательно осуществится, вне зависимости от того, есть ли у тебя поддержка и финансирование. Поэтому, я считаю, что проект «Новые берега» — это одно из главных достижений в жизни.
Что касается неудачи, мне часто пишут дети из того же детского дома, откуда я забрала своих 8-х подопечных. Дети пишут трогательные послания с просьбой забрать их, а я понимаю, даже при наличии дополнительных площадей, я пока этого сделать не могу. Эти ребята недееспособны, забрать их из детского дома возможно только в случае опеки. Но опека мне уже, к сожалению, такой возможности не дает, я уже превысила всевозможные лимиты. Сейчас мы прорабатываем закон о распределенной опеке, который позволит некоммерческим организациям быть опекуном над этими детьми. И пока это неудача, но я твердо знаю, что эту неудачу мы сможем превратить в систему, которая спасет большое количество жизней таких ребят.
Вы пришли в сферу законотворчества, чтобы менять законы в области благотворительности. Какие законы, с вашей точки зрения, следует поменять?
У меня с моей командой есть несколько блоков, с которыми мы активно начали работать. Сенатором я стала недавно, всего несколько месяцев назад. Для меня сейчас важно просто погрузиться и разобраться в том, куда я попала, это уже большой успех. Мы наметили моменты, над которыми будем работать: дети-отказники или безнадзорные дети, как их называют, тех, кого находят на улице, забирают из неблагополучных семей, от кого отказываются при рождении. В силу разных законодательных «проволочек», они оказываются в медицинских учреждениях, там их могут содержать до трех месяцев — травмированный ребенок в боксе. Это страшная вещь, одна из задач, которую мы должны решить и мы собираем аналитику по всем тем блокам, о которых я буду говорить. Для того, чтобы понять, где же находятся камни преткновения, с которыми нужно работать, чтобы эта система функционировала достойно в интересах ребенка. И второй блок, это дети в интернатных учреждениях, работы с приемными семьями, сопровождение поддержки и реформирование органов опеки.
Во-первых, я считаю, что органы опеки и социальные учреждения должны быть в одном ведомстве, которое занимается комплексом мероприятий: профилактикой, подготовкой детей в детских, интернатных учреждениях к переходу в семью, затем поддержкой и сопровождением семьи. Опека не должна быть контролирующим органом, а стать поддерживающим органом. Представьте себе ситуацию: я, приемная мама, у меня есть четверо приемных детей. В случае какого-либо кризиса я не пойду к органу, который контролирует меня и скажет: «ты не справилась». Опека должна быть поддерживающим органом, сопровождать, помогать и действовать в интересах ребенка. Интерес ребенка — это семья, это не интернат и не приют. Это психология, которую нужно полностью менять. И, как я уже говорила, либо это должно быть какое-то ведомство, о котором много говорят, такое как «Министерство семьи», «Министерство детства», много разных названий есть в мечтах и у «НКОшников» и у государственных деятелей. Одно ведомство, которое должно было быть простроено от начала и до конца, от семьи до приемной семьи и детей-отказников. «Дом малютки» подчинен , детские дома и опека — , интернаты для детей с разными формами инвалидности — . Это на примере Пензенской области, в других регионах может быть совершенно по-иному, но эти учреждения находятся всегда в разных ведомствах. Как мы можем выстроить единую систему, если за это отвечают разные Министерства? Поэтому, это еще один из важных блоков работ.
Второй блок, это работа с детьми, оставшихся без попечения родителей, с приемными семьями, некоммерческими организациями, поддержка общественных инициатив. Профессионализация НКО дает новую, яркую, «живую струю». Недавно, у меня была одна важная встреча с государственный чиновником. Он понимает, что государственным учреждениям очень сложно перестроиться. А НКО — это лаборатории, где тестируют разные технологии и формы, у них есть пространство для творчества, свободы, и нам нужно все это поддерживать, формировать сильное общество при сильной власти, тогда все будет работать.
Третий блок, это люди с инвалидностью. Мы должны работать со всем, что с ними связано: инклюзивный туризм, спорт, искусство, сопровождаемое проживание, трудоустройство людей с инвалидностью. Планов очень много, главное, чтобы они не остались только планами.
Вы сталкивались с государственными службами, с госрганами в своей работе как человек, который занимается благотворительностью и НКО. А сейчас Вы сами оказались государственным служащим. Развеялись или подтвердились для Вас какие-то мифы на Вашей новой работе?
Во-первых, один из главных мифов, который развеялся, что на государственную службу такого уровня попадают люди, имеющие «блат», покровительство или большие деньги. Теперь, я четко знаю, что это не так. Если ты делаешь какое-то дело, не стремишься ко власти, то все может получиться, мой пример, мне кажется, тому яркое подтверждение. Я выросла в многодетной семье, теперь у меня своя многодетная семья, много социальных проектов. При этом получилось стать сенатором, хотя я об этом никогда не мечтала. Еще один из мифов, что политика — это место для разговоров, где практически невозможно что-либо сделать. За несколько месяцев я уже понимаю, если хочешь что-либо сделать — это всегда возможно. Один из моих близких людей сказал: «Не место и не должность помогают человеку делать то, что он хочет, а влияние и желание. Я четко понимаю, что это действительно работает. Если хочешь что-то сделать, то это возможно совершенно на любом месте. Я считаю, что синтез власти, бизнеса и общества даёт хорошие результаты, такие как наш проект.
Что бы Вы посоветовали участникам следующего потока «Лидеров России», при прохождении этапов, испытаний конкурса?
Прежде всего, получать удовольствие. Вы в любом случае участвуете, победите вы или нет, это еще неизвестно. Но вынести максимум удовольствия из этого конкурса нужно обязательно. Важно просто прийти и получить удовольствие от общения, интересных спикеров, кейсов, которые вы пытаетесь решить. Будьте искренними, обязательно. Искренность сейчас очень ценится и открытость — это то, что дорогого стоит. Уважайте тех, кто с вами в команде и тех, кто находится с вами рядом. Человечность еще никогда и никого не подводила. Мне кажется, человечность — важная составляющая любого лидера. Самое главное, это постоянное саморазвитие. Во время разных этапов нам были предоставлены рекомендации, определенные блоки литературы, информации, которую нужно было освоить. Пытайтесь брать по максимуму от тех рекомендаций, которые вам дают. Потому что победа еще ничего не значит. А багаж, который вы оттуда вынесете, определит успешность или неуспешность вашего нахождения на «Лидерах России».
А какую книгу Вы порекомендовали почитать всем, кто хочет добиться успеха в своей деятельности?
Одна из книг, которая была направлена на публичное выступление, на развитие коммуникативных навыков: «Я говорю, меня слушают» . Это известный эксперт, мотивационный спикер, который готовит федеральных политиков, известных журналистов. У меня была цель, я очень хотела попасть к ней на семинар после этой книги, хотелось поработать, узнать вживую какая она. Начала искать в интернете, оказывается, это практически нереально: либо стоит очень больших денег, либо закрытые группы в которые невозможно попасть. В процессе моего сенаторства, я попала на один из тренингов, смотрю — в программе Нина Зверева. Я подумала: «Вау, моя мечта сбылась, в очередной раз!» После ее выступления, я к ней подошла и сказала, что хочу быть ее ученицей. Она предложила контакты, попросила записаться. Я ей рассказала, что у меня 17 детей, про строительство домов сопровождаемого проживания, и желание тиражировать на всю Россию. Нина Зверева вызвалась позаниматься со мной бесплатно. Сейчас у меня было несколько занятий с Ниной Зверевой, мы работаем. Поэтому не бойтесь мечтать, читайте книги и, быть может, авторы этих книг в дальнейшем станут вашими наставниками.