Белорусы стали участниками уникального уральского проекта

Хлеб она печет всю жизнь - не только для своей семьи, но и для двухсот жителей провинции (деревни) Каннавия. Руки привычно насыпают муку, замешивают тесто... Простой и одновременно энергетически мощный ритуал рождения хлеба - часть проекта, который возник в городе Полевской Свердловской области год назад. Тогда в уральский город с 299-летней историей приехали побратимы-киприоты. Общий язык с уральцами они нашли сразу, а когда познакомились с владельцем местной пекарни , решили обменяться своими лучшими рецептами. Выяснилось, что уникальные идеи выпечки хлеба есть и у других побратимов Полевского - например, у белорусского Полоцка. А этим летом приехавшие на 300-летие Полевского гости из разных стран испекли первую "международную" булку (по кипрской рецептуре).

Белорусы стали участниками уникального уральского проекта
© Российская Газета

По словам соавтора проекта - советника главы администрации Полевского Эльмиры Самохиной, "Хлеб жизни" - это рассказ о жизни людей в разных странах через традиции хлебопечения.

- Конечно, мы понимаем, что не всегда получится собраться всем вместе и опробовать очередной рецепт. Например, белоруса , чей рецепт привезли представители делегации из Полоцка, на встрече не было. Но рассказать о нем, а главное, показать традиции его семьи и страны, в наших силах.

Сейчас собираем лучшие рецепты и фотографии хлебопеков, а также "фотопортреты" хлеба. Готовим выставку в Полевском, возможно, затем она появится и в электронном формате, будет доступна всем желающим, - рассказала Эльмира Самохина.

Сейчас в активах проекта уже три "хлебные истории" - с Кипра, из Беларуси и России. Полочане подробно рассказали о своем земляке, художнике Викторе Жукове. Он живет в деревне Новые Горяны под Полоцком и уже много лет ставит на обеденный стол только домашний хлеб. В отличие от киприотов, которые признают исключительно белый пшеничный хлеб, Виктор уверен (и в этом с ним уральцы солидарны), что лучше всего - ржаной, из так называемой обойной муки.

В отличие от киприотов, которые признают исключительно белый пшеничный хлеб, белорусы и уральцы уверены, что лучше всего - ржаной, из так называемой обойной муки

- Это мука самого крупного помола, с зерновой оболочкой, - объяснил белорусский хлебопек корреспонденту "СОЮЗа" по телефону. - Раньше цельнозерновой хлеб, как и цельные злаки из яровых, называли общеславянским словом "жито". Помните поговорку "Помирать собрался, а жито сей"? Такой хлеб - черный, грубый - еще моя бабушка выпекала. Ее уже нет, а я, получается, продолжаю ее дело. Пеку для мамы и брата, угощаю соседей. Не всем поначалу нравится - привыкли к магазинному, а он с большой добавкой белой муки, сильно соленый. А ведь белорусы раньше не добавляли соль в хлеб - она была очень дорогой. Зато кидали в опару пророщенное зерно. Удивительный вкус, а какая польза! Я еще кладу ложечку меда. У меня много разных рецептов: например, на пиве или с чесноком. И с пшеничной мукой экспериментировал - неплохой получается "Стародубский" хлеб - заварной, на закваске. Знаете, любой хлеб - это волшебство, он как живой, чувствует, когда к нему прикасаешься. А когда вымешиваешь тесто, меняется не только хлеб, но и ты сам.

Виктор - художник-пейзажист. "Главное действующее лицо" его картин - белорусская природа, о которой он говорит так же увлеченно и со знанием дела, как и о хлебе (что неудивительно, одно время он работал лесником). Он не только художник, но и скульптор, вырезает по дереву, вдобавок увлекается фотографией, кино и книгами, прекрасно знает языки - не только белорусский и русский, но и польский, английский.

Спрашивается, к чему эти "хлебные хлопоты"? Некоторые говорят Жукову о "немужском" занятии и зря потраченном времени.

Но те, кто хоть раз присутствовал при неспешном и полном глубокого смысла процессе рождения "хлеба насущного", меняют свое мнение. И, подобно другу Виктора, купившему в соседней деревне дом с печкой, приглашают в гости - "протестировать" очаг и "освятить" жилье настоящим хлебным запахом.