Античная грация и пляска изнутри: Главархив об истории студии «Гептахор» в день танца

Одна из первых отечественных студий музыкального движения была основана в 1914 году, а ее создательницами стали слушательницы Бестужевских курсов. В Главархиве Москвы хранится личный фонд главной основательницы студии «Гептахор» Стефаниды Рудневой. В день танца делимся материалами из собрания педагога и хореографа.

Античная грация и пляска изнутри: Главархив об истории студии «Гептахор» в день танца
© Главное архивное управление города Москвы

Можно сказать, что своим появлением студия обязана Айседоре Дункан, чьи выступления в Санкт-Петербурге в 1908 и 1913 годах оказали большое влияние на будущих организаторов, в частности на Стефаниду Рудневу. Девушка на всю жизнь осталась пылкой поклонницей таланта Дункан и собрала уникальную коллекцию документов о своем кумире. А еще вместе с подругами Натальей Энман, Натальей Педьковой, Камиллой и Ильзой Тревер, Екатериной Цинзерлинг и Юлией Тихомировой создала необычную студию танца.

Поначалу увлеченные античным искусством Древней Греции девушки объединились в любительский коллектив, теперь они сообща пытались поймать и воспроизвести дух танцев Айседоры. Так, весной 1915 года у подруг началась систематическая работа и поиск оригинальной структуры музыкально-пластического воспитания. В последующих 1919–1921 годах члены «Гептахора» преподавали в школах, Институте живого слова Всеволода Всеволодского-Гернгросса и Ритмическом институте, основанном князем Сергеем Волконским. В результате в 1922 году студия была зарегистрирована как частная Студия музыкального движения, а в 1927 году получила статус Государственной студии музыкального движения. 

В своей работе гептахоровцы оставались верны идее Дункан о воспитании совершенной и гармоничной личности с помощью средств свободного танца. Метод, подчеркивающий зависимость пластики от музыки, хореографы назвали «музыкальным движением». Его основой стала импровизация и поиск движения уже изначально содержащегося в музыке. Девушки считали, что способности находить это скрытое в музыке движение можно научить. В качестве подтверждения своей теории они приводили тот факт, что зачастую, слушая музыку, человек часто совершает мелкие и иногда даже незаметные для себя самого движения. Не получая продолжения, движения теряются, в то время как их следовало бы развить и довести до акта художественного творчества. Таким образом, с помощью импровизации получалось не только создавать танцы максимально подходящимие к музыкальному произведению, но и работать над их выразительностью.

Студийцы были уверены, танец и хореография неразрывно связаны с другими творческими и гуманитарными дисциплинами. Помимо занятий музыкальным движением, они занимались рисованием, изучали историю искусств и мифологию, посещали музеи, выставки и даже сами шили костюмы. Среди документов фонда Стефаниды Рудневой сохранились сценарии спектаклей и музыкальных постановок за 1919–1933 годы, лекции и доклады студийцев, программы выступлений студии, планы и программы по музыкально-двигательной работе, организационные и учебно-методические материалы, информация о репертуаре, рецензии и отзывы о студии. Особый интерес представляют рисунки учащихся на античные темы, афиши и эскизы костюмов, а также детские рисунки-фантазии, навеянные занятиями в студии.

Поначалу сценические композиции гептахоровцев основывались на античных трагедиях. В 1918 году это были «Сцены из Одиссеи» на музыку Кристофа-Виллибальда Глюка и «Новогреческие песни» на мелодии греческих песен, затем в 1923 году воспитанники с учителями представили постановки «Геракл в саду Гесперид» на музыку Фредерика Шопена, «Каледонский грех» на музыку Франца Шуберта, и «Сказка о царевне Несмеяне» на музыку французских композиторов. Впоследствии студийцы исполняли в том числе композиции собственного сочинения на музыку Александра Скрябина и Дмитрия Шостаковича.

Первый выпуск студии состоялся в 1926 году, а уже в 1927 году «Гептахор», не получая поддержки, как и многие другие студии, прекратил своё официальное существование. Однако творческая работа и преподавание продолжались, последнее выступление студийцев состоялось в Ленинграде в конце 1934 года. После этого «музыкальное движение» удавалось сохранять, перенеся его в детские учреждения и практикуя как метод художественного воспитания детей начиная с дошкольного возраста.

Летом 1935 года ведущие педагоги студии Стефанида Руднева, Владимир Бульванкер и Эмма Цильдерман-Фиш переехали из Ленинграда в Москву, и начали открывать детские студии художественного движения. В 1936 году с их участием были организованы курсы руководителей детских коллективов для Московской области. После Великой Отечественной войны Руднева и Цильдерман-Фиш вели научно-методическую и педагогическую работу, в частности в МГУ. С началом «оттепели» стало возможным создание студии для взрослых «Смотрите — музыка!». Так, благодаря самоотверженной работе педагогов и их последователей традиция музыкального движения сохранилась и продолжается по сей день многочисленными студиями и центрами.

Главное архивное управление города Москвы: главные новости