«Приходится вывернуть ребенка наизнанку»: зачем российским детям «Зеленые комнаты»

В Вятке уже давно активно разрабатывают систему реабилитации детей, подвергшихся насилию. В том числе посредством «зеленых комнат». Уполномоченный по правам ребенка в Кировской области , принимая коллег из Ярославля, прибывших перенимать опыт, рассказал об истории вопроса. «Зеленые комнаты» – это не наше изобретение. Первая появилась в Перми около пяти лет назад. Потом я имел возможность увидеть, как работает эта система в Челябинске и Санкт-Петербурге. Четыре года назад я инициировал в Кировской области создание сети «зеленых комнат», чтобы не нужно было травмированного ребенка еще и перевозить многие часы. Близлежащие районы должны иметь возможность быстро добраться», – рассказал детский омбудсмен. «Зеленая комната» представляет собой два смежных помещения, разделенных зеркалом Гезелла. В Кировской области они существуют на базе учреждений социального развития: это комплексные центры, где уже есть профильные сильные психологи. Плюс «зеленые комнаты» предполагают наличие специального инструментария: это не просто стены, окрашенные в спокойный цвет и разделенные зеркалом Гезелла. Там находится специальное оборудование, в том числе для проведения тестов Люшера. Владимир Шабардин подчеркнул, что этот инструментарий очень важен. Например, насильственные действия демонстрируются на манекенах, а не на себе ребенок вынужден показывать. Есть специальные цветовые карточки, которые тоже необходимы в работе. Даже психологи говорят, насколько легче стало работать с подобным профессиональным оборудованием. Кроме того, что это помогает не травмировать ребенка, еще это помогает развиваться самой психологической службе. Преступления против детей – это те преступления, которые не имеют права быть латентными. Если преступление совершено в семье – оно должно быть выявлено и раскрыто, уверена начальник отдела по вопросам семьи и профилактики безнадзорности правонарушений несовершеннолетних Министерства социального развития Кировской области . «Мы открываем «зеленые комнаты» на базе учреждений социального развития, потому что это место круглосуточного пребывания пострадавших детей. Им необходима комплексная реабилитация. Основания помещения в наши центры различны: от безнадзорного пребывания на улице до избавления несовершеннолетнего от насилия в семье, кроме того, это могут быть случаи, когда в семье трудное материальное положение и необходимо избавить ребенка от неблагополучных обстоятельств. Мы ограждаем детей от жестокого обращения не только в семье, это могут быть последствия буллинга среди сверстников или даже в образовательном учреждении», – рассказала сотрудник министерства. Раньше с ребенком, который пострадал от насилия, в частности от сексуального, работал человек в форме, который вынужден выспрашивать жестокие подробности. Ребенок переживал заново весь произошедший с ним ужас. Но теперь общается с маленьким человеком психолог, а сотрудник в форме находится за стеклом и ребенок его не видит. Все это минимизирует негативные последствия. Заместитель руководителя отдела криминалистики России по Кировской области занимается раскрытием преступлений против детей больше 12 лет. Он поделился, что сложностей в работе предостаточно, несмотря на появление «зеленых комнат». Например, разрешено работать с ребенком не более четырех часов в течение суток, а этого категорически недостаточно. Потому что сначала нужно достичь взаимопонимания с ребенком, а на это тоже уходит время. «Скажу несколько крамольную вещь: как ни парадоксально, но перед нами и, к примеру, уполномоченным по правам ребенка стоят разные цели и задачи. Я как гражданин, как родитель солидарен с мнением органов социального развития, что самое главное – ребенку не причинить психологическую травму либо максимально возможно сгладить ее последствия. Вы понимаете, что преступления в отношении детей, как правило, совершаются такими «тихонями», которые очень боятся огласки. Все самое страшное остается в четырех стенах без свидетелей», – говорит Чернов. Сотрудник СК объясняет, что тот, кого заподозрили в совершении преступления, естественно, ничего не скажет. Поэтому, как ни крути, всю информацию следствие должно получать от ребенка. «И вопреки интересам реабилитации пострадавшего несовершеннолетнего, мы вынуждены заставить его все это вспомнить и пережить заново. Причем порой в таких деталях, о которых я, следователь, опытный человек, и то не хотел бы вспоминать и говорить. Но мы вынуждены из него вытянуть все, буквально вывернуть его наизнанку, простите за такое сравнение. Но чтобы получить информацию доскональную и полную, чтобы потом не возникло вопросов о получении дополнительных сведений, которые потребуют снова выяснения подробностей», – резюмировал сотрудник СК. Идеальные условия, красивые диваны и цвет стен – совершенно не главное, считает Антон Чернов. Это вторично. Первичен человек, который общается с ребенком. Кроме того, большинство детей – выходцы из необеспеченных семей. Условия проживания у них скромные, если не сказать скудные. Они радости в жизни, кроме старых убогих игрушек и самого дешевого печенья, просто не видели, говорит Чернов. Поэтому любое относительно чистое помещение для ребенка уже кажется очень хорошим. «С этими детьми нужно работать не только с целью наказать насильника. А еще и для того, чтобы эти дети, когда выросли, не превратились из жертвы в преступника», – подытожил уполномоченный по правам ребенка в Кировской области. Фото: из личного архива уполномоченного по правам ребенка в Кировской области

«Приходится вывернуть ребенка наизнанку»: зачем российским детям «Зеленые комнаты»
© РИА "ФедералПресс"