Дивный новый мир своими руками. Каким выглядит будущее в антиутопиях и в каких предсказаниях мы уже живём

В некоторых романах 20-го века удивительным образом предсказан мир века 21-го, но далеко не все эти предсказания радужны. Тем не менее в мире продолжают процветать технологии и практики из антиутопий. Повсеместная слежка, манипуляции общественным сознанием, попытки присвоить людям персональный рейтинг и код идут рука об руку с прогрессом. А технологии виртуальной реальности, чипирования или «выращивания» детей в пробирках больше не выглядят чем-то фантастическим. «Секрет» рассмотрел, какие антиутопические идеи нашли применение в повседневной жизни. Повсеместное наблюдение «Большой Брат следит за тобой». Фраза, ставшая лейтмотивом культовой антиутопии «1984» (книга вышла в 1949 году), где с помощью «наблюдающих» телеэкранов правительство контролировало все стороны жизни граждан, недолго оставалась чем-то из области фантастики. Уже в середине XX века, начиная с США, камеры видеонаблюдения стали появляться на улицах, в банках, магазинах и на заправках, где остро стоял вопрос безопасности. Время шло, количество камер росло по всему миру, и постепенно они превратились в полноценную систему наблюдения и контроля за жизнью граждан. В 2022 году во многих странах уже трудно выйти из дома и не попасться «на глаза» видеокамере. Дальше всех в этом продвинулся Китай, где повсеместное наблюдение давно интегрировано с различными системами распознавания лиц и предотвращения преступлений. Россия и США по масштабам внедрения видеофиксации активно его догоняют . Там, где камер нет, роль безмолвных надзорщиков выполняют смартфоны, планшеты, умные колонки, ноутбуки и другие устройства, имеющие камеру или хотя бы микрофон. Для того чтобы кто-то вас «подслушал», необязательно даже включать голосового помощника — по убеждению пользователей , современные устройства и программы уже могут анализировать разговоры, чтобы затем предлагать релевантную рекламу. Правда, их разработчики отрицают , что практикуют подобную прослушку, и пока поймать их за руку не удаётся . При этом современные гаджеты (телефоны, смарт-часы и даже роботы-пылесосы) хранят огромное количество данных о своих владельцах, их привычках, круге общения и даже жилой площади. Кто может воспользоваться этими сведениями — до сих пор вопрос открытый, но уже ставший оружием большой политики. Так, правительство США активно использует возможность сбора и хранения данных в качестве предлога для санкций против той или иной страны или зарубежной компании. Под такие обвинения в своё время попали китайские Huawei , ZTE , TikTok , российская . Кейс показал, что американское правительство также не гнушается слежкой за своими гражданами через их устройства, в том числе незаконными методами. Есть вероятность, что этим могут заниматься не только спецслужбы США, но и другие страны. Правда, современные технологии шифрования данных затрудняют спецслужбам чтение переписок пользователей. Но это препятствие при желании можно убрать. Например, в Великобритании запустили массивную рекламную кампанию по борьбе с шифрованием, которое пытаются представить исключительно орудием террористов и педофилов. Если им удастся изменить общественное мнение по этому вопросу, это может стать серьёзным рычагом давления на разработчиков и производителей умных устройств. Так что будущее, в котором каждый наш шаг задокументирован личным шпионом, стремительно наступает. Репродуктивные технологии Репродуктивные технологии начала 21-го века значительно продвинулись по сравнению с положением вещей вековой давности. С помощью экстракорпорального оплодотворения (ЭКО) сейчас успешно забеременеть и выносить ребёнка могут даже те женщины, на которых ранее врачи ставили штамп «бесплодна». При этом им необязателен даже постоянный партнёр — институт донорства семени достаточно развит. Обзавестись ребёнком без участия партнёрши могут и мужчины и пары — суррогатное материнство позволяет за деньги возложить бремя вынашивания на постороннюю женщину, которая затем отдаст новорождённого генетическому родителю. Правда, этот вариант во многих странах всё ещё сомнителен с точки зрения закона. Появление детей в «пробирке» предсказал в своей антиутопии «О, дивный новый мир!» (1931 год). В романе власти выращивают новых людей автономно, на конвейере с искусственными матками-пузырями. Таким образом стало возможно ещё на этапе созревания плода вносить в него определённые изменения, чтобы сформировать биологически обусловленные касты со склонностью к тем или иным занятиям. Например, эмбрионы низшей касты «эпсилонов» угнетают этиловым спиртом и заставляют многократно делиться — так на свет появляются десятки близнецов со слабыми когнитивными способностями, годные только для прислуживания высшим кастам. В реальном мире учёные так же активно работают над методом редактирования генома человека, чтобы ещё на этапе эмбрионального развития избавиться от генетически обусловленных заболеваний. Подобное вмешательство в естественный ход вещей пока не находит массового применения, в отличие от отсеивания нежизнеспособных и дефектных эмбрионов при ЭКО. Но всё может измениться спустя каких-то пару десятилетий и несколько сотен здоровых малышей, подтверждающих успешность метода. У репродуктивных технологий в антиутопиях есть много «побочных эффектов». Один из них описан Хаксли. Исключив из уравнения женщину, которая вынашивает плод, общество дивного нового мира решило полностью отказаться от устаревших понятий «отец» и «мать». Детей в романе выращивают в лабораториях и специальных школах и с детства готовят к той роли, что они должны занимать в обществе. Похожую схему коллективного воспитания описал в 1920-х советский писатель в романе-антиутопии «Мы». Там правительство решило полностью вытравить из людей всё человеческое, сделав их идеальными гражданами Единого Государства, чья жизнь зарегулирована от рождения до смерти. Так что у детей, которых выращивают в школах-интернатах под присмотром роботов, нет даже имён. Их заменили буквы и порядковые номера вроде О-90 ли R-13. Правда, делают детей у Замятина пока ещё по старинке мужчины и женщины, но право завести ребёнка получают только избранные, соответствующие Отцовской и Материнской норме. И о многодетности в антиутопии речи не идёт. В современной реальности разговоры о родительской норме чаще применяют только по отношению к уже созданным семьям. К примеру, в России практика ювенальной юстиции позволяет забирать ребёнка из семьи не только если родитель не выполняет свои обязанности кормить, растить, воспитывать, обеспечивать безопасность и доступ к образованию, но и если он являет «дурной пример» (аморальное поведение). Под последнее определение в тех или иных обстоятельствах может попасть многое, например наличие татуировок или непривычный цвет волос . Если в перечисленных антиутопиях рождение ребёнка было либо привилегией, либо анахронизмом, то в «Рассказе служанки» (1986 год) оно становится долгом тех женщин, которые в принципе ещё способны рожать после прокатившейся эпидемии бесплодия. В обществе тотального террора они попадают в фактическое рабство к богатым семьям и обязаны рожать им наследников, которых немедленно отбирают у биологических матерей. Этот роман стал ответом писательницы на инициативу от 1985 года объявить бойкот абортам. Законы в разных штатах и разных странах по этому поводу разнятся, но в мире всё ещё немало мест, где право распоряжаться своим телом ограничено законодательно и аборт считается преступлением. Подобные законодательные инициативы часто встречаются с возмущением и протестом, как это было в Польше в 2020 году , но переломить ситуацию удаётся далеко не всегда. Социальный рейтинг Иногда предсказания сбываются с пугающей быстротой, как это было с одним из эпизодов популярного сериала «Чёрное зеркало». Первая серия третьего сезона «Нырок», вышедшая в 2016 году, показала мир, где люди ставят друг другу оценки и рейтинги не только в соцсетях и приложениях, но и в реальном мире, а от рейтинга напрямую зависят права и привилегии человека. Люди с низким рейтингом не могут даже арендовать жильё или купить билет на самолёт, ведь в них подозревают социально опасные элементы. Два года спустя, в 2018-м, похожую систему социального рейтинга начал тестировать Китай. К 2022 году она работает во многих крупных городах Поднебесной и выставляет людям оценки по сложному алгоритму, учитывающему кредитный рейтинг и добросовестность в уплате налогов, поведение в соцсетях, полученное образование, историю покупок и законопослушность китайских граждан. В результате внедрения такой системы миллионы китайцев подверглись различным штрафам, взысканиям и поражениям в правах, например не могли взять кредит, выбрать понравившуюся недвижимость и путешествовать. О своих планах разработать такую систему Китай объявил ещё в 2014 году, так что сценаристы «Чёрного зеркала» вполне могли подсмотреть эту идею. В 2016-м было ещё неясно, как она будет работать и к чему приведёт. Но предположение авторов сериала оказалось на удивление точным. Безудержное потребление Двадцатый век стал веком расцвета всевозможных идеологий и культов, но к его концу одним из самых универсальных и всеобъемлющих стал культ потребления. Бренды и корпорации ведут жёсткую борьбу за внимание покупателей. Отовсюду льётся реклама, вклиниваясь в просмотр кино и сериалов, прерывая музыку. Заводы усиленно производят товары на любой вкус, а тонны упаковки от них отправляются на свалку. Согласно труду философа «Общество потребления», работа и повышение квалификации оказываются лишь ступеньками на пути к главной цели — купить то, что будет представлять тебя (пока не испортится, не выйдет из моды и не сменится более новой моделью). Более того, согласно идеям философа, образование, духовное, нравственное и культурное развитие рассматриваются скорее ненужным довеском. Для функционирования современного общества достаточно тонкой прослойки умных людей, которые будут обеспечивать прогресс и создание «продукта», в то время как к людям, занимающимся техническим обслуживанием этого прогресса, требования заведомо ниже. Подобные идеи описывались в уже упомянутой книге Олдоса Хаксли. Ещё в 1931 году писатель увидел, что станет итогом технического прогресса, восхваляемого его предшественниками в 19-м веке. В антиутопии предполагается, что ценности общества потребления будут внушать посредством гипнопедии, через которую людям прививается гордость за принадлежность к своей касте, необходимость постоянно потреблять и жить в коллективе, вести беспорядочную половую жизнь, соблюдать правила гигиены, позволяющие дольше быть полезным и эффективным членом общества. Впрочем, в описанном Хаксли обществе принято довольно лёгкое отношение к смерти и старости , проблема которых в романе решена радикально: все употребляют синтетический наркотик сому, которая поддерживает людей в вечно хорошем настроении, но убивает к 60. Так что никому не приходится отрываться от потребления ради заботы о стариках. «Сомы грамм — и нету драм!» — как гласит одна из популярных установок в антиутопии. Позднее, в 1953 году, свой пророческий реверанс обществу потребления сделал американский писатель Генри Каттнер в своём рассказе «День не в счёт». В нём описан мир, в котором Землю буквально заполонила реклама и за то, чтобы не слушать её постоянно, людям приходится платить. Даже затычки против такого засилья рекламы помогают мало, ведь уже изобретены волны, которые могут передавать звук через кости. «Ешь! Пей! Развлекайся! Спи! Чаруй! Торжествуй! Богатей! Покупайпокупай» — буквально кричит из каждого утюга, штампуя мозги людей на определённый лад. Герой рассказа отмечает, что реклама особенно опасна тем, кто выведен из душевного равновесия или слишком слаб, чтобы выработать адекватную защитную реакцию, ведь она воздействует на эмоции и чувства. Отголоски этой антиутопической реальности можно встретить и сейчас. Реклама преследует людей повсюду. Пользователи уже начали бороться с рекламой в интернете с помощью программ типа adblock (блокировщик) или платить за подписку, чтобы потреблять контент без промовставок. Однако многие сайты уже сейчас настроены так, чтобы просто не пускать пользователя с включённым блокировщиком. Манипуляции общественным сознанием Как правило, антиутопии показывают мир, где условное правительство устанавливает тотальный контроль над жизнью граждан и доминирование основной идеологии, доведённой до крайности. Но для того, чтобы не только прийти, но и удержаться у власти, инструментов у такого правительства немного: либо террор, либо манипуляции общественным сознанием, либо сочетание того и другого. Инструменты для этого описал в романе «1984» Джордж Оруэлл. Жестокий тоталитарный строй страны Океании, где разворачивается действие, держится на культе личности вождя — непогрешимого Большого Брата. Лозунги этого общества парадоксальны и, на первый взгляд, бессмысленны: «Война — это мир», «Свобода — это рабство», «Незнание — сила» гласят надписи на фронтоне здания Министерства правды, где работает герой романа. Однако всё это на самом деле образец принятого и серьёзно внедряемого на всех уровнях двоемыслия: людей буквально приучают думать, что чёрное — это белое. Это помогает оправдывать и обелять любые самые низменные поступки правительства. В антиутопичном мире, где Министерство мира занимается вопросами войны, Министерство любви — пытками и перевоспитанием несогласных, Министерство изобилия жёстко нормирует поставки еды, а Министерство правды постоянно переписывает историю под актуальную политическую повестку, попросту невозможно выжить, если не научиться лгать самому себе и искренне верить в эту ложь. О пророческом даре Оруэлла весь мир вспомнил в 2017 году, когда в должность президента США вступил . Книга «1984» стала бестселлером после того, как пресс-секретарь нового президента заявил, что на его инаугурации присутствовало рекордное количество людей, что было, очевидно, не так. А когда его уличили во лжи, советник Трампа Келлиэнн Конуэй оправдала коллегу тем, что он не врал, а «приводил альтернативные факты». Писатели-антиутописты в своих произведениях вещают: кто бы ни стоял у руля, люди своими руками готовы отдать свои права и свободы, если будут убеждены, что это ради их же блага и безопасности. Так произошло, например, в рассказах Филипа К. Дика «Унылый незнакомец» (1953 год) и «Фостер, ты мёртв!» (1955 год). В них авторы показывают, что достаточно подпитывать ксенофобию и придумывать угрозы, с которыми может справиться только условный Большой Брат. И тогда малейшего повода может быть достаточно, чтобы запустить в антиутопичном мире маховик репрессий и быстро установить тотальный контроль над всеми сторонами жизни. Чипирование Этим страшным словом называют вживление в живой организм чипа — небольшого устройства, хранящего и записывающего информацию, которую можно оттуда считать. Несмотря на то что в некоторых странах, как в Швеции, уже проводятся эксперименты с внедрением чипов человеку, массовым это явление пока не стало. Зато породило множество страхов, недоверия и теорий заговора, описывающих принудительное и тайное чипирование и его последствия. Чипирование в том виде, в котором мы его знаем, сначала появилось в реальности и лишь потом проникло в литературу и массовую культуру. Там чипы прежде всего изображаются как устройство слежения, которое мужественно вырезают из своего тела герои, желающие спрятаться от контроля внешних сил. Несмотря на то что современные чипы скорее работают как электронный кошелёк и ID-карта и не обладают функцией контроля, именно образ подкожного шпиона крепко засел в массовом сознании. А распространение нанотехнологий позволило заговорить о чипах наноразмера, которые можно ввести тайно, например при помощи укола . В 2021 году подобные представления стали серьёзной проблемой для властей всех стран, проводящих вакцинную кампанию против коронавируса. Движение антипрививочников активно использовало аргумент про тайное массовое чипирование под видом прививки якобы в интересах миллиардеров вроде . По убеждению сторонников этой теории заговора, такие чипы станут орудием контроля над человечеством, а активировать их могут с помощью излучения от вышек 5G. Похожую схему в 1989 году описал российский детский фантаст в повести «Гуси-гуси, га-га-га…». В ней говорится о благополучном государстве с образцовыми гражданами, которое держится на оригинальной полицейской системе. Там наказанием за любое преступление становится смерть, но смертный приговор разыгрывается лотереей. Герой романа, перешедший дорогу на красный свет, стал «победителем» этой лотереи с шансами один на миллион. Избежать участи и укрыться от правосудия в этом благополучном государстве невозможно, так как ещё в детстве всех граждан «чипируют» — вкалывают в запястье некую жидкость, от которой у человека появляется излучение — индивидуальное, как отпечаток пальца. Это очень удобно, ведь на присущий этому излучению порядковый номер в системе записывается всё: банковский счёт, медицинская карта, электронный ключ от дома. Но преступники лишаются всех благ и становятся «красными маячками» для установленных по всей стране локаторов, так что явиться на казнь добровольно становится едва ли не лучшим выходом. Подобный сценарий — один из главных страхов современных противников чипирования, так что вопрос о том, получит ли эта технология массовое применение, остаётся открытым. Виртуальная реальность Первые прототипы виртуальной реальности появились ещё в 1960-х годах, когда до такой роскоши, как персональный компьютер хотя бы с 2D-графикой, оставалось ещё несколько десятилетий. В 1980–1990-х годах возможность виртуального мира, где люди смогли бы проводить время с полным погружением, стала предметом пристального внимания фантастов, пишущих в жанре киберпанк. Культовым произведением на эту тему стала «Кибертрилогия» , состоящая из трёх романов и нескольких сопутствующих рассказов, первый из которых, «Джонни-мнемоник», опубликован в 1981 году. В мире Гибсона киберпространство описано как место, где встречаются люди, их боги и искусственный интеллект, а симстим (симулированная стимуляция) стала заменой телевизионной жвачки и способом отвлечься от жестокого мира в искусственной среде, где всё прекрасно. Позднее, в 1992 году, появляется роман «Лавина» . В созданном фантазией автора антиутопическом 21-м веке зреет масштабный заговор по управлению сознанием народных масс с помощью компьютерно-биологического вируса, распространяющегося в виртуальном пространстве. К слову, именно этому автору мы обязаны появлением термина «метавселенная» , который сейчас успешно использует для своих проектов виртуальной реальности и другие. Описанная фантастами опасность чрезмерного погружения в виртуальную реальность основана на предположении, что люди по природе склонны искать наиболее простые пути получения удовольствия и готовы променять радости реальной жизни и реальных побед на достижения и развлечения в симулированном мире. Этим могут воспользоваться в своих целях власти и корпорации, чтобы удерживать под контролем беднеющих граждан и давать им иллюзию свободы. Получив такую анестезию, люди даже не будут замечать, что живут в обществе тотального контроля, террора, неравенства и лжи, уверены фантасты. Будущее человечества, забывшегося в виртуальном сне, на рубеже веков описали братья (теперь сёстры) Вачовски в своей кинотрилогии «Матрица». В ней те из людей, которые не находят в себе прозорливости увидеть искусственность мира и силы воли, чтобы выйти из него, становятся не более чем батарейками для новых хозяев — машин с искусственным интеллектом. Антиутопия: инструкция по применению В современном мире можно найти отголоски сюжетов из самых антиутопичных сценариев, ещё недавно казавшихся фантастическими. Пока остаются нереализованными наиболее страшные варианты развития событий, такие как ядерная война или экологическая катастрофа, однако угрозы и того и другого то и дело озвучивают активисты, СМИ и власти стран по всему миру. Обострившееся противостояние между Россией и странами , прежде всего США, заставило многих заговорить о том, что станет с миром в случае начала Третьей мировой. Независимо от того, ждёт ли человечество ядерная зима или глобальное потепление, ресурсы планеты не безграничны. Уже в обозримом будущем люди во многих странах мира могут столкнуться с голодом , который заставит в лучшем случае питаться одними водорослями и кукурузой, а в худшем — делать рационы из тараканов (как в фильме 2013 года «Сквозь снег»). Как будет развиваться история дальше и к какому варианту придёт человечество в конечном итоге, неизвестно. Ясно одно: если продолжать читать предостережения классиков как инструкцию по применению, в один прекрасный момент мы проснёмся в совершенно новом мире. Коллаж: «Секрет фирмы», depositphotos.com

Дивный новый мир своими руками. Каким выглядит будущее в антиутопиях и в каких предсказаниях мы уже живём
© Секрет Фирмы
Секрет Фирмы: главные новости