Звёзды
Психология
Еда
Любовь
Здоровье
Тесты
Красота
Гороскопы
Мода

Детского омбудсмена Татарстана вызвали в суд по делу о деловой репутации

Предприниматель подал иск о защите деловой репутации и вызвал в суд одну из родительниц и

Детского омбудсмена Татарстана вызвали в суд по делу о деловой репутации
Фото: Реальное времяРеальное время

Казанский предприниматель Саят Ахмедов, занятый в сфере услуг по дневному уходу за детьми в сети частных детсадов Sun school, подал иск о защите деловой репутации к одной из родительниц. Дошкольное учреждение с английским уклоном в прошлом году оказалось в эпицентре скандала из-за сообщений об издевательствах. Одна из мам пожаловалась, что ее ребенка якобы запирали одного, заставляли одеваться и раздеваться в наказание и кормили остатками еды, а позднее рассказала об этом в прямом эфире "Инстаграма" уполномоченному по правам ребенка в Татарстане Ирине Волынец — омбудсмен проходит по делу вторым ответчиком. Между тем по итогам проверки Прокуратуры Татарстана, информация о нарушениях не подтвердилась, предприниматель добивается опровержения озвученных сведений. Подробнее — в материале "Реального времени".

Видео дня

Сообщения мамы об издевательствах

Казанский предприниматель Саят Ахмедов, чей бизнес связан с сетью частных детсадов Sun school, подал иск против родительницы одного из воспитанников Гульназ Нигматуллиной и уполномоченного по правам ребенка в Татарстане Ирины Волынец. Бизнесмен требует удаления из Instagram сведений, порочащих его деловую репутацию, а также дать опровержения в ряде казанских СМИ. "Реальное время" в числе многих изданий проходит третьим лицом по делу.

Скандал разгорелся год назад, когда Нигматуллина, чей ребенок посещал частный детсад, пожаловалась, что над ее сыном издеваются в дошкольном учреждении. Мама трехлетнего Альвира заявила, что в садике мальчика якобы запирали одного, заставляли одеваться и раздеваться в наказание и кормили остатками еды. Также она сообщила, что одна из нянь подтвердила эту информацию. О ситуации родительница рассказала Ирине Волынец, беседа транслировалась в прямом эфире аккаунта омбудсмена в Instagram с темой "Хороший детский сад и плохой детский сад".

В беседе с Волынец Гульназ Нигматуллина рассказала, что ее сын посещал частный сад 3 месяца. Кроме того, об обращении воспитателей с мальчиком мама написала на своей странице в "Инстаграме", а на фото в посте под вывеской садика добавила надпись Evil school.

— Я видела, как каждое утро примерно в 10.00 моего сына заведующая Наиля забирала из игровой и куда-то уводила. Куда именно, я увидеть не могла, так как мой сын испарялся за дверью игровой. На мои множественные вопросы "почему Альвир не в коллективе?" и, собственно, "куда его увели?", мне няни, воспитатели и заведующая давали ложную информацию, что в другую игровую... Как выяснилось позже, никакой другой игровой комнаты не было — ребенка просто закрывали в раздевалке, — рассказала Гульназ.

Руководство детсада: "Обвинения абсолютно беспочвенны"

В свою очередь официальный ответ на обвинительный пост родительницы опубликовала администрация детсада:

— Ваши обвинения "на запирание" абсолютно беспочвенны, не имеют фактов и подтверждений. Важно, что на момент выхода поста мамы Альвира Нигматуллина, она уже знала решения Прокуратуры и в нашу пользу, знала, что факты проверены и не подтверждены.

Этот пост, а также последовавший за ним прямой эфир в "Инстаграме", вызвали широкий общественный резонанс. Прокуратура Татарстана действительно провела проверку инцидента. Но, как сообщил нашему изданию старший помощник прокурора республики по взаимодействию со СМИ , "нарушений прав ребенка не допущено, нарушений федерального законодательства не выявлено". Поэтому в возбуждении уголовного дела родителям было отказано.

Постановление прокуратуры Нигматуллины обжаловать не стали, но решили провести независимую экспертизу состояния ребенка. Заказанное родителями исследование выявило у мальчика психологическую травму, полученную в результате жестокого обращения якобы со стороны персонала учреждения.

Еще одна экспертиза

Как следует из материалов дела, истец Саят Ахмедов заявил ходатайство о назначении судебной экспертизы. В свою очередь ответчики Гульназ Нигматуллина и Уполномоченный по правам ребенка в Татарстане также предложили экспертам ответить на несколько вопросов относительно спора. Однако суд счел, что часть вопросов бизнесмена "предполагают субъективную оценку, а не анализ объективного содержания текста, решение вопроса о мотивационной составляющей поступка невозможно при лингвистическом или психолого-лингвистическом анализе текста. То же касается и оценки цели и направленности высказываний Уполномоченного по правам ребенка в РТ (вопрос третий данного ответчика). Кроме того, создание впечатления газетой намеренно или случайно не входят в предмет доказывания по данному делу и не имеют правового значения для правильного разрешения спора".

В остальной части вопросы истца и ответчика Г.Р. Нигматуллиной были приняты судом за основу. Производство экспертизы поручили ООО "Бюро судебных экспертиз", эксперту Руссу Ксении Ринатовне. Суд поставил перед ней следующие вопросы:

Содержится ли в посте Нигматуллиной Г.Р. в ресурсе www.Instagram.com, в информации, распространенной на телеканалах "Эфир", ТНВ, REN TV, в прямом эфире Уполномоченного по правам ребенка в PT в ресурсе "Инстаграм" с темой "Хороший детский сад и плохой детский сад" негативная информация в отношении Центра по уходу за детьми Sun School?В случае положительного ответа на первый вопрос, в каких фрагментах содержатся такие сведения?В случае положительного ответа на первый вопрос, в какой форме выражены соответствующие сведения (предположение, утверждение и т.п.)?В случае положительного ответа на первый вопрос, является ли такая информация фактологической или представляет собой мнение, оценку?

Для проведения исследования назначили срок — до 18 января 2022 года. После проведения экспертизы, стороны попросили время на ознакомление с результатами. На недавнем судебном заседании представитель истца заявил ходатайство о приобщении к материалам дела разъяснений ФГАОУ "КФУ" на заключение эксперта, а также просил о привлечении специалиста. Представитель ответчика попросил приобщить дополнительный отзыв на иск и заключение специалиста. Суд удовлетворил ходатайства, следующее заседание назначено на 23 марта.

"Никоим образом не порочила имя этого детского сада"

"Реальное время" связалось с каждой из сторон конфликта, чтобы предоставить возможность высказать свою позицию по спору. Саят Ахметов адресовал вопросы издания своему представителю . Юрист истца заявил, что позиция истца изложена в материалах дела.

Гульназ Нигматуллина воздержалась что-либо отвечать до конца процесса: "Все комментарии будут после завершения дела". Еще один ответчик, уполномоченный по правам ребенка РТ Ирина Волынец сообщила нашему изданию следующее:

— Никоим образом не порочила имя этого детского сада, потому что во время того прямого эфира она (Гульназ Нигматуллина, — прим. ред.) рассказывала, а я слушала для того, чтобы всю суть узнать, всю информацию. Никаких оценочных характеристик, никаких суждений я не выносила. Потому что здесь есть ребенок, родители, которые недовольны оказанием услуг в детском саду, отношением к ребенку, которые имеют претензии. Их ребенок прошел соответствующую экспертизу, которая и установила, что ребенку нанесен психологический ущерб сотрудниками этого детского сада. По крайней мере, нам эти документы были предоставлены.

Кроме того, как рассказала омбудсмен, она находится в постоянном контакте с семьей Нигматуллиных: "Родители не намерены останавливаться, хотят довести это дело до конца. Мотивация такая — чтобы виновные были наказаны, чтобы уберечь других детей от подобной ситуации. Непонятно, как долго продлится эта ситуация, но она на контроле у уполномоченного. И в любом случае, родители, которые обращают внимание на то, как их ребенок чувствует себя после детского сада, на его психологическое состояние — эти родители — молодцы. Потому что бывает всякое: и воспитатели тоже обычные люди, и выгорание профессиональное, и могут быть какие-то свои личные проблемы, вплоть до того, что воспитатель может быть просто не компетентен, не профессионален. И, конечно же, родители должны быть начеку".

По ее словам, в последнее время увеличилось число обращений от жителей Татарстана по поводу различных конфликтов в образовательных учреждениях. Причем такие жалобы традиционно в лидерах среди других обращений к уполномоченному по правам ребенка. В таких случаях, подчеркнула Волынец, сторонам конфликта рекомендуют досудебное разрешение конфликта — медиацию. Правда, для этого нужно согласие всех сторон.

— Потому что суды — это сложно, долго, дорого, затратно в плане сил и нервов. Все мы люди, и, к сожалению, бывает так, что из-за небольшого недоразумения рождается серьезный конфликт, который затягивается на годы. Я не имею в виду случай, который рассматривался в прямом эфире. И как раз на этом примере мы видим, что частный детский сад — это не гарантия того, что у родителей нет претензий к воспитателям и администрации детского сада. Поэтому надо обращать внимание на все детали, когда речь идет о благополучии наших детей, — подытожила Ирина Волынец.

Сеть английских детских садов Sun School была основана в 2015 году и сегодня насчитывает 115 заведений, которые посещают почти 10 тысяч воспитанников в 30 городах России. В Казани действуют два заведения — на ул. Х. Мавлютова в ЖК "Три богатыря" и на пр. А. Камалеева.

Основной вид деятельности предпринимателя Саята Ахмедова, согласно открытым данным, — "розничная торговля пищевыми продуктами, напитками и табачными изделиями в специализированных магазинах". Кроме того, он занимается "техобслуживанием и ремонтом автомашин", а также оказывает "консультационные и информационные услуги".

В мае 2021 года, говорится в базе данных "Синапс", он получил лицензию №10671 об "Образовательной деятельности, осуществляемой образовательными организациями, организациями, осуществляющими обучение, а также индивидуальными предпринимателями, за исключением индивидуальных предпринимателей, осуществляющих образовательную деятельность непосредственно, лицензирование которой осуществляют органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации, осуществляющие переданные полномочия Российской Федерации в сфере образования".