Александр Лойе — о коллегах из «Ералаша»: «Как тогда с ними не общался, так и сейчас не общаюсь»

Александр Лойе — о коллегах из «Ералаша»: «Как тогда с ними не общался, так и сейчас не общаюсь»
© WomanHit.ru

Звезда «Зверобоя» также рассказал и о звездной болезни

26 июня актеру исполняется 40 лет. Многие его запомнили как маленького рыжеволосого мальчика из «Ералаша», сейчас же он — профессиональный актер, снимающийся в многочисленных сериалах и кинолентах. Накануне юбилея он поделился с «Газетой.Ru» своими воспоминаниями о временах «Ералаша». Так, Александр ответил на вопрос о своей первой роли в «Ералаше»: помешала ли она ему или наоборот помогла? «Я думаю, у многих в карьере есть такая роль, по которой его помнят всю жизнь. Как к этому относиться — личное дело каждого. Взять, например, того же , который сыграл Шурика у Гайдая и навсегда остался Шуриком и, как говорят, очень по этому поводу переживал. Можно так смотреть, а можно по-другому: у многих и этого нет. И то, что в моей жизни была такая страница биографии — то, что дало старт, толчок, медийность, которую многие нарабатывают годами. Или вот другой пример — Сергей Безруков, прекрасный универсальный актер, но в народной памяти он навсегда останется Сашей Белым из „Бригады“. Я к своему успеху детства отношусь философски. Конечно, не хочется, как группа „Земляне“ петь „Траву у дома“ 40 лет подряд. Хочется верить, что меня знают не только по одной роли», — отметил Александр. Он также поведал, как сложились отношения с маленькими коллегами по цеху во время съемок в «Ералаше». «Я как тогда с ними не общался, так и сейчас не общаюсь. В то время все дети были заняты: у кого после съемок кружки, у кого школа и так далее. Как-то не срослось», — заявил артист. Также Лойе рассказал, было ли в его жизни испытание славой, так называемая «звездная болезнь». «Я прекрасно помню один момент из 90-х. Я находился в лагере „Артек“, мне было 12 лет. И вот такая картина: как лавина с горы на меня бегут дети, стоят вожатые, которые сдерживают их как омоновцы на концерте. Было 30 секунд, чтобы успеть забежать в машину, закрыть там все кнопки и оттуда раздавать автографы. Чувствовал себя . Было страшно. Так что это удовольствие далеко не для всех. У меня никогда не было желания быть рок-звездой, собирать стадионы — это, конечно, бодрит, но жить с этим постоянно, когда ты не можешь носа высунуть на улицу, потому что тебя постоянно караулят, по меньшей мере, некомфортно», — вспоминает Александр.