Южный город глазами подростков: школьники написали пьесу, посвященную микрорайону

Лабораторию провела драматург (Санкт-Петербург). Руководителем проекта стала педагог "Сам­Арта" . - Первые два дня мы занимались психогеографией, - рассказывает Алексеева. - Гуляли по Южному городу, пытались посмотреть на него другими глазами, творчески переосмысляли этот жилой район. Ребята провели для меня экскурсию, показывали свои секретные места. И я действительно влюбилась в это место. Потом мы переключились на драматургию, разговаривали о конфликте и героях. Все были очень мотивированы и открыты, как губка впитывали информацию. И все очень талантливые. Я просто рассказала немножко про драматургию и подчеркнула, что самое главное в нашей работе - писать, принимать критику и самим давать обратную связь, доброжелательно и по делу. Ребята работали в парах и тройках. В заключительный день проекта авторы и зрители увидели читку альманаха из мини-пьес в постановке . - Это был необычный опыт, - говорит режиссер. - Текст мы получили вечером за день до показа. Потребовалась мощная мобилизация, чтобы скомпоновать все за полдня. Несмотря на скорость подготовки, читка, в которой участвовали , , , Анастасия Вельмискина и Андрей Пеньков, получилась качественной. Все тексты участников лаборатории были посвящены жилому массиву Южный город в Волжском районе. Ссоры между владельцами собак и молодыми мамами, отношения с родителями и все виды конфликтов поколений (выпускница и сосед, разновозрастные учителя, приподъездные бабушки и их юные соседки) - вот какие темы волнуют школьников Южного города. В текстах переплелись возрастные проблемы авторов и социальные конфликты нового микрорайона. Правда, мир ЮГа в пьесах дебютантов предстает порядком идеализированным. Бабушки идут кормить уток вместе с раскритикованной за неподобающий вид девушкой, пожилая учительница вдруг понимает, что настало время меняться, а молодая мать мирится с "собачником". Почти везде "победила дружба" и наступила идиллия. - Я учила, что сцена должна быть в идеале законченной, и конфликт должен как-то разрешиться, - говорит Алексеева. - И я не диктовала счастливые финалы, хотя и люблю их. Считаю, что драматургически сложнее сделать убедительно счастливый финал, чем несчастливый. Чтобы и глубина присутствовала, и человечность, и при этом все еще и хорошо закончилось. Рамкой для коротких сценок стал взгляд на Южный город инопланетных существ, изучающих население микрорайона. - Инопланетяне - потому что подросток сам немного инопланетянин, - пояснила драматург. - Он уже не ребенок, но еще не взрослый. Его выгоняют оттуда, но еще не приняли сюда. Старшие ребята предлагали как рамку встречу одноклассников 30 лет спустя. То есть сценки стали бы флэшбеками. У меня был вариант с виртуальной экскурсией по району, и, может быть, ребята когда-нибудь ее сделают. - Мы проводили подобную лабораторию восемь лет назад в Кронштадте, когда-то закрытом городе, - говорит куратор лаборатории Мария Сизова. - И здесь похожая история - про самодостаточный, отдельный микрорайон. Но там дети писали каждый свой текст, а здесь Евгения объединила материал в одну пьесу. В Кронштадте тоже писали такие полусказки. Потому что ребенок (и подросток тоже) всегда себя перепрошивает фантастикой. О многих вещах он просто не хочет говорить. Но как раз зоны молчания, как пауза в стихотворной строке, дают нам возможность задуматься о тех разрывах, которые существуют между взрослым и ребенком. Несмотря на то, что в этом тексте много юмора, лирики и самоиронии, в нем достаточно и подросткового одиночества. Мне кажется, эта вещь будет полезна для семейного просмотра. Помимо читки в завершающий день лаборатории прошла лекция редактора "Ателье" издательства "Самокат" , посвященная актуальной драматургии и прозе для детей и подростков. В фойе театра работал книжный маркет "Самоката". Читка останется в "СамАрте" и войдет в репертуар проекта "Эскиз-театр".