Проверено на себе
Звёзды
Психология
Еда
Счет
Любовь
Здоровье
Тесты
Красота

Писатель Нина Пушкова высказалась о навязывании России "новой нормы"

Но почему же происходит этот процесс и кто за ним стоит? Чем нетрадиционная повестка, активно продвигаемая в национальное информационное пространство и культурную жизнь, угрожает нашему обществу? Свое мнение об этом и многом другом в беседе с корреспондентом "РГ" изложила писательница, автор нескольких романов, лауреат Бунинской премии Нина Пушкова.

Писатель Нина Пушкова высказалась о навязывании России "новой нормы"
Фото: Российская ГазетаРоссийская Газета

Как навязывают "новую норму"

Видео дня

На минувшей неделе ЕСПЧ заявил, что Россия, отказывая своим гражданам в однополых союзах, нарушает право на частную жизнь, предусмотренное европейской Конвенцией о защите прав человека и основных свобод. Ваше отношение к такой постановке вопроса?

Нина Пушкова: Решение ЕСПЧ не имеет никакой правовой базы, это не что иное, как политическая декларация. И мы постоянно сталкиваемся с тем, что нам активно навязываются такие подходы, хотя Россия не давала никаких обязательств на этот счет. Мне понравился ироничный ответ сенатора (председателя комитета Совета Федерации РФ по конституционному законодательству и государственному строительству - прим. "РГ") Андрея Клишаса, что он внимательно перечитает европейскую Конвенцию о защите прав человека и основных свобод на предмет упоминания там однополых союзов.

Сенатор Клишас сказал, что надо перечитать конвенцию и поискать, есть ли там такие упоминания. Имея в виду, что там их нет.

Нина Пушкова: Именно так: в конвенции, подписанной Россией в 1996 году, такого упоминания нет и быть не может.

Когда лично вы впервые обратили внимание на эту проблему и ее возможные последствия?

Нина Пушкова: Довольно давно, когда в России к этой теме еще относились с иронией, не вполне понимая, что эти подходы будут навязывать и нам. В бытность моего мужа (члена Совета Федерации РФ Алексея Пушкова - прим. "РГ") главой нашей делегации в ПАСЕ я присутствовала на многих его встречах с европейскими политиками. Помню, как член ПАСЕ, шведский депутат Пурбэ-Лундин доказывала мужу: "Через 10 лет у вас будет такое же отношение к гей-парадам, что и в Швеции". Запомнилась также беседа с генсеком Совета Европы Турбьёрном Ягландом (он также был председателем Нобелевского комитета по присуждению Нобелевской премии мира). Это было лет 8 назад. Алексей спросил его тогда, нет ли опасности, что Запад превратит так называемые "новые ценности" в жесткие нормы для всех, когда всем будет предписано признать брак между мужчиной и мужчиной или между женщиной и женщиной как нечто естественное? Ягланд тогда рассмеялся и сказал: "Мне нравится ваше определение "новые ценности", но до такого, думаю, все же не дойдет!" И что мы видим сейчас? В 13 странах Евросоюза сегодня уже легализованы однополые браки, а от остальных в Брюсселе ждут того же. А навязывание детям смены пола уже объявлено фундаментальной ценностью в США, Канаде и ряде стран Европы.

Чего же на самом деле добиваются те, кто такие нормы, "новые нормы", навязывает и нашей стране?

Нина Пушкова: Они хотят изменить Россию, подстроить ее под себя, сделать частью своей "новой культуры". Это - одна из форм западной экспансии. Кстати, многие толком не понимают ее последствий. А они неизбежны. Когда какая-то страна принимает решение о признании сначала однополых союзов, а затем и браков, это ведет к подрыву традиционной семьи.

Ведь что на деле означает признание однополого брака? Это только первый шаг. И, казалось бы, ах, какой невинный. "Хотят - пусть женятся", - скажут некоторые толерантные граждане. А эти граждане, если у них спросить, понимают, что если признать такой брак, то этот союз будет называться "семьей"? А раз это семья, то у семьи есть право иметь детей. И вот уже следующим шагом будет требование узаконить усыновление детей однополыми парами. В свою очередь, такое усыновление потребует другого отношения к этому общества. Чтобы никто не удивлялся, что за ребенком в детсад или школу приходит бородатая "мама" или две тетеньки, одна из которых мама, а вторая - "папа".

Второе. Система брака и усыновления, в свою очередь, определяет и систему воспитания детей. Если однополые пары - это норма, то это надо объяснить и детям, и другим родителям, и внедрить это в культуру. И вот уже во Франции выходит книга, которая называется "Мой папа боксер хочет стать балериной", а в Британии - рисованная повесть о двух принцессах, которые влюбляются друг в друга и становятся мужем и женой. Выпускаются соответствующие игрушки. У нас уже можно купить бесполую куклу "Барби", которая по желанию меняет пол, одежду, образ. И вот так дети, начиная с детсадов и школ, вовлекаются в "новую культуру".

В России приняты соответствующие законы и поправки к Конституции. И на сегодня наши дети защищены от пропаганды нетрадиционных отношений. Если бы этого не было сделано вовремя, каковы могли бы быть последствия для нашего общества?

Нина Пушкова: Действительно, теперь у нас в Конституции записано, что брак - это союз только между мужчиной и женщиной. И это совершенно правильно, потому что иначе мы рискуем получить другую культуру и другое общество. Ведь почему говорят об угрозе изменения цивилизационного кода? Потому что если относиться ко всему этому как к норме, то утверждение однополых браков непременно перетечет и в навязывание обществу трансгендерной культуры.

В США, скажем, это делается под предлогом того, что сам ребенок, а не кто-либо другой, должен решать, кем ему быть, какой пол выбрать. При этом, если ты мальчик, а хочешь быть девочкой, или наоборот, ты тут же становишься героем. У тебя будут брать интервью, о тебе будут писать газеты и приглашать на ТВ. Ты почувствуешь свою исключительность. Более того, скажут, что это "круто", современно, прогрессивно, в общем, горячо поддержат ребенка в желании изменить пол. Причем в некоторых провинциях Канады принята практика запрета родителям вмешиваться в выбор ребенка, по сути - ему навязанный. Если родители мешают смене пола, то наказание может быть очень тяжелое - до 5 лет тюрьмы.

Что мы рискуем получить, пойдя на поводу у навязываемой нам Западом "новой нормы"? Если на это закрыть глаза, то в итоге мы получим психологически изувеченное общество. По молодости подростки не понимают, что делают, им хочется самоутвердиться, они гонятся за "лайками", и порой даже гибнут за то, чтобы фотку "лайкнули". Но у тех, кто выбрал смену пола, неизбежно будут серьезные и необратимые психологические травмы и расстройства. Потому что одно дело, когда у тебя дреды, или ты побрилась налысо, или покрасилась в малиновый цвет. В конце концов, волосы не зубы - отрастут новые, их можно перекрасить. А когда ты сменил пол? Кто будет твоим партнером? Такой же? А если ты не сможешь с этим жить? А если станет ясно, что это был всего лишь каприз, который приведет к инвалидности? Такие люди сначала будут заняты тем, что станут принимать гормоны, а затем врачеванием последствий этого решения. А то, что у этого решения будут последствия, ни у кого не может быть сомнений. Кстати, в США это уже стало доходным бизнесом для целой трансгендерной "индустрии".

"Новая норма", безусловно, приведет к вырождению. Психологи называют такой разлом сознания схизисом, и этот схизис будет непреодолимым. И в итоге лучшим, а возможно, и единственным другом таких людей станет врач-психиатр.

Псевдокультурное плебейство

Официальная политика нашего государства по отношению к пропаганде ЛГБТ-культуры, прежде всего среди несовершеннолетних, четко определена. Но в то же время на практике происходят вещи, которые, по большому счету, не совместимы с ней или прямо ей противоречат. За примерами ходить далеко не нужно - речь и о недавней скандальной рекламе одной известной торговой сети и театральных постановках с большим акцентом на нетрадиционные отношения. Получается, что исподволь эту повестку продолжают навязывать нашему обществу. Что делать в такой ситуации?

Нина Пушкова: Поскольку я писатель, то не могу спокойно смотреть на происходящее. Я ощущаю себя канарейкой в клетке, которая предупреждает о неминуемой опасности, о ядовитом газе, который люди даже еще не чувствуют. Знаете, в английских шахтах до недавнего времени, даже после изобретения современных сигнальных технологий, предупреждающих о выбросе метана, шахтеры по старинке - до 1987 года! - брали с собой под землю канарейку в клетке. Пока поет эта птичка - они могли работать. Как только она прекращала петь или падала замертво, люди поднимались наверх. Так вот, писатели часто играют такую роль, предчувствуя новые опасности для общества.

Во-первых, такого рода спектакли и постановки ставятся с целью компрометации и десакрализации традиционных ценностей, классического искусства и священных для многих понятий. Одновременно таким образом обеспечивается и коммерческий успех, замешанный на хайпе. При этом глумители вроде как выступают носителями свободы, новой мысли и новаторства. Но новаторства в их поделках нет. Это, скорее, псевдоноваторское плебейство. Но на другое многие новаторы просто не способны.

Как считаете, кому может быть выгодно глобальное продвижение ЛГБТ-повестки?

Нина Пушкова: В мире много крупных нерешенных проблем - социальное неравенство, бедность... от которых людей нужно отвлечь. Для того чтобы "обиженные жизнью" не посягали на деньги и статус "сильных мира сего", чтобы не допустить восстания масс, в западных обществах людям предлагают ложную, искусственную повестку - разбираться со своим полом. Чем идти в ряды движений типа "Оккупируем Уолл-Стрит", которое сильно перепугало американскую элиту, людям с детства предлагают решать, кем они хотят стать - мальчиком или девочкой, и на ком они хотят жениться. В этом-то и состоит извращенное понимание прогресса, который подается как все большая свобода в сексуально-половых отношениях.

Упомяну и о другом течении, которое получает на Западе, особенно в США, большую пиар-поддержку. Оно называется "боди-позитив". В чем его смысл? Людей, которые не в состоянии следить за собой, контролировать свой вес и внешний вид, приучают к тому, что недостатков или даже уродства своего тела не надо стесняться. Это очень характерно для американцев: ведь в США проживает более всего людей с избыточным весом на планете. Но кому это выгодно? Огромным корпорациям - производителям нездоровой пищи, типа бургеров или колы, на которых делаются огромные деньги. Людям навязывается "боди-позитивное" отношение, чтобы продолжать продавать им "пластиковую еду". Вот это и есть наглядный пример, чьи интересы стоят за той или иной "новой культурой". Жена бывшего президента США Мишель Обама даже занялась борьбой с ожирением среди американских подростков и детей, которое бьет все рекорды. Но не думаю, что ей удастся добиться успеха.

Задача манипуляторов - "взломать семью"

Каким должен быть ответ здорового общества на такой идеологический прессинг, замешанный, с ваших слов, не столько на правах человека, сколько на коммерческих и политических интересах?

Нина Пушкова: Если общество себя не защищает, оно приходит к самоуничтожению. И это не преувеличение, вспомните две ветви развития общества - кроманьонцев и неандертальцев. Неандертальцы как ветвь вымерли, потому что они жили как животные, в частности, не защищали своих стариков. У них не было семьи, они не кормили престарелых. Если человек становился слаб и не мог охотиться, то его изгоняли из племени, чтобы он не претендовал на кусок мяса. В отличие от них, кроманьонцы жили семьями, в которых сильные кормили пожилых, а те, в свою очередь, заботились о детях и передавали им свои знания и опыт. Это очень важно. В результате они эволюционно выиграли и выстояли. Именно от кроманьонцев и произошел современный человек.

Семья как традиционный, исторически сложившийся коллектив за десятки тысяч лет доказала свою жизнеспособность и необходимость

Семья как традиционный, исторически сложившийся коллектив за десятки тысяч лет доказала свою жизнеспособность и необходимость. Но в наши времена манипуляторам - как политическим, так и коммерческим, традиционная семья как раз не нужна. Им нужен одинокий человек, атомизированный потребитель, общество, состоящее из потребителей, которым можно навязать все что угодно. Так им гораздо легче управлять. Как и легче управлять обществом, разбитым на меньшинства и не имеющим общих для всех ориентиров. Семью психологически "взломать" гораздо труднее, чем отдельно обособленного человека.

США выступают в качестве одного из главных защитников прав ЛГБТ-сообщества и щедро раздают указания другим странам мира, как себя вести в этом отношении. Правда, последние общественно-социальные процессы в самой Америке - резкая эскалация расовых противоречий, глубокий раскол общества по политическим взглядам - заставляют многих относиться к нравоучениям из Вашингтона со скепсисом. Стоит ли нам прислушиваться к "голосу в защиту свободы" из-за океана?

Нина Пушкова: У Алексея Константиновича (Пушкова - прим. "РГ") есть хороший знакомый, американский философ, который все свои имейлы к нему начинает со слов: "Привет из американского ГУЛАГа!" Его зовут Лу Маринофф, он преподает, читает лекции не только в США, но и Канаде, во многих университетах мира. И лет 15 назад, когда мы с ним встретились в Давосе, я его спросила: "Лу, а почему вы называете США "американским ГУЛАГом"?". Он пояснил, что нельзя иначе назвать то, что происходит в США. А происходит, по его словам, жесткое квотирование при приеме на работу, например в университеты, когда людей подбирают не по квалификации, а по полу, сексуальной ориентации или цвету кожи. Он рассказал, как сильные кандидаты-мужчины проигрывали конкуренцию за место на кафедре философии кандидатам-женщинам только потому, что это были женщины. Понимаете, он уже лет 15 назад понимал, к чему приведет такое квотирование. С тех пор в США оно только усилилось: теперь на повестке дня продвижение афроамериканцев, этнических и сексуальных меньшинств. А представители большинства нередко становятся жертвами дискриминации.

Известно, что не все страны в Европе "легли" под каток неолиберальной пропаганды нетрадиционных отношений. Так, Венгрия недавно приняла закон, ограждающий детей от информации соответствующей направленности. В ответ Евросоюз грозит Будапешту карами, угрожает лишить Венгрию финансовой поддержки из структурных фондов ЕС. Смогут ли отдельные страны Старого Света отстоять свое право на собственное мнение по этому чувствительному вопросу?

Нина Пушкова: Им будет сложно. Ведь обратите внимание: Венгрия не запрещает однополые союзы, она их разрешает. Если вы нажили вместе имущество, пожалуйста, можете завещать его друг другу или делить. Но это не является браком, а называется "однополый союз". Но от Венгрии требуют, чтобы она признала именно однополые браки, а теперь и право навязывать детям до 18 лет гормональную или трансгендерную терапию, как и соответствующую систему представлений. Иначе венграм угрожают санкциями и другими "казнями египетскими". Глава Венгрии Виктор Орбан уже назвал это диктатурой, которую необходимо остановить. И он прав: это очень агрессивная псевдокультура. И ее, безусловно, будут пытаться сделать тотальной, распространить на весь мир и навязать диктатуру меньшинства большинству.

Об авторе

Нина Васильевна Пушкова (род. 1957) выпускница Театрального училища имени Щукина, актриса, сценарист и продюсер документальных фильмов. Автор книг "Роман с Постскриптумом" (2013), "Богиня Победы" (2018), "Эликсир Бессмертия" (2020).