Раф: краткий портрет явления 

Раф: краткий портрет явления
Фото: Eda.ru
Для многих людей раф — сочетание эспрессо, сливок и ванильного сахара — кажется заграничным изобретением, но придуман этот напиток был в Москве, в кофейне Coffee Bean. В Москве же он и развивался, претерпевая различные превращения.
Вот краткая история рафа в рассказах людей, которым это коктейль многим обязан.  — один из тех людей, которые его придумали.  — изобрела цитрусовый и лавандовый рафы. А  и  — люди, благодаря которым раф знают теперь не только в России, но и за границей.
«Кофе пьют всего несколько сотен лет. Кофе юн. Он практически младенец. Если вы занимаетесь им даже два года, то увидите, как кофейный мир меняется. И мы в нем как серферы на гребне волны: столько всего происходит. В кофейном мире нет никаких стандартов, ни одного. Как скажем, так и будет. У нас эспрессо может быть такой, а у соседей другой.
Раф появился в 1990-х годах. Во дворе у метро «Кузнецкий Мост» была арка, а в ней работал первый кофейный магазин Coffee Bean, который открыл американец Джерри Рудитсер. Я попал туда в самом начале. Время было гениальное, как сейчас, только еще лучше, можно было столько всего сделать! Там был сочнейший двор: клуб «Голодная утка», с которым мы открылись одновременно, а по всему двору были нарезаны палатки со шмотками и палатки с дисками, Горбушки тогда еще не было. Кругом модные диджеи, владельцы лейблов, то есть не просто продавцы дисков, а важные люди.
Вход в «Голодную утку» был со двора, а у нас — со стороны арки, но нас соединяла внутренняя лестница. В Coffee Bean не было туалета, а у них не было кофе. Мы им поставляли кофе в термосе, а они нас пускали в туалет. У нас было 30 банок кофе. Я до этого чем только не занимался, но когда я попал туда, у меня сразу все сложилось в голове: как все легко, подумал я. Ты стоишь, у тебя 30 банок кофе за спиной, они все разные, приходят люди, а ты их поражаешь размахом, вкусом, запахом. Джерри купил кофеварку, двухгруппную машину, никто не знал, как на ней варить, и вообще никто ничего не понимал. Зашли однажды две американки и говорят: нам капучино. У нас было написано в меню «капучино», только никто не знал, как его делать. Ну они нас и научили. Кстати, капучино в том виде, в котором его сейчас знают у нас, был сварен в «Кофемании» в 2001 году. До этого готовили какую-то фигню: взбивали много пены и ложкой ее выкладывали поверх кофе дурацкой горкой.
Работали мы втроем — помимо меня еще Галя и Артем. И вот тусовка, которая заведовала дисками, молодые ребята, стала ходить к нам. У нас были какие-то булки и был ароматизированный кофе, очень тогда популярный. Мы заваривали его в термосах, добавляли какой-то шоколад — чушь, но мы тогда очень этим вдохновлялись. В большую чашку кофе добавляли сливок, к этому булка — всем этим можно было пообедать. Причем сливки и молоко были у нас бесплатные: люди платили за эспрессо, а получали капучино.
Одному из наших гостей, Рафаэлю, все это не нравилось. Мы ему и то и се, а ему не нравится. И мы для него стали делать фильтр-кофе с молоком и ванильным сахаром (потом молоко заменили десятипроцентными сливками). В общем, Раф стал пить эту штуку. Мешать все это нам было неохота, и мы стали всю эту смесь подогревать пароотводом в машине. Взбивали, и он пил. И вся тусовка стала у него пробовать, и постепенно люди стали приходить и говорить: сделайте нам как Рафу. Платили они при этом как за эспрессо, сливки-то бесплатные. А я занимался закупкой, ходил в местный магазин за сливками и сахаром. И вот я понимаю, что таскаю эти сливки как ишак, а это «Мне как Рафу» звучит три-четыре-пять-десять раз в день. «Как Рафу, как Рафу, как Рафу». Сливки заканчиваются на глазах и надо бежать за новыми. Я решил, что надо останавливаться. Мы написали маркером на доске «Как Рафу» и цену. Не помню сколько это было, ну допустим рублей 70. Люди из палаток стали обижаться на нас первое время, потому что мы цену назначили другу. Но потом стали пить. И однажды мы подумали, что это «Как Рафу» звучит по-дурацки, стерли лишнее, и осталось «Раф». И все.
Не было мозгового штурма, никто ничего не выдумывал специально. Это было придумано только для того, чтобы гость, который пришел к тебе, был доволен. Надо слушать гостей, надо быть им понятным, но быть все же на шаг впереди. А теперь раф вся страна пьет, да и за границей тоже. Но появился он в России. Я думаю, что это потому, что у нас очень длинная зима.
А Раф заходит к нам — теперь в «Кофеманию» — часто. Вот сегодня, говорят, был. Здесь, где мы с вами разговариваем».
«Если говорить с профессиональной точки зрения, раф — это отличная
база, которая может в себя включать много разных ингредиентов, и их сочетания
классно работают. Сливки и эспрессо — это немного похоже на базу для мороженого, а в мороженое добавляют множество ингредиентов, добиваясь разных вкусов. Так что нельзя сказать, что рафы с добавками стали каким-то неожиданным ноу-хау.
Первым был придуман цитрусовый раф, это было в 2012 году в кафе «Кофеин», где я тогда работала. Выдумывание новых напитков было моей обязанностью. Появился он как часть очередного зимнего меню и придуман был просто. Тогда уже в «Кофеине» мы работали с новым кофе с новыми нотами вкуса, появилась классная арабика с цитрусовыми нотами. И я подумала: «О,
цитрус!» И добавила в кофе цитрус. И все. Взяла свежую цедру лайма и апельсина и перемолола с тростниковым сахаром, у которого помимо сладости есть еще и вкус, который хорошо подчеркивает вкус цитрусовых. И все это смешала со сливками.
Цитрусовый раф менее сладкий, чем лавандовый, хотя сахара кладется одинаково. Лавандовый я изобрела уже в сети «Даблби», в кофейне на территории бара «Мандарин», в 2013 году. Это был совместный проект, задачей которого была сделать так, чтобы заведение работало не только ночью, но и днем.
И чтобы поддержать концепцию «Луча» с их уникальными напитками, надо было
разработать такое же уникальное кофейное меню, которого нигде больше нет. Так появился
лавандовый раф.
Вообще, происхождение лавандового рафа куда более романтичное в отличие от цитрусового. Лет восемь
назад я ездила в Лондон и на одном из фермерских рынков купила пучок лаванды: не могла пройти мимо, мы тогда были еще не развращены такими вещами. И там же я попробовала картофельный хлеб с лавандой, который запал мне в душу невыносимо. И вот этот пучок стоял у меня дома, я пекла с ним какую-то выпечку, и он все стоял, а я все на него смотрела. И в какой-то момент я подумала: «Эфиопия! В эфиопском кофе много цветочных нот, почему бы не попробовать добавить в него лаванду?» И все сложилось. Когда лавандовый раф готовится, то сушеные цветочки размалываются в пудру вместе с сахаром, добавляются в смесь из сливок и эспрессо и все это вместе взбивается. Лаванда тут работает скорее как чай, она заваривается и поэтому аромат и вкус у этого напитка довольно нежный, а не как у парфюмерного
мыла. Меня часто, кстати, спрашивали: «Это как с мылом?» А я отвечала: «Нет, это скорее как с цветочным чаем».
Сейчас раф стал визитной карточкой московских кофеен — и становится популярным в других странах. На прошлогоднем кофейном фестивале в Амстердаме, например, его готовили сразу несколько местных заведений».
«В России раф очень популярен и все пытаются с ним чего-то придумать, потому что этот напиток позволяет работать с текстурой и вкусами. Люди не воспринимают его как что-то очень сладкое, несмотря на то что там много сахара и сливок. Люди воспринимают его как удовольствие. Раф — это нега. Самые умные приходят и просят сделать раф с половиной сахара, на обезжиренном молоке и так далее. Пьют раф и мужчины, и женщины. Это не утренний напиток, люди его в основном заказывают днем или вечером. Для многих раф — это кофе с десертом. И мне тоже кажется, что после лавандового рафа кусок торта уже будет лишним. Он спокойно заменяет полдник.
Мы готовим раф не только в Москве, но и в Тбилиси, Минске, Барселоне, Праге и Риге. Скоро открываем несколько кофеен в Дубае, и думаю, что там он будет очень востребован. В Дубае все жуткие сладкоежки, причем не только местное население, его там всего пятнадцать процентов. Там народ все сладкое сметает. Я думаю, что там раф будет самым продаваемым напитком.
Первое время в наших заграничных кафе нам приходилось объяснять людям, что это такое — раф. Объясняли, но только очень аккуратно. Мы не акцентировали внимание на сливках и сахаре, потому что люди там более чувствительны к потреблению. Во всех наших кафе статистика примерно одинаковая: люди в основном пьют большой капучино, а следом сразу либо цитрусовый, либо лавандовый раф. Цитрусовый выбирают в странах победнее, потому что он подешевле, лавандовый — следующий по популярности. В Риге и Тбилиси больше продается цитрусовый, а в Праге и в Барселоне — лавандовый».
«Мы открыли «Кофеманию» на Манхэттене в конце декабря 2016 года, и раф с самого начала был в меню. Перед открытием долго думали — оставлять ли название «раф».
Думали, изучали кофейный и ресторанный рынок Нью-Йорка. Для англоязычного
человека слово «раф» непонятно. Они знают классические названия — латте,
капучино, флэт-уайт, а раф — не знают. А если еще объяснить, что это имя человека, — не поймут тем более. Было много разных вариантов как его написать в меню. Например, с точками: «R. A. F.». Или: «The Raf». Или назвать его совсем иначе. Но потом генеральный директор принял решение
оставить все как есть, и надо сказать, что никаких проблем не возникло. Нью-йоркцы
полюбили раф сразу.
Путь к гостю лежит через официанта. Когда мы делали для них дегустации всех
блюд и напитков, им очень понравился вкус рафа: очень, по их мнению, попсовый, в смысле понятный, — но нетрадиционный, потому что в большинстве
кофеен Америки классика, а напиток вроде рафа новинка.
Для американцев стала новой эта консистенция и эффект тающего мороженого, что, собственно, мы и обозначили в меню. А еще они удивляются несоответствию, говорят: «Так он будет
холодный!» А мы говорим: «Нет, горячий». Это все их завораживает, гости
заказывают раф — и возвращаются снова. Ну и у нас много русских
гостей, которые знают, что такое раф, с давних времен.
Если гости позволяют себе пить сладкое и не сидят на диете, а в Нью-Йорке таких на самом деле много, то в раф они влюбляются с первого раза.
В Москве в наших кофейнях самый популярный напиток — капучино, а в Нью-Йорке — раф.
Кстати, в Нью-Йорке мы готовим раф не совсем на сливках — на смеси сливок и молока. Она очень популярна в Америке, называется half & half: по ощущению жирности и кремовости похоже на наши сливки, но все равно отличается. Гость может
уточнить на чем мы готовим, но ни разу не возникало с этим проблем, никто не просил менять на молоко или убирать сахар.
Нью-йоркский рынок интересный, но сложный, перенасыщенный.
Удивить ньюйоркца трудно, но, думаю, нам это все-таки удалось с помощью рафа и латте-халвы. Может быть, со временем раф станет таким международным напитком, как капучино».
Видео дня. 6 правил ЗОЖ, о которых пора забыть
Женский форум
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео