Пьер Лакотт был "искателем жемчуга", открыв для нас богатство старинных балетов. Памяти хореографа

Великий балетмейстер Пьер Лакотт ушел из жизни 10 апреля. Он занимался как современными балетами, так и реставрацией исторических постановок. Пьер был директором балета Монте-Карло, преподавал балетный класс по всей Франции и много сотрудничал с театрами России.

Пьер Лакотт был "искателем жемчуга", открыв для нас богатство старинных балетов. Памяти хореографа
© Российская Газета

Его второй матерью, как Пьер сам говорил, была Любовь Егорова - звезда Мариинского театра и Дягилевских сезонов. Она воспитала таких великих танцовщиков, как Ролан Пети, , и, конечно, Пьер Лакотт.

Вопреки всеобщему мнению, у танцовщик уроков не брал, но знал ее лично, жил по соседству в квартале Отой и часто встречал ее на улице, в театре, в метро. "Маленькая женщина, несколько нервозная, подвижная, с очень живыми глазами", - так отзывался о ней Лакотт.

Но также хореограф учился у Карлотты Замбели из миланского театра "Ла Скала" и Гюстава Рико - "чистый продукт французской школы", как говорил сам Лакотт. Впитав в себя балетные традиции трех школ, Пьер стал звездой Парижской оперы в возрасте 19 лет. Спустя недолгое время Пьер начал увлекаться постановками современных балетов.

С труппы "Балет Эйфелевой башни", выступавшей в Театре Елисейских Полей, начался новый этап в жизни хореографа. Среди его постановок - "Ночь-волшебница" и "Парижский мальчишка" на музыку . В 1963-1968 годах Пьер был худруком "Национального балета французской музыкальной молодежи", где хореограф поставил "Простую симфонию" (на музыку Бриттена), "Гамлета" (на музыку Уолтона), "Будущие страсти" (на музыку Лютославского) и другие. Здесь же Пьер познакомился с яркой танцовщицей Гилен Тесмар, которая впоследствии стала его супругой.

О своих первых уроках у Любови Егоровой Пьер вспоминал: "Мы чувствовали особое отношение: наставница щедро отдавала нам все, что знала, она научила меня русскому репертуару. У нее была исключительная память и большой талант. А партнеры! Она работала с Петипа, выступала с Христианом Иогансоном - последним, кто танцевал с первой романтической балериной ".

Изучение творческого пути Марии Тальони стало отправной точкой Пьера как ведущего реставратора балетной классики. Визитная карточка Тальони - балет "Сильфида" 1832 года, поставленный ее отцом - был реконструирован в 1971 году Лакоттом. Известно, что на пуанты вставала только сама Мария, и эта особенность обыгрывалась в кордебалетных массовых номерах. Пьер же, решил поднять весь женский состав на пуанты. Но несмотря на такие детали, балет произвел фурор в мире искусства и вернул моду на старинный репертуар. В те годы, когда балет, особенно французский, был в поиске языка современной хореографии, Пьер обращался к истории.

Время как морская волна - смывает и песок, и драгоценности. Пьер стал "искателем жемчуга", открыв для нас богатство старинных балетов. Так, Пьер восстановил "Натали, или Швейцарскую молочницу" - еще один забытый шедевр Филиппа Тальони, отца Марии - специально для .

В "балетной археологии" важное место занял танцовщик Мариинского театра , который придумал способ записи на бумаге всех движений до мельчайших деталей, назвав это "хореографической партитурой". Благодаря таким рукописям были зафиксированы балеты Мариуса Петипа. Правда судьба записей была непростой - после революции они были вывезены из России и, в конце концов, попали в Гарвардскую библиотеку. Так, силами Лакотта был реконструирован первый балет Петипа "Дочь фараона" 1862-го года на музыку Цезаря Пуни. В рукописях записаны положения ног, но не рук. Несмотря на фиксацию на бумаге, эти записи предполагались для тех, кто видел этот балет. Поэтому реконструкция была сложной. Как говорил сам Лакотт: "Его балеты - в репертуаре Оперá, как и всех европейских театров. Его талант, знания, культура навсегда объединили наши страны. Сегодня без наследия Петипа невозможно представить себе искусство классического балета". Мировая премьера редакции Лакотта состоялась в 2000 году в Большом. Из других работ Петипа - балет "Пахита" Жозефа Мазилье и Мариуса Петипа. А для Большого театра была создана специальная редакция реконструированного Лакоттом "Марко Спада" в 2013 году. Капитальное возобновление балета Большой театр представит в июне 2023 года.

Другой масштабной работой Лакотта была "Ундина" - балет того же Пуни с хореографией 1851-го года. По приезду в Санкт-Петербург Лакотт ознакомился с петербургской версией балета, свел ее с лондонской версией и создал один балет, который был поставлен в 2006 году в Мариинском театре.

Среди других балетов для российских театров в 1980 году была поставлена "Сильфида" Жана-Мадлена Шнейцгоффера с хореографией того же Тальони для Новосибирского театра. Россию Лакотт очень любил и всегда с большой радостью приезжал сюда с новыми интересными постановками.

"Любовь Егорова когда-то давно сказала мне: я научу тебя настоящему классическому танцу, который ты должен будешь сохранять. С тех пор я выполняю свое обещание. Но мне нравится создавать и современные балеты тоже. Например, три года назад я сделал с "Три мушкетера". Это было здорово, и, надеюсь, в один день я смогу показать его и русской публике. Когда ты талантлив, можешь выражаться в чем угодно. Но главное - не разрушать прошлое. Можно построить любой дом, но не надо разрушать фундамент. И я очень горд, что могу научить молодое поколение уважать и ценить то, что ушло", - делился мыслями Лакотт в 2013 году.

Лакотт работал до самого последнего времени, у него было много планов. Последней работой стал балет "Красное и черное" по роману Стендаля, поставленный в 2021 году. Мэтру тогда было 89 лет.

Балетмейстер открыл зрителю потерянную страницу исторических балетов, раскрыв их потенциал и воссоздав традиции великих хореографов былых времен. Вместе с этим Лакотт подарил миру множество современных балетов, которые по сей день идут в театрах Франции и других стран.