Айболит, Мойдодыр, Тараканище: сказки Чуковского переходят из поколения в поколение

«Ехали медведи на велосипеде, а за ними кот задом наперед» – большинство рожденных в Советском Союзе знают эти строки и того, кто их написал. Знают и их дети, рожденные уже не в СССР. Знают и читают, несмотря на то, что автору «Мойдодыра», «Мухи Цокотухи» и «Тараканища» на этой неделе могло бы исполниться 140 лет.

Айболит, Мойдодыр, Тараканище: сказки Чуковского переходят из поколения в поколение
© Мир24

Сказочником , при рождении , быть и не мечтал. Он хотел стать серьезным исследователем и литературным критиком. А первую сказку сочинил по необходимости, чтобы отвлечь сына, который капризничал, когда ехали от врача. Так появился Крокодил, тот самый Крокодил Крокодилович. Потом Мойдодыр, который умывальников начальник и мочалок командир. Ну и Тараканище.

«Он приходил в дома по филологическим делам, он был критик, литературовед, историк литературы. Но к нему выбегали дети этих людей. И они наперебой наизусть читали его сказки, это его совершенно феноменально поражало», – сказал директор дома-музея К. И. Чуковского .

Отрывки из его стихов дети запоминали уж если не с первого, так со второго раза точно. А те, кто слышал сказку впервые, сам мог продолжить рифму. Впрочем, такая простота – итог кропотливой работы, как бы сейчас сказали, с целевой аудиторией.

«Чуковскому просто горы писем присылали родители: вот какие смешные изречения детей. Но для Чуковского это были не смешные изречения, а свидетельство того, как дети осваивают взрослый мир, понятия, как воспринимают окружающие предметы», – отметила литературовед, доктор филологических наук .

На письмах Чуковскому часто писали «дедушке Корнею», и на знали, что это в Переделкино. Здесь он провел последние 30 лет жизни, теперь в доме писателя его музей. Тут все осталось как при его жизни. Даже книги, а их не менее шести тысяч, расставлены на полки собственноручно Чуковским.

Дмитрий Чуковский – внук знаменитого писателя. Дедушка и на нем оттачивал свои сказки. А еще привил любовь к литературе. Каждый вечер они читали что-то из мировой классики.

«Когда заканчивался урок такой, он говорил «Почитай до сих пор», делая ногтем полосочку. Когда наконец-то ты прочитывал этот текст, он спрашивал: «Ну а что дальше?» И ты несколько обижался, потому что договаривались же до этого места. Тогда он сердился, говорил: «Что же ты! Тебе неинтересно, что дальше?», – вспоминает внук К.И.Чуковского Дмитрий Чуковский.

Здесь же, в Переделкино, он открыл детскую библиотеку, она работает по сей день. А у себя на участке устраивал знаменитые костры, где выступали артисты и писатели – друзья Чуковского. И, конечно же, дети.

«Вход стоил 10 шишек. Потом они бросались в костер, а сам Корней Иваныч надевал головной убор индейского вождя из перьев. И в этом уборе зажигал костер», – сказала писательница .

На таких кострах детьми разыгрывались пьесы, написанные самим Чуковским. В них участвовала и будущая писательница Дарья Донцова.

«В его воспоминаниях есть момент, когда он пишет про девочку Груню Васильеву. Это я – мое настоящее имя Агриппина – которая заявилась к нему на участок со слезами, которая сучила ногами, махала руками и говорила, что хочет быть главной принцессой. А главной принцессой назначили Валю – дочку сторожихи. Поэтому Корнею Иванычу пришлось дописывать в пьесу вторую роль, вторую принцессу, то бишь меня», – отметила Донцова.

А уж как любили мультипликаторы сказки Корнея Чуковского. Ведь в них уже была заложена анимация.

«Что сделали с «Федориным горем» – это абсолютно созданное для анимации произведение, где столы и посуда уходят вперед и вперед по полям, по болотам. И из этого сделали такой мюзикл, где все поют. Я помню из детства, мы по школе ходили и пели: «А посуда вперед и вперед». И это мы разыгрывали по ролям», – сказал историк анимации .

Читатели автора не забывали, даже когда становились взрослыми и достигали поистине космических высот.

«Когда Корней Иванович приехал повидать живого космонавта в Центральный дом литераторов, Гагарин от изумления, кого он видит перед собой, поцеловал ему руку», – подчеркнул Павел Крючков. Его стихи – это советы без нравоучений. «Айболит» – как помогать слабым, «Мойдодыр» – как не ударить в грязь лицом, а «Тараканище», что не нужно бояться мнимых страхов. И так больше века – из поколения в поколение – все те же строки в новых изданиях с тем же подтекстом.