Проверено на себе
Звёзды
Психология
Еда
Счет
Любовь
Здоровье
Тесты
Красота

Положение стариков в современной России действительно ужасно. И, несмотря на самые громкие заверения с самых высоких трибун, день ото дня становится все хуже.

На дне
Фото: Мир новостейМир новостей

Видео дня

И речь даже не о нищенских пенсиях и пустоте, которая окружает значительную часть наших ветеранов. Они к этому привыкли. Самое страшное - отношение к старикам многих высокопоставленных чиновников, которые цинично и настойчиво говорят о том, что десятки миллионов людей, всю жизнь честно трудившихся на свою страну, стали никому не нужными, превратились, по мнению наших реформаторов, в главный тормоз на пути в светлое будущее. А значит, нужно сделать все возможное для того, чтобы они как можно быстрее покинули этот мир. Ну и как это называется? Ребята, не кажется ли вам, что смоделированное вами будущее очень сильно напоминает царство падшего ангела? Ведь через несколько лет и вы окажетесь в таком же незавидном положении

Вот несколько совершенно реальных историй, которые произошли буквально вчера на наших глазах. Причем все мы - не только свидетели, но и обвиняемые в том, что мир стал именно таким.

ОНА ВСЕХ ВАС ПЕРЕЖИВЕТ!

Сегодня в магазине обратил внимание на бабушку - долго выбирала консервы подешевле. Подошел, встал рядом, помог разобраться с ценниками, потом повел по магазину, кидал в корзину все, что попадалось на глаза. А она причитала: «Ой, не надо, меня на кассу не пустят, они знают, что у меня нет денег». Когда поняла, что это не шутка, я заплачу и можно взять все, что хочется, выбрала сливочное масло и рис. Сливочное масло и рис!

Когда кинул в корзину пару плиток шоколада, в ее глазах появилась такая детская радость Шоколад бабушка очень любит, только вот уже шесть лет покупать его не может. Не знала, что делать, пока до кассы шли: то отказывалась брать продукты, то говорила: «Скажите, что вы мой племянник, а то нас не пропустят на кассе», то крестилась

Как оказалось, она не выходила из дома месяц. Ела консервы, они закончились пару дней назад. Сверкая блестящими глазами, говорила: «Вы знаете, сынок (так и называла - на вы и сынок), я, когда из дома выходила, просила Отца небесного послать мне 100 рублей на еду. Я иногда нахожу деньги на дороге, а вы мне вон сколько купили »

Я иду, и мне стыдно. Отвез домой. Живет она в доме бизнес-класса - кирпичные башни на пересечении Ленинского и Удальцова. Удивился. Оказалось, что квартиру получила после сноса пятиэтажки, которая стояла на этом месте. Жила с сыном, который умер шесть лет назад.

Поднял продукты, прошел в квартиру. На полу картон, на кухне вырвана вся бытовая техника (именно вырвана, и боковины кухни поломаны). Объяснила, что это невестка и сестра сразу после смерти сына вынесли всю мебель, всю технику и больше не появляются - ждут, когда бабушки не станет, чтобы заняться квартирой. Вы бы видели, как она живет, что у нее было на столе

Как оказалось, несчастная корзина продуктов, которой ей на месяц хватит, стоит 2000 рублей. 2000 долбаных рублей! Неужели в 19-этажном 2-подъездном доме бизнес-класса люди не могут скооперироваться и не дать умереть бабушке с голоду?

Сестра ее звонит раз в полгода узнать, умерла она или нет. И когда «родственница» слышит, что бабушка еще жива, проклинает ее и кладет трубку. У нее есть внук, невестка, которая также ждет, когда она нас покинет. В общем, товарищи родственники, хрен дождетесь. Будет у бабушки все хорошо. И еда, и одежда, и в санаторий поедет, и вас, блин, всех переживет. Я постараюсь

И призываю всех, кто хочет действительно помочь старикам, перей­ти от слов к делу. Если не мы, то кто же?

г. Москва.

ЛОЖУСЬ СПАТЬ ГОЛОДНАЯ

75-летняя Зинаида Сидоровна почти не встает. Рядом с кроватью стоит ведро - каждый раз в туалет ей идти трудно. По квартире передвигается на ходунках или со стулом - выставляет его вперед, опирается на него и переставляет ноги. Муж умер восемь лет назад, детей и других родственников у нее нет.

«Приходят соцработники, стирают, окна протирают, в магазин ходят, мусор выносят. Просила недавно пижаму купить, я замерзаю даже в двух кофтах. Вечерами заходит соседка, ведро выносит. Термос кипятком заправляет. Сейчас я с вами говорю, и он у меня холодный, чайку охота», - рассказывает она.

Еду для Зинаиды Сидоровны готовит соседка. На продукты уходит 3 тысячи рублей. Пенсия у нее - 12 тысяч рублей, еще 3 тысячи - коммуналка, 6 тысяч - услуги соцработника.

«У меня диабет, я полностью на таблетках. Держу диету. Что ем? Покупаю овощную солянку в банках по 80 рублей. Там капуста, помидоры, морковь, у меня зубов-то нет, мне что помягче надо. Курицу целую покупаю, соседка ее разделает и по кусочку в суп кладет. А говядину я не беру, она, лапочка, дорогая. Вечером яблочко могу съесть, деревенские покупаю, они подешевле. Но я, можно сказать, голодная ложусь »

У Зинаиды Сидоровны часто поднимается давление, приходится скорую вызывать. «Даю врачам 100 руб­лей на шоколадку», - бесхитростно говорит она.

«Надо уже собираться к мужу. Какая это жизнь? Я четыре года воздуха не вижу, только в окно смотрю, - рассуждает Зинаида Сидоровна. - Утром и вечером читаю молитвы. Ко мне батюшка ходит, я причащаюсь, жду конца. Устала »

г. Рязань.

БЕСПЛАТНАЯ РАДОСТЬ

У меня дом напротив, и я вижу, что каждый день в 12 часов во дворе центра соцобслуживания «Малахит» на Уралмаше выстраивается очередь. 250 человек, в основном пенсионеры, приходят сюда, чтобы бесплатно получить горячий обед. Это салат, каша (сегодня - гороховая), хлеб. Обеды в Орджоникидзевском районе уже три года раздает благотворительный фонд «Люблю и благодарю».

«Сначала мы создали кафе, а потом решили открыть благотворительный фонд, чтобы кормить пенсионеров, потому что в этом есть потребность, - рассказала мне исполнительный директор фонда Римма Началкина. - Обратились в Минсоцполитики, там посоветовали «Малахит», у него большая база действительно нуждающихся людей.

Начинали выдавать по 80 порций, через месяц стало понятно, что желающих больше. Сейчас фонд каждый день пять дней в неделю выдает 250 обедов, готовят их в кафе. Себестоимость одного обеда - 50 рублей, в месяц на это уходит 220-250 тысяч, все деньги - средства благотворителей и спонсоров. Пока фонд раздает горячее питание только в Орджоникидзевском районе, но планирует расширить эту деятельность, вопрос, как всегда, в регулярном финансировании».

Подавляющее большинство стоящих в очереди - пенсионеры. Но приходят и малоимущие, инвалиды, люди, оказавшиеся в сложной ситуации. Например, одинокие мамы. В общем, у каждого - своя уважительная причина прийти за бесплатным горячим обедом. Эти люди не знают, почему у них такая жизнь и чем они провинились перед государством, которое, по сути, бросило их на произвол судьбы. Но у них есть свое мнение о своем прошлом и нынешней жизни.

Марзия, 84 года:

«Мне было семь лет, когда война началась. Мы тогда попали в оккупацию. Гитлер забрал наших родителей, они погибли, и мы остались сиротами. Мама нас положила в больницу, вернулись из больницы - никого нет. Нас отправили в детский дом. Там заставляли работать. В детском доме одни татары были, русского языка не знала, а сейчас приходится по-русски говорить. Там я работала на текстильном льнокомбинате, оттуда уехала в Свердловск, брат здесь после армии остался, к нему приехала и на стройку устроилась - маляром работала. А теперь там болит, тут болит. Голодали, поэтому, наверное, так плохо себя сейчас и чувствую »

Ираида Федоровна, 79 лет:

«Я 42 года отработала парикмахером. Многодетная мать, инвалид второй группы, ветеран труда, все льготы у меня есть. Пенсия - 13 тысяч, после 80 еще 5 добавят. Коммунальные платежи - 5 тысяч, но две с половиной мне возвращают. Пенсия маловата, конечно, но тому, кто ведет нормальный образ жизни, не пьет, не курит, хватит С мужем познакомились на танцах, смотрю - идет военный прямо на меня, здравствуйте, говорит. Здравствуйте, отвечаю, я вас не знаю. Я - Николай, давайте познакомимся. И не отстал. Мы с ним прожили 62 года, год назад я его похоронила. Жили дружно, не ссорились, не ругались. Дети разъехались по разным городам, один здесь, в Екатеринбурге, помогает мне по хозяйству. Честно говоря, я сюда не за питанием хожу, мне общество нужно, увидеть кого-то, поздороваться с кем-то...»

Мария Голованова,

г. Екатеринбург.

Фото: ADOBE STOCK,

А. Авилов/агентство «Москва».