"Под крышей" Театра Моссовета — новая премьера

Драматург Татьяна Загдай, известная, прежде всего, как сценарист телесериалов, ровесница своей героини Ей тоже тридцать. Она тоже не столичный житель. И писала пьесу на личном материале — своем и своих друзей. У всех них большие проблемы во взаимоотношениях с родителями. "Мы дети отцов, потерявших свою страну и не нашедших себя в изменившемся мире, - говорит Загдай. - Кажется, сейчас особенно остро ощущается пропасть непонимания между нами". С автором солидарен и режиссер : "Это пьеса про меня и моих друзей. Мне тридцать лет. У меня всегда была пропасть между мной и отцом. Поколение моих родителей, пережившее распад страны и не нашедших себя в силу возраста в новых условиях, когда криминал стали называть бизнесом, это же 90 процентов населения страны! Не столиц, не больших городов, а провинции. Социальный слом не мог не отразиться на детях, на их мироощущении, их оставленности наедине с собой, их заброшенности и недолюбленности. У всех моих друзей такая трагедия". Фото: Елена Лапина ...Мини-юбка, кожаная куртка, голые ноги, модные сапоги, отвязные манеры, обсценная лексика — такой "столичной штучкой" возвращается девушка Анна () в родной Урюпинск по печальному поводу (смерть отца), но с явной надеждой на наследство. Она не была тут 15 лет и особо не рвалась. Да и по ней никто не скучал. Даже папа- алкоголик, который, померев, решил перед ней слегка реабилитироваться. Анна, кстати, давно стала Жанной. Не стюардессой, а продавщией в столичном бутике. Имя, фамилию и отчество героиня изменила, приехав в Москву за рублем и миражом счастья как бы в знак отречения от рода, семьи, и главное — отца, утопившего свою судьбу в бутылке. Больше нам про него ничего не известно. И все-таки именно отец (Леонид Евтифьев) становится главной пружиной действия. Хоть и в форме трупа. Но говорящего и даже слегка руководящего организацией своих похорон. Впрочем, возможно, его слышит одна Анна-Жанна. Так тема смерти приобретает в спектакле абсурдный трагифарсовый оттенок. История о сопровождении говорящего трупа перерастает в отечественную road-movie, нашпигованную узнаваемыми персонажами — такими, как ушлая соседка, ее сын вор Костик "на условке", взяточники полицейские, алчные паталогоанатомы, творческие сотрудники крематория, добрые менеджеры и банковские работники... В этой Стране Дураков они у себя дома, и даже прикрываются не фиговым листком, а... самоваром. По-домашнему. В стистике Comedy Club . Фото: Елена Лапина Тем не менее, это история о любви, как ни странно. Потому что полубандит Костик вызывает в героине слабый, но зов женского счастья. Поддавшись ему, сверкая голыми ногами и черным сексапильным бельем с засунутыми в трусы денегами, Жанна-Анна как бы проходит инициацию и находит в себе силы простить его за все плохое и поверить во все хорошее. То есть забирает заявление из полиции. И хотя она еще не готова, по ее словам, "плодить нищебродов", тем не менее, в финале их страстный поцелуй завершает этот социальный эксперимент о возвращении к корням, которых, по сути, уже нет. К роду, который уничтожен одним махом. И все-таки надежда есть — о ней напоминает малышка (Марианна Кириллова), играющая с перышком в прологе и эпилоге - как напоминание героине о материнстве, от которого она отказалась. Все наши проблемы родом из детства, напоминает нам еще раз спектакль. И решать их надо вовремя — пока еще живы родители. Пока вы можете им помочь. Но для этого нужна некая духовная работа, импульс милосердия и сострадания, которые для героев пока недостижимы. Как и христианские заповеди. Как просто хорошие книжки. Как библиотека за углом, до которой они так и не дошли. Жизнь потому говорит с ними ударами и тумаками, которые они принимают за должное. А претензии детей к отцам, что-то не додавшим, не обеспечившим, не оправдавшим, вырастают до библейских высот. Режиссер Павел Пархоменко, спроектировавший это "путешествие по абсурду русской жизни с элементами фарса и магического реализма", считает, что спектакль — прежде всего, об отсутствии любви к людям: "Съездите на двести километров от Москвы и посмотрите, как и чем там люди живут. Тема пьесы - про Россию вне столиц. Про малую родину, которая деградирует на глазах. Это попытка нащупать преемственность поколений в новой России". Фото: Елена Лапина Вот у отца героини не случилось счастья, дела, профессии, успеха, и свое несчастье он передает дочери как эстафету. Она на него обижена за невнимание, но... Человеческий парадокс - мы всегда почему-то начинаем любить, когда люди умирают. А надо при жизни людей любить. Поэтому тема нашего спектакля - жизнь и смерть. Наш спектакль о любви и прощении, о поиске смыслов и корнях, о вере и надежде на то, что все мы когда нибудь будем счастливы.

"Под крышей" Театра Моссовета — новая премьера
© Ревизор.ru