Проверено на себе
Звёзды
Психология
Еда
Счет
Любовь
Здоровье
Тесты
Красота

Иван Охлобыстин: «Нельзя паразитировать на скандалах»

всегда подкупает собеседника честностью, широтой взглядов и удивительным юмором. А также тем, что готов беседовать на самые животрепещущие темы. Сейчас одна из них – образование. ОГЭ, ЕГЭ, дистант – наверное, нет в стране человека, для которого эти слова не звучали бы устрашающе. Самый многодетный отец в российском шоу-бизнесе рассказал, каким видит будущее образования, как защитить детей от сомнительных интернет-кумиров и сделать их детство счастливым. Сомнительное будущее – Иван Иванович, что вас больше всего тревожит в современном образовании? – Я – многодетный отец. Сегодня перед глазами наших детей возникает сомнительное будущее, которое лично мне, мягко говоря, не нравится. Сейчас цифра вбирает в себя живое русское слово – ЕГЭ, дистант, цифровизация образования, киберспорт… – Но есть ведь и польза: очень многие дети участвуют в образовательных дистанционных проектах, которые были бы недоступны без цифры. – А вы посмотрите, что происходит на улице! По улицам ходят толпы идиотов. Все эти блогеры и тиктокеры, которые формируют массовое сознание детей, они же безграмотны! Тридцать лет планомерно разваливали академическую систему образования, которая больше чем система – это была наука! То, чему мы учили, взяли от нас другие страны и учат своих детей по нашей системе, а что дали взамен? Ничего хорошего. Нет никакого образовательного социального лифта, и результат налицо – родители вынуждены заново проходить все курсы и все классы со своими детьми. К счастью, я миновал этот период – у меня только один ребёнок, который продолжает учиться в школе. Но даже с одним дистант – это катастрофа. Это надо учить всему самому. Слава богу, у меня есть жена, которая бывший комсорг и женщина. А они – двужильные и обладают вдвое большими волевыми качествами, чем мужчины-родители. Она все предметы изучает и сама преподаёт, не учитель. Но учителя в этом не виноваты, они поставлены перед фактом.– Но интернет ведь и упрощает процесс обучения, открывая доступ к сокровищам знаний… – А много ли тех, кто там ищет сокровища? С интернетом, как и с телевидением, мы упираемся в вопросы идеологии. И сегодня решить их можно только политическим путём. Посмотрите на сегодняшних кумиров молодёжи. Того же Даню Милохина или Моргенштерна. Я посмотрел кусочки его свадьбы: когда камеры выключены, он совершенно нормальный человек. Всё диктуют законы рынка. А Моргенштерн и Милохин – парни смекалистые. Милохин активно паразитирует на образе брошенного ребёнка – то он мальчик, то девочка. А чему удивляться? Мы дали детям деньги и возможность рассчитываться ими в интернете. И пятиклассники донатят таких же пятиклассников, которые в пику взрослым показывают непотребство. И тот, кто его показывает, на этих донатах становятся миллионерами! И не знают, что с этим делать… до поры до времени. И покупают себе дорогущие машины, на которых не могут ездить, и в итоге сбивают старух. Это абсолютный хаос, анархия, творящиеся в современном российском сегменте интернета. Запреты во благо – Какой же путь выхода из этой ситуации? – Я – сторонник китайского выбора (имеется в виду «Великий китайский фаервол», он же «Золотой щит» – система, которая блокирует все сервисы , «Фейсбука», «Твиттера», «Ютуба», новостные и другие ресурсы, – прим. авт.). Если интернет так важен для становления государства и для образования, его надо контролировать на самом высоком уровне и предпринимать соответствующие шаги. Надо переносить в Россию базы данных, которые сейчас в основном за рубежом. А кто не хочет переносить, должны уходить с нашего рынка. – Но люди уже привыкли к «Фейсбуку» и «Инстаграму»… – Это не страшно. Вместо «Инстаграма» или «Тик-Тока» появится что-то своё. Интернетный мир постоянно меняется. Причём за неделю, а то и за день. И нужен контроль со стороны родителей. Сейчас есть много педагогических систем, но поверьте – лучшая педагогика та, которую проводят в семье. Если семья нормальная, дети продолжают её традиции. Чтобы дети учились хорошо, в семьях должны быть покой, любовь и порядок. Достичь этого непросто, но необходимо. И если для этого нужна политика, пусть будет. Когда Господь говорит: «Мир вам!» – это говорит о том, что у вас уже есть мир, есть чем восхищаться. И счастлив тот, кто в этом мире находит позитивное. Иван Охлобыстин Политический момент – А могут ли деятели культуры повлиять на политику? Много примеров, когда «политик из культуры» менялся до неузнаваемости, а потом стыдился этого… – Мне мало отчего стыдно, я, наверное, просто бессовестный. Мне стыдно лишь за одно – за отношение к Кобзону, пошедшему в политику. А потом мы с друзьями шли к террористам «Норд-Оста» в надежде, что нас обменяют на детей. Мы пожили уже и готовы были на смерть. Но, увы, подвига не получилось. А вслед за нами пошёл Кобзон и вывел детей и женщин. И теперь только за одно это я называю его великой личностью.– Несколько лет назад говорили, что вы и сами готовы стать политиком. – Когда с кино было сложно, я долгое время подрабатывал в политическом пиаре. Но для меня было откровением, когда кто-то сказал, что я иду в политику. Как-то на «Эхе Москвы» меня спросили: правда ли, что я хочу баллотироваться в президенты? «Нет, я хочу быть царём!» – ответил я. Политика – это как шоу Малахова. Это лучше детям не показывать. А я обременён большой семьёй и не могу себе такого позволить. Говорить надо о другом. У нас есть гигантское количество профессий и личностей, которые должны быть воспеваемы. Не должны воспеваться трусы, куда по локоть залезают политики и сегодняшние режиссёры. Нельзя паразитировать на скандалах: «Ах, вы не поверите, что случилось в семье такого-то… Он наступил в собачью какашку!» Это не должно быть повесткой дня.– А что должно? – То, что мы покорили очередную планету. Или, скажем, «с сегодняшнего дня колбаса бесплатная». Конечно, я утрирую. Но должны быть настоящие события. А отечественное телевидение сегодня предлагает только негативную повестку. Я почти не смотрю телевизор, но когда мне удаётся случайно найти пульт, то посмотрю Первый канал пару минут, вижу – фу. Переключаю на второй – ещё хуже. Третий – туда же. То расчленёнка, то какая-то гомосятина. Наши права заканчиваются там, где мы мешаем реализации прав других. Я отношусь отрицательно ко всем половым излишествам. Для нормальной жизни мужчине достаточно женщины. А женщине – мужчины. И с этим-то у людей сегодня не всё складывается – все увлеклись заработками. И забыли о самом главном – для чего эти заработки нужны. Я никому не навязываю свои взгляды. В конце концов, это всегда было извращением. Это библейское извращение, за которое погибли два города – Содом и Гоморра. В Советском Союзе за это статья была. И недаром она была. Повсюду это преследовалось, потому что это разлагает. В то же время репрессивные методы при нашем национальном характере – это не очень хорошо. Начинаются выдёргивания людей из рядов за то, за это. Потом эти люди заканчиваются. А орган, который их контролировал, остаётся. И находится новый враг. Так, ловя гомосеков, мы можем закончить библиотекарями! А мы же в XXI веке живём – надо идти Христовым путём любви и убеждения.– Как же найти границу толерантности? – Только сердцем. Материнское сердце всё поймёт само. Странно было бы, если бы женщины поощряли гомосексуализм. Возьмите семью  – дочь то бабой хочет быть, то мужиком. Давайте будем объективны. Дети – это недоразвитые взрослые. Не надо это романтизировать, надо относиться к этому рационально. Их надо готовить к взрослой жизни, их надо хорошо кормить, давать им заниматься спортом, любить, прививать им прекрасные идеи – идеи жертвенности. А всё остальное – лишнее. Еще новости по теме : «Есть можно всё!» : «Любая попытка «докрутить» обедняет жизнь с её фантасмагорическими блистательными сюжетами» : «Свободу мы получили, но научиться ей не успели»

Иван Охлобыстин: «Нельзя паразитировать на скандалах»
Фото: Нижегородская правдаНижегородская правда