Проверено на себе
Звёзды
Психология
Еда
Счет
Любовь
Здоровье
Тесты
Красота

«Жизнь – это борьба»: Юрий Бутусов поставил на сцене РАМТа пьесу «Сын»

Взрослые на самом деле никогда не вырастают. Заложники собственных комплексов и страхов, которые в большинстве случаев принимают в наследство от своих родителей. И весь этот непосильный груз разрушительных эмоций тянут потом через всю свою жизнь. А нужно всего лишь услышать своего внутреннего ребенка!..

«Жизнь – это борьба»: Юрий Бутусов поставил на сцене РАМТа пьесу «Сын»
Фото: Мир24Мир24

Видео дня

Безумный танец, свет гаснет не сразу, актеры выходят из зала и только один сидит спиной на стуле с краю. У всех белые лица – маски.

- Что случилось?

На артистах черная одежда и белые лица контрастируют и то ли напом предупреждают, как опасно в каждом из нас сочетается это белое и черное, плохое и хорошее. И какой цвет будет доминировать в итоге, зависит не только от обстоятельств и жизненного опыта, но и от нас самих – от умения вовремя понять самого себя.

- Что-то произошло. Я не знаю, что, но что-то произошло

В Российском Академическом Молодежном театре Юрий Бутусов представил в этом сезоне спектакль по произведению французского драматурга Флориана Зеллера «Сын». Эта пьеса завершает трилогию «Мать», «Отец», «Сын».

Николя (Евгений Редько) прогуливает школу три недели. Анна (Татьяна Матюхова) приходит к бывшему мужу, чтобы поговорить об их общем сыне. На что тот уверяет, что все будет хорошо, потому что он рядом. Но мать замечает: «Нет, ты не рядом, увы». У него давно уже другая семья и недавно родился еще один сын. А еще он очень много времени проводит на работе, мечтает сделать карьеру в сфере политики и слишком мало уделяет времени семье.

С первой секунды артисты цепляют внимание зрителя и не отпускают до самого финала.

- Если б ты знал, как мне на все наплевать!

- Жизнь – это борьба!

- Я не хочу бороться ни с кем и ни с чем. Меня успокаивают только прогулки

Сын все время стрижет ногти и выглядит явно старше собственных матери и отца. Это и есть тот самый внутренний ребенок, о котором часто говорят психологи. Он живет в каждом из нас, чего-то хочет и активно сопротивляется взрослым и серьезным делам. Обделенный вниманием, он совершенно потерял интерес к жизни и потихонечку сходит с ума

- На меня давит жизнь. Я хочу в ней что-то поменять, но я не знаю – что.

А в голове его бродят «черные» мысли, как и все вокруг: темные стены давят не меньше мрачных дум. И в отчаянии здесь каждый вечер бьют тарелки, чтобы хоть как-то себя успокоить, но и это не помогает. Тогда они ходят по этим осколкам как по лезвию ножа и в воздухе пахнет опасностью

- Я не понимаю, зачем это все – жизнь?

- Жизнь надо принимать такой, какая есть, и не задавать вопросов!

Скандалы и полное отсутствие любви Сколько людей сегодня живут в таком аду? Вечно торопятся, пытаются преуспеть, а внутри мечтают вернуться в детство, чтобы беззаботно бегать по лужам, смотреть мультфильмы, гонять мяч во дворе или читать любимую книгу. И постепенно внутреннее дитя начинает протестовать, мешая и без того запутавшемуся в своих чувствах и эмоциях взрослому строить карьеру или поддерживать здоровые отношения в семье. Он хочет получить хоть толику любви и внимания, но нам обычно не до кого, в том числе и не до себя, ведь работа над собой требует колоссальных усилий – гораздо проще делать какие-то дела, пусть даже и совершенно бессмысленные, чем анализировать свои чувства, эмоции и поступки. И когда внутри человека возникают противоречия – трагедия неизбежна...

- Как будто он взял и вычеркнул меня из своей жизни!

- Сколько радости было в нашей семье. Почему и куда это исчезло?

Буквально каждая фраза действующих лиц как острый нож вонзается в сердце и ум зрителя и заставляет присмотреться к тому, что творится в его собственной душе. А невротическая пластика и безумные танцы артистов вызывают дрожь в теле и ком в горле. А потом Николя надевает желтый пиджак – цвет сумасшествия, отец – белую рубаху – хочет казаться лучше и искупить свой грех. И вроде как ситуация налаживается

- Я точно знаю, чего я не хочу – быть в моем возрасте! Слишком много давления. Я хочу всегда быть ребенком!

А действительно, что там у нас внутри? Чего мы на самом деле хотим? К чему стремимся? Достаточно ли отдыхаем? Чем интересуемся? Или мы живем исключительно по расписанию, от дедлайна к дедлайну, от звонка до звонка... А делаем что-то только потому, что так привыкли. Вообще спектакль «Сын» в РАМТе – своего рода монолог, крик души – внутреннего ребенка, который стал заложником правил взрослого мира.

Режиссер Юрий Бутусов ловко играет на струнах души и показывает внутренний мир людей, где, кажется, только смерть способна расширить границы сознания и действительности. Не поэтому ли здесь в прямом смысле раздвигаются стены тесной комнаты, когда Николя пытается решить свою судьбу с помощью ножниц? И вот уже на заднем плане мы видим безжизненное одинокое дерево и воронов. В славянской мифологии эта мудрая птица – знак смерти, посланник богов.

Интересная деталь: в диалогах актеры почти не смотрят друг на друга, лишь изредка сталкиваются взглядами, а потом снова отворачиваются А вы часто заглядываете внутрь себя?

Второе действие начинается с того, что теперь отец (Александр Девятьяров) и его новая жена София (Виктория Тиханская) сидят спиной по углам сцены, а сын находится в центре комнаты. В этом доме с недавних пор он стал центральной фигурой. Бунтарь, который прячет нож под матрасом «на всякий случай» и ежедневно прогуливает школу.

- Да лучше все видеть в темных тонах, чем не видеть вообще!

И вот уже на нервной почве действующих лиц мучают конвульсии. И это состояние сродни интервенции в психологии. Только тут функцию психотерапевта каждый должен выполнить самостоятельно. И недаром герои часто говорят, что все будет хорошо. Они словно пытаются отстраниться, уйти от самокопания, вселяя мнимую надежду.

- Я не могу жить. И в этом виноват ты! – бросает сын отцу.

А тот кричит ему в ответ: «Это моя жизнь! Моя! Моя!»

И как быть, когда не можешь разобраться в самом себе? Что выбрать – пойти на поводу у внутреннего ребенка и удовлетворять все его потребности или игнорировать и жить привычной взрослой жизнью как положено и принято в обществе. Где вообще та золотая середина, когда и ребенок сыт и доволен и установленный распорядок не нарушается? И можно ли исправить собственную ошибку, если дело касается взаимоотношений и чувств?

- Я должна была его услышать, понять. Он приходил ко мне!

- Все будет хорошо

Герои пытаются друг друга успокоить, но хорошо уже не будет. Пустая сцена в финале – дым – туман в головах – вино – красное платье – кровь – красный пиджак Ассоциации не заставят себя долго ждать. Как всегда, Бутусов говорит со зрителем на языке условностей.

- Он отвечал сквозь зубы и не смотрел в глаза – это был ад и не только для него.

Вся эта жизнь похожа на ад, где нет ничего святого. И все происходящее на сцене заставляет задуматься каждого сидящего в зале о смысле своего существования и других вечных ценностях.

«Эта пьеса о Гамлете в каждом из нас. В вынужденных компромиссах, в необходимости соглашаться с тем, с чем не хочет мириться, человек разрушает свою природу, веру в идеальный мир, то, что Шекспир назвал «квинтэссенцией всего живущего». Идеализм, неприятие несправедливости в человеке невозможно уничтожить. И ничего тут нельзя изменить. А правильно это или неправильно – каждый решает сам. И еще это очень «русская пьеса». Читая историю этого мальчишки, думаешь об Иванове, Зилове и всех «лишних людях» русской литературы. Дело не в подростковой депрессии, а в тех экзистенциальных вопросах, которые стоят перед всеми нами», – говорит режиссер Юрий Бутусов.

И оказывается, Пьер (Александр Девятьяров), который так ненавидел своего отца, повторяет его же ошибки, он так же обходится и со своим старшим сыном Николя, доводя его до безумия. «Самое страшное, что я не могу понять своих эмоций ко всему этому. Я стал говорить те же фразы, которые мне говорил отец, за которые я ненавидел его. Я стал похож на своего отца», – с горечью констатирует он.

И вот уже перед нами многозначительная мизансцена: отец и сын сидят напротив друг друга за столом, они словно зеркалят друг друга А ведь и вправду не слушать своего внутреннего ребенка нас учат наши родители, с раннего детства диктуя, как надо жить и что делать. А что уж говорить про бесконечные «нельзя». Даже удивительно, что первое слово у детей обычно «мама», а не это пресловутое «нельзя». И вот приходит время взрослеть. И чем старше мы становимся, тем меньше слышим своего внутреннего ребенка. А он, бедняга, кричит, надрывается:

- Мама, я хочу домой! Папа, не бросай меня! Почему вы так со мной?

Взрослые на самом деле никогда не вырастают. Заложники собственных комплексов и страхов, которые в большинстве случаев принимают в наследство от своих родителей. И весь этот непосильный груз разрушительных эмоций тянут потом через всю свою жизнь. А нужно всего лишь услышать своего внутреннего ребенка!..

Фото предоставлены пресс-службой РАМТ