Как живут в России беженцы спустя год после эвакуации из Донбасса

Ровно год назад, 18 февраля 2022 года, в Донбассе была объявлена эвакуация мирных жителей на территорию России. В пунктах временного размещения в разных областях страны они рассказывали RT, как им пришлось срочно бежать от войны и обустраиваться на новом месте. Спустя год мы снова встретились с героями наших репортажей.

Семья приехала в Калужскую область из Харькова 23 марта 2022 года, а спустя несколько месяцев они перебрались в Санкт-Петербург.

«У нас всё прекрасно сложилось. В июне мы попали в Санкт-Петербург. Поначалу было нелегко найти жильё. Мы ехали в никуда и искали квартиру с вокзала, но никто не хотел связываться с регистрацией, а когда мы говорили «Украина», то и слышать ничего не хотели», — рассказывает Яковенко RT.

Но в конце концов мужчине удалось договориться с арендодателем.

«Позвонил женщине, она сначала согласилась, потом посоветовалась с мужем и отказала, — вспоминает Евгений. — Так обидно было, и я спросил: «Почему?» Она сказала, что они смотрели видео, как украинцы себя в Европе ведут. В итоге уговорил лично встретиться. Посмотрели на нас и согласились пустить. Вот, живём».

По словам Яковенко, с ходу устроиться на работу было тяжело, поэтому поначалу ему пришлось трудиться разнорабочим — на улице «лопатой махать». Но потом, как говорит мужчина, он «вдохновился коллегами, которые работали на экскаваторе, и тоже так захотелось».

«Я выучился, получил права и сейчас работаю на технике. Надо самому к чему-то стремиться, а не сидеть в ПВР и ждать, — говорит Яковенко. — Дети мои ходят в школу и садик. Нам помогли их рядом устроить. Слава богу, в России, когда пишешь обращение с просьбой помочь, на тебя не плюют. Теперь планируем брать ипотеку, чтобы обзавестись своим жильём».

Татьяна Бутаенко приехала в подмосковный Зарайск из Макеевки. Сразу после объявления эвакуации она отправила в Россию свою маму и сына с диагнозом ДЦП, а также сестру с двумя детьми. Доделав дела, приехала сама. Как она рассказывала RT, ей было важно найти работу, чтобы оплачивать сыну реабилитацию.

«Гражданство получили, в конце ноября переехали в Железнодорожный, где дети пошли в школу. Ребёнок пошёл в секцию баскетбольную. Мы работаем, будем работать дальше. Если всё будет хорошо, возьмём ипотеку», — говорит Бутаенко.

«Ещё тут живём»

У 63-летней Маргариты Логвиненко, приехавшей в Россию из деревни Лукьянцы с двумя внучками, складывается всё не так удачно. Спустя год женщина продолжает жить в пункте временного размещения в Калужской области.

«Я перенесла инсульт, левая рука не работает совсем, разговариваю плохо. Два месяца лежала в больнице, сейчас выписалась, делаю уколы, принимаю таблетки, — рассказывает RT Логвиненко. — Гражданство мы с девочками получили. Сейчас оформляю детские выплаты и пенсию. Обещали группу дать, но это в марте надо будет в поликлинику идти».

По словам женщины, девятилетняя Маша и 11-летняя Даша, мама которых умерла в 2017 году, сейчас находятся в реабилитационном центре, куда были помещены, когда Логвиненко забрали в больницу.

Как рассказывает RT руководитель ПВва, соседи и персонал хотели оставить девочек в лагере, но таков порядок.

«До 20 февраля они будут в интернате, мы каждый день созваниваемся», — говорит Логвиненко.

64-летний Олег из посёлка Ветеринарное также продолжает жить в ПВР в Калужской области вместе с женой.

«Всё нормально, всем довольны. Проживаем тут же с супругой, работаем, гражданство получили. Теперь буду оформлять пенсию. Единственная проблема — с жильём. Всё упирается в финансы. Будем что-то решать», — рассказывает RT мужчина.

«Стоит вопрос с жильём»

Людмила Кейдун уезжала из Донбасса не централизованно, а самостоятельно. В марте 2022 года она приехала в Россию из Волновахи с двумя дочками, Софией и Мартой, которым тогда было 16 и шесть лет соответственно. В России у неё есть родственники: в Архангельске — родная тётя, в Краснодаре — сестра.

Как Людмила рассказала RT, сейчас им почти удалось обустроиться в России.

«С жильём в Подмосковье мне помогла подруга, с которой мы до этого 17 лет не виделись. Мы с дочками получили российское гражданство. Я устроилась на работу в школу, а младшая пошла в садик, — говорит RT Кейдун. — Сейчас стоит вопрос с жильём. Надо находить свой собственный угол. Вот только съёмное жильё я пока ещё не потяну. Может, будет возможность встать в очередь на общежитие».

В марте RT рассказал историю 87-летней жительницы Мариуполя Нелли Ивановны Зениной. Сюжет увидели её родные из Норильска, которые долгое время не могли связаться с женщиной, и попросили помочь вывезти пенсионерку в Россию.

Сейчас Нелли Ивановна живёт в России вместе с дочеедой, которая рассказала RT, что все документы помогли быстро оформить местные власти.

«Мама живёт с нами. Мы сделали ей пенсию, паспорт РФ. Прописка у неё стоит мариупольская, но как Россия. Сделали ей все социальные выплаты, пенсию нам сделали за неделю — повезло, потому что вся рабочая деятельность у неё была только в Норильске, пошли в архив, всё достали», — рассказывает RT Середа.

В июне Наталья с сыном Иваном ездили в Мариуполь: надо было забрать вещи из квартиры, потому что дом Нелли Ивановны необходимо было снести.

«Нам люди помогли. Забрали к себе что-то до нашего приезда. Ваш коллега Виктор, который помогал вывозить маму, поехал и забрал документы и некоторые вещи. Когда мы приехали, он нам передал всё и побывал у нас на даче. Там тоже нужна реконструкция: одну из стен снесло, — рассказывает RT Середа. — Единственное, мы не успели подать документы на восстановление жилья. Были большие очереди, а время у нас было ограничено».

По словам Натальи, 12 мая она снова поедет в Мариуполь вместе с мамой, чтобы оформить документы и перевезти от знакомых какие-то вещи.

«Будем становиться на очередь. Маме очень трудно тут жить, потому что север, 50 градусов мороза. Переносит очень тяжело, поэтому хотела бы вернуться, на даче огородиком своим заниматься, — говорит Середа. — Поэтому решаем вопросы. Всё на позитиве».